Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Рогге не упрется. Он — человек компромисса"

…112-я сессия Международного олимпийского комитета близилась к концу, когда только что избранный новый глава этой организации бельгиец Жак Рогге подошел к микрофону, чтобы произнести свою первую речь в качестве президента МОК. Под сводами Колонного зала гулким эхом разносились его слова, обращенные к только что поверженным противникам — соискателям кресла главы МОК: «На выборах проигравших нет… Все коллеги, выдвинувшие свои кандидатуры, заслуживают благодарности Международного олимпийского комитета. Я хотел бы с ними работать в полном контакте».Допинг, деньги и политика — главные враги спорта

Зал на несколько секунд притих. Трое из пяти соискателей главного олимпийского кресла буквально накануне заявили о своей отставке в случае неудачи. Но если кореец Ким Йонг Ун уходил по возрасту (ему уже за 70), а у Аниты Дефранц из США истек срок мандата, то канадцу Ричарду Паунду вроде бы ничего не угрожало. Вроде бы… Возглавив по просьбе Хуана Антонио Самаранча антикоррупционное расследование, Паунд накопал на своих коллег горы компромата. Как уверяли в кулуарах сессии эксперты, именно это сыграло с канадцем, считавшимся главным претендентом на пост президента Международного олимпийского комитета, злую шутку. Кому ж хочется выбирать человека, который все про всех знает? Воистину, во многом знании много печали…
Но вернемся под своды Колонного зала. Жак Рогге протягивал руку своему недавнему главному противнику. Символичный жест, заставляющий вспомнить классические сюжеты о благородстве победителя, предлагающего побежденному идти рядом. Но если вдуматься, то ничего удивительного в демарше Рогге нет. Он просто обречен руководствоваться в своей деятельности правилами и алгоритмами, разработанными его предшественником, Хуаном Антонио Самаранчем, в последний период правления. Правила эти предусматривают поиск компромиссов и эволюционный тип развития современного олимпийского движения.
Три ключевые проблемы стоят сейчас перед мировым спортом, и все три не имеют однозначного решения. Это допинг и борьба с ним, коммерциализация спорта и его политизация. Можно смело говорить, что революционер (в 80-е и начале 90-х годов) Самаранч сломал на них зубы. И поневоле стал эволюционистом. Заметим также, что сам испанский маркиз незадолго до своей добровольной отставки указывал именно на Рогге как на преемника, понимая, что осторожный доктор из Гента не ринется сразу же в битву с ветряными мельницами.
Итак, допинг. Совершенно очевидно, что борьба с ним в нынешних условиях абсолютно бессмысленна. Пока спорт является преуспевающей отраслью мирового бизнеса, пока в нем вращаются десятки миллиардов долларов, борьба за рекорды неизбежно будет сопровождаться допинговыми скандалами. Цена рекорда сейчас имеет четкое денежное выражение, и крупнейшие фармацевтические компании, видя перед собой безбрежный рынок сбыта и огромные возможности извлечения прибыли, не остановят работу закрытых от посторонних глаз лабораторий. Это как поединок брони и снаряда, сопровождавший человечество на протяжении всей истории. И никто, кстати, пока еще не доказал, что новейшие анаболические стероиды испытывают не в тех же самых научных центрах, где разрабатывают антидопинговые тесты.
Самаранч поначалу решился на отчаянно смелый шаг. Он объявил о легализации ряда анаболиков из числа самых легких. И, нарвавшись на бурю возмущения, отступил. Рогге в первый же день пребывания на посту президента МОК заявил, что «одно из главных направлений — борьба за здоровье спортсменов, включая искоренение использования допинга». Безусловно, как врач, Рогге понимает, что применение анаболиков губительно для человеческого организма. Впрочем, борьба с допингом часто носит в высшей степени лицемерный характер. По принципу «кто не спрятался, я не виноват». Принимаешь принимай, но не попадайся. А уж коли попался, извини…
То же самое с коммерциализацией. Остановить этот процесс невозможно, хотя вполне можно ввести его в определенные рамки. Буквально в день своего избрания Рогге получил поистине царский подарок от главы Всемирной ассоциации любительского бокса (АИБА) Анвара Чаудри. АИБА долгое время оставалась весьма крепким бастионом на пути профессионального бокса к олимпийским наградам. И вот эта крепость пала — профессиональным боксерам теперь разрешено принимать участие в Олимпийских играх. Можно себе представить, какие деньги (нет, деньжищи!) польются в копилку МОК, если на олимпийский ринг вернутся в зените своей славы Леннокс Льюис, братья Кличко, Феликс Тринидад, Оскар де ла Хойа и др.
Но как быть с олимпийским принципом, завещанным самим бароном де Кубертэном,— «Главное не победа. Главное — участие»? Принципом, который открывал дорогу к пьедесталу спортсменам из спортивной глубинки. Ведь безудержная коммерциализация того же бокса приведет к тому, что весь олимпийский турнир сведется к проведению одного-единственного боя между Ленноксом Льюисом и Хасимом Рахманом. Компромисс здесь, пожалуй, единственное средство спасения.
И наконец, политизация спорта. Вообще, складывается впечатление, что нет большего врага вмешательства политики в дела олимпийские, чем Жак Рогге. Достаточно было видеть, как менялся в лице обычно всегда хладнокровный сын фламандца и валлонки (не отсюда ли его космополитизм, его знание полдюжины европейских языков?), когда его просили вспомнить о событиях 1980 года. В тот год, как известно, политика едва не подмяла под себя все здание мирового олимпийского движения. Рогге, тогда глава делегации Бельгии, на призывы с самого верха присоединиться к бойкоту московской Олимпиады, объявленному американским олимпийским комитетом, ответил категорическим отказом. Сборная Бельгии приехала в советскую столицу и выступила весьма успешно.
Способность Рогге не прогибаться под давлением политиков делает его фигуру на посту главы МОК особенно значимой в свете предстоящих в 2008 году Олимпийский игр в Пекине. Ни одна другая олимпийская столица — ни Солт-Лейк-Сити (2002), ни Афины (2004), ни Турин (2006) — не вызывает столько горячих дискуссий. Суметь примирить поборников прав человека, сжигающих китайские флаги, и людей, считающих, что Игры поспособствуют повороту Китая к демократическим ценностям, может примирить только тот, кто в полной мере овладел искусством компромисса.
Гентскому хирургу впору примерять прозвище «доктор Компромисс»…
Кто вы, доктор Рогге?

Жак Рогге родился 2 мая 1942 года в бельгийском городе Генте. Он счастливо женат,отец двоих детей.
Жак, можно сказать, стал продолжателем славной спортивной династии. Дед нынешнего президента Международного олимпийского комитета был велосипедистом, отец сначала занимался легкой атлетикой, затем, переквалифицировавшись на греблю, стал чемпионом Бельгии. Однако истинной страстью семьи Рогге оказались яхты. Парусным спортом занимался брат Жака, ставший даже чемпионом страны, и две его сестры. В 12 лет Жак уже управлял яхтой класса «Оптимист», а через пять лет стал чемпионом мира среди юниоров.
Несмотря на этот успех, Жак Рогге не превратился в профессионального спортсмена. Главной страстью молодого человека стала медицина, ради которой он был готов пожертвовать спортом. Семь лет Жак постигал азы медицинской науки, после чего еще шесть лет своей жизни посвятил изучению ортопедии.
Но, несмотря на напряженную учебу, Рогге не забывал и о спорте, не прекращал тренировок и быстро добился больших успехов и на этом поприще. Он стал чемпионом мира в парусных гонках, неоднократно побеждал в чемпионате Бельгии и принял участие в трех Олимпиадах: в Мехико (1968), Мюнхене (1972) и Монреале (1976).
После Олимпийских игр в Мехико Рогге увлекся еще одним видом спорта — регби, стал чемпионом страны и даже попал в национальную сборную, в составе которой провел десять матчей.
Когда возраст вынудил бельгийца отказаться от участия в соревнованиях, он быстро стал влиятельным и самостоятельным спортивным деятелем. Как уже говорилось, в 1980 году в ранге руководителя бельгийской олимпийской делегации он пошел на конфликт с премьер-министром страны и, несмотря на сильное давление, все же решил не принимать участия в бойкоте Московской Олимпиады-80. Именно в Москве Рогге познакомился с бывшим главой МОК Хуаном Антонио Самаранчем. Кстати, именно Московскую Олимпиаду сам Жак Рогге считает поворотным моментом в своей жизни.
Картина спортивно-административной деятельности Рогге, его быстрая карьера спортивного дипломата впечатляют: он руководил олимпийской делегацией Бельгии на зимних Олимпийских играх в Инсбруке (1976) и Калгари (1988), а также на летних Играх в Москве (1980), Лос-Анджелесе (1984) и Сеуле (1988). В 1989 году он стал президентом Ассоциации европейских олимпийских комитетов (ЕОК) и вице-президентом Ассоциации национальных олимпийских комитетов (АНОК). В 1989—1992 годах являлся президентом Национального олимпийского комитета Бельгии. Членом МОК Рогге стал в 1991 году, а за год до этого входил в комиссии олимпийского движения и олимпийской солидарности. Входил он также в состав рабочей группы по разработке олимпийской программы и в медицинскую комиссию (1992—1993); был вице-президентом (1994) и президентом координационной комиссии ХХVII игр Олимпиады в Сиднее-2000 (с 1995) и игр ХХVIII Олимпиады в Афинах-2004 (с 1998).
Помимо этого, Рогге активно работал в сфере спортивной медицины. Он был председателем медицинской комиссии, а с 1999 года работает в совете Всемирного антидопингового агентства.
Большой спорт — большие деньги, а спортивный чиновник ранга Жака Рогге — первый кандидат для подкупа. Неизвестно, соблазняли ли самого его взятками, но его коллег соблазняли точно. Однако он устоял, и после скандала, связанного с подкупом некоторых высокопоставленных чиновников МОК организаторами зимней Олимпиады в Солт-Лейк-Сити 2002 года, сохранил свое место. Незапятнанная репутация сыграла свою роль и при выдвижении его на пост нового главы МОК.
После успешнейшей Олимпиады в Сиднее Рогге выразил нестандартную для олимпийского чиновника обеспокоенность растущей масштабностью Игр, что значительно осложняет их организацию. По его мнению, в связи с этим не каждая страна в настоящее время возьмется провести Олимпиаду у себя. Тогда Рогге призвал сделать Олимпийские игры более доступными для большинства стран, организовывать их в менее богатых и имеющих менее развитую инфраструктуру городах.
Помимо этого, Рогге принял активное участие в борьбе бывшего президента МОК Самаранча с Евросоюзом. По мнению бельгийца, спорт должен получить особый официальный статус, его нужно выделить из общего пакета экономического законодательства. Пока такого особого статуса удостоена в Договоре о Евросоюзе лишь культура. Рогге считает, что деятели Евросоюза напрасно рассматривают спорт лишь как частицу экономики. ЕС, по его разумению, должен сознавать высокую социальную миссию спорта. Поэтому предлагаемые главными инстанциями мирового спортивного движения статьи Договора о Евросоюзе обязывают его законодателей продвигать спорт, признавать авторитет МОК и футбольных федераций при принятии новых политических решений.
59-летний бельгиец — человек разносторонних талантов. Он преуспевающий хирург-ортопед, доктор медицины, умелый спортивный функционер, профессиональный дипломат и полиглот. Как уже было сказано, сын фламандца и валлонки (франкоязычной бельгийки), он знает голландский, французский, английский, немецкий, испанский.
В течение прошлого года доктор Рогге провел 800 хирургических операций и дал пять тысяч врачебных консультаций, причем последняя операция состоялась всего за десять дней до сессии МОК в Москве. При этом, будучи руководителем координационной комиссии МОК по подготовке Олимпиады в Сиднее, он 15 раз посетил Австралию. В общей сложности налетал 900 часов и доказал, что является самым дееспособным и энергичным в команде МОК. Усилия Рогге по координации проведения Олимпийских игр в Сиднее увенчались успехом. Недаром прошедшая Олимпиада признана лучшей за всю историю. Вот уже год Рогге занимается проблемами проведения Игр 2004 года в Афинах.
Сразу после избрания новый президент заявил, что продолжит дело Самаранча, и подчеркнул, что не собирается в ближайшее время перетасовывать аппарат МОК. Но отдав должное наследию, которое ему оставил Хуан Антонио Самаранч, Жак Рогге объявил о намерении проводить в МОК реформы в соответствии с требованиями дня. Он, в частности, высказался за сокращение числа членов МОК и при этом заметил, что обеспечить представительство всех государств и всех спортивных федераций невозможно. С другой стороны, Рогге намерен ограничить число журналистов, аккредитованных на Играх. После Игр в Солт-Лейк-Сити Рогге собирается провести новую оценку начатых реформ. Чтобы увидеть Олимпиаду «снизу», глазами участников, а не руководителей, в Солт-Лейк-Сити бельгиец намерен жить вместе со спортсменами в Олимпийской деревне.
Жак Рогге официально вступит в должность 20 июля в штаб-квартире МОК в Лозанне.

АЛЕКСАНДР ФИЛИППОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK