Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Родина мат зовет"

В колониях Свердловской области заключенным крутят 20-минутный фильм о вреде мата. В нем эколог Геннадий Чеурин рассказывает: ученые покрыли матом воду и полили ею семена пшеницы. Обматеренных семян взошло только 48%, зато политых святой водой — 93%. Так вот он, корень всех российских бед: много материмся?Согласно опросу фонда «Общественное мнение», 64% россиян считают публичную матерную брань недопустимой. При этом 70% тех же самых российских граждан признаются, что матерятся время от времени, а 12% — постоянно. Еще в ХVII веке дьяк Иван Тимофеев связывал наступление Смутного времени и «зловонное произношение матерных скверных слов». Повальное сквернословие в нашей истории — верный спутник кризиса. А с наступлением стабильности с матом в России начинают бороться. Например, Екатерина II специальным указом запретила употребление известного слова на «б», видимо, считая его обидным лично для себя. Советские вожди, сами поголовно матерившиеся, карали за публичную брань штрафом или изоляцией на 15 суток. В начале 90-х под лозунгом «обращения к жизненной правде» мат вначале робко, потом все смелее вторгся на страницы книг и экраны телевизоров. Вначале набитые под завязку ненормативной лексикой романы Аксенова и Алешковского читались запоем, оттеснив Солженицына с его робким «маслицем-фуяслицем». Потом стало скучно. А теперь — даже как-то не по себе.

Причины этого кроются в происхождении мата. Составляющие его четыре-пять слов на Руси родились в незапамятные времена и вначале не были ругательствами. В бранные слова они превратились в период монголо-татарского ига, когда народу особенно понадобились сильные выражения. С тех пор матерная лексика остается: 1) безопасным способом социального протеста; 2) средством реагирования на стресс; 3) орудием утверждения своего превосходства. Матеря все окружающее, замордованный татарами и своими князьями русский человек компенсировал собственное унижение. Не случайно и сегодня больше всего мата — в так называемых пограничных сообществах: в школе, армии, тюрьме. Именно в таких сообществах тот, кто ругается больше и виртуознее других, часто становится лидером. С другой стороны, мат — проявление слабости, не только душевной, но и вполне физической. Давно замечено: чем похабнее мужчина говорит о сексе, тем на меньшее он в сексе способен.

Часто ссылаются на опыт зарубежных стран, где мат давно легализован и никто от этого не страдает. Но посмотрите, что это за «мат»! Большинство слов в нем — вялые поминания нечистой силы, а те, что относятся к отношениям полов, просто повторяют названия безобидных предметов, вроде английских «колючки» и «петушка». Немного забористей ругательства у испанцев и братьев-славян — но их, кстати, и не употребляют с трибун и газетных страниц. Русский же мат — в самом деле феномен психологически более глубинный, обращенный к родовым истокам. Изначально он оскорбляет мать (отсюда и название), а это для человека обиднее всего. Такой словесный удар мог лишить врага силы, даже если он не понимал смысла сказанного. Недаром маршал Жуков говорил в узком кругу, что «мы не только победили немца оружием — мы его перематерили». И собственную власть русские могут терпеть, только посылая ее периодически по известному адресу. Правда, она, власть, от этого не сильно страдает — сама обучена такой терапии. Конечно, если власть русская. Например, татаро-монголы, которым до сих пор приписывают изобретение мата, не выдержали — рассеялись в историческом тумане.

Какая от мата может быть польза?

Вит Ценёв, психолог, автор книги «Язык политических телодвижений», считает: польза мата очевидна.

Сильный эмоциональный заряд, который несет в себе бранная лексика, очень часто бывает положительным: так, в анекдотах любая подмена мата эвфемизмами сводит этот заряд к нулю. Классический пример — анекдот про поручика Ржевского, где маленькая оборванная девочка предлагает гусару отдаться за копеечку. Концовку анекдота — «е…у и плачу, е…у и плачу» — заменить ничем невозможно, лучше не рассказывать анекдот вовсе. Еще один плюс: мат в коммуникациях дает человеку универсальную вербальную форму выражения своей агрессии и притязаний. Так как при этом акт агрессии наступает позже или не наступает вовсе, мы можем считать мат чемто вроде подушки безопасности в автомобиле, которая смягчает удар или оставляет его вообще без последствий. Заметьте, мат чаще слышится в местах скопления людей — в метро или трамвае, в коммунальных квартирах. Почему? Очень просто: современный человек лишен биологически важной функции — возможности убежать, скрыться с поля боя. В замкнутых пространствах все возможные отходы либо исключены, либо крайне затруднены, а это значит, что начинает превалировать общеизвестный животный механизм агрессии от отчаяния, от припертости к стенке. Человек атакует при каждом пустяке: когда ненароком задели, когда наступили на ногу или слишком прижимаются в тесноте и давке. Вот тут на сцену и выходит мат — гениальное изобретение ума, созданное для нашего блага и выживания. Так как современный человек живет в обществе, которое все более уплотняется и отрезает ему все возможные отходы к бегству, то мат укрепит свои позиции и даже, быть может, станет более допустим для общества. При этом сам мат как раз нуждается в запрете и табу! Отменить запрет — значит снять эмоциональный заряд, а это подрывает саму сущность мата, его базовую охранную, оберегающую функцию. Ведь если мат эмоционально нейтрален, то его говорение становится бессмысленным, и это приведет в конце концов к росту актов телесной агрессии.

Те, у кого в лексиконе слишком много мата, разрушают главное, что содержит в себе бранная лексика, — ее эмоциональный заряд. Это примерно то же самое, как если бы вы все время махали дубиной, при этом совершенно не желая никого ударить. Люди будут недовольны этим бессмысленным маханием, ведь мат нуждается в бережном обращении. Хотите, расскажу, как мат помогает определить потенциальную опасность человека? Если разозлить воспитанного человека, то он скажет, например: «Вы плохой человек и поступили совершенно неправильно». То есть его отношение к происходящему исключительно оценочное.

А другой обиженный скажет: «Сейчас я тебе сделаю вот это и вот это». То есть сообщит, как именно поступит: выколет что-то, вырвет, порвет, сотрет в порошок. Такое отношение называется процессуальным.

Так вот, воспитанный человек, для которого существует запрет на ненормативные и агрессивные высказывания, сначала сорвется словесно. И пока он не перейдет этот барьер, он не опасен. Поэтому нужно слушать, как человек ругается: оценочно или процессуально. Если оценочно — ничего страшного. Если процессуально — может побить сразу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK