Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Резерв главнокомандующего"

В Америке говорят, что председатель Федеральной резервной системы США 76-летний Алан Гринспен оказывает на глобальную экономику влияния больше, чем все мировые политики, вместе взятые. После 11 сентября на финансового гуру возлагают особые надежды. Пока Джордж Буш и его команда ведут войну против международного терроризма, Гринспену поручена не менее сложная «тихая война» — не допустить сползания американской экономики в длительную рецессию.Когда в Белый дом вселялся 43-й президент США Джордж Буш-младший, то его жену, первую леди Америки, репортеры спросили: «Как вы чувствуете себя на месте супруги самого влиятельного человека в мире?»
— Я не знаю, — сказала Лаура Буш. — Спросите об этих чувствах Андрею Митчелл (журналистка телеканала Эн-би-си — супруга Алана Гринспена. — «Профиль»).
Ежегодно Алан Гринспен получает около 400 приглашений на самые представительные мировые политические и экономические форумы, а также более тысячи запросов на интервью от самых популярных в мире СМИ. Но перед телекамерами Гринспен отделывается весьма туманными фразами, которые можно толковать как угодно. «Если вам показалось, что я выразился слишком ясно, вы, должно быть, неверно меня поняли», — любит повторять финансист, известный своим умением не тревожить рынок новостями.
Дитя большой депрессии хочет командовать большими деньгами

«Маэстро» нынешней американской экономики Алан Гринспен родился в 1926 году на Манхэттене в Нью-Йорке в местечке Вашингтон Хайтс. Его отец, Херберт, был брокером на фондовой бирже и финансовым консультантом-самоучкой. Когда Алану исполнилось 5 лет, отец бросил семью, и мальчик оказался предоставленным самому себе.
Уже с детства он был очень самостоятельным и даже в своих бейсбольных пристрастиях болел за «Бруклин Доджерс», в то время как вся округа поддерживала «Нью-Йорк Янкис» (за что мальчишки Гринспена частенько поколачивали).
Природа щедро наделила Алана способностями: в 5 лет он производил в уме сложные математические вычисления, в 10 пристрастился к игре на кларнете и саксофоне. Учителя отмечали у него музыкальный талант, в детстве и юности Гринспен играл в различных группах — в основном джаз и свинг. Чему — цифрам или нотам — посвятить жизнь, Алан думал лет до двадцати. Случай показал, что одно другому не мешает. Первую правительственную должность Гринспен получил во времена администрации Никсона именно благодаря игре на саксофоне в одном ансамбле с руководителем группы советников Белого дома Леонардом Гарментом.
Позднее он прекрасно находил на этой почве общий язык с Биллом Клинтоном: говорят, достаточно было Гринспену наиграть какую-то мелодию на саксофоне, как «друг Билл» на глазах «таял», соглашаясь с «маэстро» в вопросах экономики и финансов.
Будучи студентом Колумбийского университета в Нью-Йорке Гринспен познакомился с Артуром Бернсом, который в 70-е годы возглавлял Федеральную резервную систему США. Под влиянием Бернса Алан бросил университет и переключился на практическую работу в сфере финансов в Национальном совете промышленников. Свою кандидатскую диссертацию по практическому применению финансовых механизмов в рыночной экономике Гринспен защитил в 1977 году в Нью-Йоркском университете.
Будучи «не при исполнении», Гринспен охотно играл в теннис и гольф, бывал на светских вечеринках — как правило, в обществе незаурядных женщин. Работая в Нью-Йорке, он всего десять месяцев был женат на актрисе Джоан Митчелл, которая буквально заразила Гринспена не только рыночными экономическими теориями, но и стойким, сохраняющимся и по сей день вирусом антикоммунизма. Теперь Гринспен говорит, что все беды мировой экономики идут вовсе не от международного терроризма, а от «заразы коммунизма». Он крайне неприязненно относился к бывшему Советскому Союзу и был уверен, что у Америки с коммунистами никогда не получится нормального сотрудничества.
Гринспен участвовал в предвыборной кампании Никсона и благодаря хорошим личным связям стал членом его команды экономических советников. Потом переехал в Вашингтон, где близко сошелся с Джеральдом Фордом и известной и очень влиятельной в Америке тележурналисткой Барбарой Уолтерс. Барбара отмечала, что никогда не слышала, как Гринспен повышает голос, — он невероятно терпелив. Это не помешало уже 71-летнему финансисту еще раз жениться, на совсем другой журналистке — уже упомянутой Андреа Митчелл. Говорят, что самый могущественный человек Америки дважды просил руки своей нынешней супруги, да еще таким тихим голосом и так невнятно, что Андреа никак не могла понять, что Алан Гринспен предлагает ей выйти замуж.
Так что боевой дух «главного финансиста Америки» еще нуждается в истинной проверке на прочность.
Но вернемся в 1982 год, когда Гринспен был назначен председателем Национальной комиссии по реформе социальной сферы. И тут ему опять улыбнулся случай: как только Рейган пришел в Белый дом, ему немедленно захотелось избавиться от Пола Фолкера, тогдашнего руководителя Федеральной резервной системы. Гринспена «подсунул» президенту-республиканцу его предшественник Джеральд Форд, и так Алан Гринспен стал главным финансистом Америки.
Когда Гринспен переехал в Вашингтон, он поселился в жилом комплексе Уотергейт, где первым делом установил ванную специальной конструкции — глубокую и узкую, с подлокотниками и рукоятками, на которые можно разместить бумаги и папки. Каждое утро он нежился в теплой воде, одновременно читая важные бумаги и сообщения.
И хотя работал Гринспен на новом для него посту не покладая рук, следующий американский президент, Джордж Буш-старший, впоследствии к нему охладел. Видимо, виной тому стало поражение Буша на президентских выборах 1992 года.
Незадолго до голосования случился «черный понедельник» на Нью-Йоркской фондовой бирже. Всю ночь с понедельника на вторник Гринспен сидел на телефоне, пытаясь убедить крупных игроков в том, что у Федерального резерва достаточно средств, чтобы выдержать бурю. Но на всякий случай он еще повысил процентные ставки. За их увеличением последовал экономический спад и рост безработицы — к большому неудовольствию администрации Буша и избирателей, которые предпочли Бушу Клинтона.
Но самое возмутительное, с точки зрения республиканцев, даже не эти действия Федерального резерва, а то, с какой легкостью Гринспен спелся с демократом-саксофонистом.
Сейчас же незаметный внешне человек, которого телекамеры обычно показывают проворно сбегающим по ступенькам массивного здания Федеральной резервной системы в даун-тауне Вашингтона, с небольшим портфелем в руке, мало беспокоится о своем будущем. Напомню, что он был впервые назначен на столь высокий пост в 1987 году Рональдом Рейганом. Позднее новый президент США, Билл Клинтон, дважды переназначал Гринспена на этот пост, и нынешний срок во главе ФРС у него истекает в июне 2004 года.
Показательно и то, что во время прошедших в Соединенных Штатах в прошлом году президентских выборов и Джордж Буш-младший, и Альберт Гор одобряли работу Гринспена на посту руководителя ФРС и обещали оставить его в случае прихода к власти.
Когда покидавший Белый дом Билл Клинтон назначал Гринспена на четвертый срок, он не мог сдержать ухмылки: «Я думаю, что Гринспен будет сидеть на этой должности, пока его не вынесут вперед ногами».
При этом бывший сенатор от штата Нью-Йорк Патрик Мойнихан (на место которого, кстати, избралась в нынешний сенат США Хиллари Клинтон) как-то назвал Гринспена ни много ни мало «национальным достоянием Америки».
Так чем же столь знаменит и ценен для Соединенных Штатов этот невзрачный, в больших роговых очках и с заметной сутулостью человек и насколько именно от его талантов и опыта будет зависеть будущее американской экономики и финансов после трагедии Нью Йорка и Вашингтона 11 сентября?
Профессионал вне политики или политический хамелеон?

Даже самые злые языки в Вашингтоне и его окрестностях подчеркивают, что одним из главных критериев работы Гринспена во главе Федеральной резервной системы является его высокий финансовый профессионализм и абсолютная политическая неангажированность. Надо сказать, что в таком городе, как столица США, это практически невозможно — тысячи лоббистов всех мастей и интересов, отставные и действующие политики, федеральные ведомства и организации, сотни тысяч частных компаний, каждая из которых стремится быть как можно ближе к власти и, соответственно, готова нести за это любые расходы.
Однако за всю свою долгую карьеру в Федеральной резервной системе Гринспен ни разу не обвинялся ни во взятках, ни в проталкивании чьих-то интересов (для правительства США за последние 15 лет это вообще уникальный случай). По закону глава ФРС обязан ежегодно обнародовать сведения о составе своего портфеля ценных бумаг — дабы у публики не возникло подозрений, что при принятии инвестиционных решений главный финансист пользуется инсайдеровской информацией. В определенный момент Гринспен продал все имевшиеся у него акции и на вырученные деньги купил краткосрочные облигации американского казначейства. Когда об этом стало известно — очень многие последовали его примеру, и курс облигаций вырос.
Всем известно, что ради подавления инфляции Гринспен готов проводить самую жесткую денежную политику, даже в ущерб экономическому росту. Одних это настораживает. Других пугает. Третьи откровенно недовольны. Но Гринспен выработал иммунитет к критике. Если председателю ФРС становится известно, что о нем написали что-то нелестное, он просто не читает статью.
Как бы то ни было, именно Алан Гринспен стал «кузнецом» последнего американского экономического подъема. За его карьеру в ФРС США индекс Доу Джонса вырос в четыре раза, а инфляция практически сошла на нет.
При этом поговаривают, что Гринспен в своих «экономических решениях» всегда находится под сильным влиянием женщин. В этой связи кое-кто посмеивается: мол, Гринспен, обручившись в преклонном возрасте с корреспонденткой телеканала Эн-би-си Андреа Митчелл, очень внимательно прислушивается к ее советам относительно того, что же делать с американской экономикой сейчас, когда экономический рост страны не просто замедлился, а вся экономическая система переживает серьезнейшие негативные последствия событий 11 сентября.
И все же Гринспен готов — когда это требуется — очень жестко отстаивать свою позицию. Именно в 1987 году он, вопреки сильному давлению Уолл- стрита и Белого дома, решил поднять процентную ставку, считая, что индекс Доу Джонса, который тогда достигал 2500 единиц, был слишком «перегретым».
Нейтральность и сосредоточение усилий исключительно на экономических и финансовых вопросах американской экономики не дают покоя оппонентам Гринспена. Периодически специалисты из Гарварда и некоторых влиятельных частных компаний (особенно сильными такие нападки были во времена нахождения в Белом доме Клинтона) обвиняют Гринспена в «политической гибкости позвоночника» и даже называют его «политическим хамелеоном». «Гринспен — отнюдь не независимый человек, — считает Ричард Сальсман, президент инвестиционной компании «Интермаркет» из Кембриджа. — Этот человек очень умело выполняет политические заказы американского правительства, но никогда в этом не признается. А посторонним застукать его за этим делом практически невозможно».
Сам Гринспен не скрывает, что его связывают со многими политиками и предыдущих, и нынешней администрации Джорджа Буша давние дружеские отношения. Мало кому известно, что перед началом «Бури в пустыне» тогдашний министр обороны США Дик Чейни (а ныне — вице-президент Соединенных Штатов) специально провел брифинг для Гринспена о планировавшихся военных действиях для того, чтобы узнать его мнение о возможном росте цен на нефть в результате начала столкновений с Ираком в районе Персидского залива.
Те, кому кажется, что Гринспен слишком долго сидит в кресле председателя ФРС Соединенных Штатов, считают, что на самом деле 76-летний ветеран американской экономики вовсе не обладает какими-то особыми лидерскими способностями. Он, скорее, большой мастер вести дебаты, убеждать собеседников по переговорам и заставлять высокопоставленных чиновников понять свою позицию, нежели организатор на высоком уровне работы вверенного ему ведомства. Почему-то считается, что Гринспен — никакой по своей сути менеджер, а только идеологический гуру, которого слушают «наверху», но » внизу» мало кто выполняет то, что он считает необходимым.
Даже самые ближайшие помощники Гринспена по ФРС, которые работают с ним не один год, говорят о своем боссе как об очень таинственном и скрытном человеке. «Он для нас — как Сфинкс для египтян, — посетовала одна из его помощниц. — Что у господина Гринспена в голове, не знают не только его ближайшие сотрудники, но и сам президент Соединенных Штатов».
Сам же Гринспен вовсе не считает, что его таинственность, некий консерватизм и, самое главное, малопонятность для большинства даже очень хорошо информированных окружающих являются отрицательными чертами. «Я не принадлежу к политическим партиям и не собираюсь рассказывать всем встречным-поперечным, что я думаю по поводу того или иного события, но я могу в нужном месте и в нужное время донести до специалистов мою позицию, и обычно к ней прислушиваются даже те, кто относится к работе Федеральной резервной системы с неким скепсисом», — говорит Гринспен.
«Кузнец» американского экономического счастья становится «мастером по капитальному ремонту»

Однако сегодня вместо «закулисного кукловода», которым он был раньше, Алан Гринспен вынужден играть роль видимого всей стране «экономического спасателя».
Пока Джордж Буш и его «первая команда» ведут большую политику и войну против международного терроризма, Гринспену поручена не менее сложная и не менее дорогостоящая «тихая война» — не допустить сползания американской экономики в длительную рецессию.
Сейчас, когда Интернетовский бум небольших и средних компаний замедлился, а авиационные и обслуживающие фирмы одна за другой выставляются на процедуру банкротства, вся Америка (и это не преувеличение) смотрит не столько на президента США Буша, сколько на Гринспена, и ждет от него «магических» решений для того, чтобы поправить ситуацию и вновь «запустить» колесо американской экономической и финансовой фортуны.
Только после 11 сентября Алан Гринспен уже трижды понижал процентную ставку (на целых полпроцента) и в случае необходимости готов продолжать избранный курс, давая и физическим, и юридическим лицам в Америке шанс пользоваться более дешевыми кредитами.
Отвечая на вопрос, не лучше ли человеку в почтенном возрасте, имеющему столько титулов (Гринспен — почетный профессор десятка американских университетов, центров в Бельгии и Франции, кавалер ордена Почетного легиона во Франции, обладатель двух десятков наград американского правительства), обратиться к заслуженному преподавательскому труду, Гринспен отвечает: «Я сам решу, когда мне пора уходить. Пока я полон сил и энергии и еще потружусь, чтобы Америка была процветающим и стабильным государством».

ЮРИЙ СИГОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK