Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Рокировочка-2008"

Москва полнится самыми, на первый взгляд, невероятными слухами. Якобы глава администрации президента РФ, председатель совета директоров ОАО «Газпром» Дмитрий Медведев рассматривается в качестве наиболее вероятного преемника Владимира Путина. А сам глава государства после 2008 года, скорее всего, займет пост Медведева в растущей будто на дрожжах газовой (и даже нефтегазовой) корпорации. Если всем этим слухам суждено сбыться, страну ждет самая увлекательная за всю ее новейшую историю кадровая «рокировочка».   Вообще, разговоры по поводу «серьезных перспектив» Дмитрия Медведева велись всегда. Однако о том, что именно Медведев может стать преемником действующего президента, заговорили сравнительно недавно — пару месяцев назад. При этом сразу же — как о деле якобы «уже решенном». С обязательной добавкой: «а сам Путин перейдет руководить «Газпромом».

   Характерно, что все эти слухи появились еще до того, как стало известно о переходе «Сибнефти» под контроль «Газпрома». Ясно, что покупка контрольного пакета акций нефтяной компании не могла не подогреть страсти вокруг самого газового гиганта (который теперь имеет все шансы стать нефтегазовым), а также его главы — Дмитрия Медведева.

   Как всегда, подлил масла в огонь вездесущий Сергей Доренко. В прямом эфире «Эха Москвы» он сообщил, что еще в 1999 году Путин, «когда его спрашивали, чего бы он хотел (делать), отказываясь от президентства, которое ему тогда предлагали Юмашев, Волошин и Березовский, отвечал: «Ребята, сделайте меня лучше председателем «Газпрома». И тогда, и теперь — это предел его мечтаний, уверен Доренко.

   В итоге сложилась весьма идиллическая «перспективка» разрешения «проблемы-2008»: начальник и подчиненный (Медведев работает «под Путиным» с начала 90-х) меняются местами, но при этом каждый из них «знает свое место» и ведет себя так, будто ничего не случилось.

Чем не вариант?
   Самое интересное, что чиновники, с которыми обозревателю «Профиля» удалось поговорить «на тему Медведева», вопреки обычной реакции на вопросы о возможном преемнике («вечно вы, журналисты…» и т.д.) на этот раз оказались куда более конструктивными комментаторами. Совсем как политологи — сразу принимались рассуждать с умным видом о том, почему такой вариант «весьма и весьма возможен».

   «Молодой — всего 40 лет, толковый, технократ, далек от политической возни, с либеральными взглядами: такой вполне бы подошел в качестве преемника» — примерно так выглядят достоинства Медведева в интерпретации людей, имевших возможность сформировать собственное мнение о главе президентской администрации.

   К тому же полностью лоялен к главе государства. «Однако, в отличие от не менее лояльных спикеров парламента (Сергея Миронова и Бориса Грызлова часто называют среди возможных «кандидатов в преемники». — «Профиль»), Медведев вполне адекватен и способен принимать решения — в рамках своей компетенции, разумеется, — размышляет один из высокопоставленных чиновников. — На такого президент вполне может положиться».

   Что же касается идеи «Путина — в «Газпром», то и она вовсе не кажется невероятной.

   Как сформулировал гендиректор Центра политической конъюнктуры Константин Симонов, «это большой вопрос для страны — что предложить Путину «в обмен» на уход с президентского поста».

   «В реальности, — рассуждает политолог, — вариантов всего два. Первый — найти работу на международном уровне». Это непросто — новый пост должен соответствовать амбициям и возможностям президента. «Второй вариант — «пригодиться» в своей стране». Впрочем, размышляет Симонов, с учетом весьма негативного опыта экс-президентства Михаила Горбачева и Бориса Ельцина (и тот и другой, будучи на пенсии, оказались фактически не востребованы), вряд ли Путин жаждет стать третьим в этой компании.

   Особенно с учетом возраста (в 2008-м ему исполнится всего 56 лет) и того заоблачного рейтинга, с каким он покинет президентский пост (вполне вероятно, не менее 60%, в отличие от 3—5% у Горбачева и Ельцина). «Поэтому здесь возможны самые разные варианты», — уверен политолог.

   Пост руководителя федеральной нефтегазовой корпорации, если таковая будет создана на базе «Газпрома», Путина вполне может устроить. «Это сильная позиция: руководитель такой корпорации фактически станет теневым главой государства, ведь эта компания сможет контролировать более половины экономики страны».

   «Другой путь — стать лидером правящей партии («Единой России») и в этом качестве играть роль «общественного куратора» власти в целом и президентской в частности», — считает Симонов. Впрочем, подчеркивает он, «не думаю, что сейчас уже сделан выбор в пользу того или иного варианта».

   Тем более что вполне возможна комбинация вариантов трудоустройства Путина. По словам замгендиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, «не следует забывать, что бизнесмены имеют право заниматься политикой, и с этой точки зрения ничто не может помешать Путину возглавлять одновременно «Газпром» и ЕР, если, конечно, она хорошо покажет себя на выборах 2007 года».

   Одна работа другой не мешает; наоборот, они дополняют друг друга. Ведь известно, что у ЕР, помимо административного, иных ресурсов нет — деньги приходят в партию через Кремль. Вариант же, когда «Путин и там, и там», позволяет подстраховаться на случай, если преемник, не дай бог, захочет порулить самостоятельно и начнет перекрывать финансовый кислород для ЕР. При наличии же ресурса «Газпрома» такой сценарий невозможен в принципе.

   В общем, как выразился один из высокопоставленных собеседников «Профиля»: «Что вас смущает в этих слухах: то, что Путин не справится с «Газпромом», или то, что Медведев — со страной? Вы же понимаете: если надо, оба справятся и с тем, и с другим».

Никто, кроме тебя
   Впрочем, идея «Медведева — в президенты, Путина — в «Газпром» имеет и слабые места.

   Дело вовсе не в том, что Дмитрий Медведев до сих пор не был замечен хотя бы в минимальной публичности. И, по признанию знающих его людей, абсолютно лишен президентских амбиций.

   Безусловно, преемник должен быть публичным, но не вообще, а на момент избрания. Кстати, шеф Медведева — Владимир Путин — еще за полгода до того, как стал и.о. президента, также не был публичной фигурой. А с поставленной задачей очень даже справился.

   Как считает Константин Симонов, «нарастить харизму можно очень быстро — это вообще не проблема. Это все равно, что волосы наращивать, и даже еще проще — это вопрос технологий и ресурсов».

   Проблема в другом. «Запрос на преемника» изначально сформулирован таким образом, что заменить Владимира Путина может фактически любой (разумеется, из тех, кто составляет «ближний круг» президента и чьи имена давно уже на слуху). И одновременно никто.

   «Если не будет серьезных потрясений, маловероятно, что в ближайшее время выдвинется какая-то новая фигура, способная получить эстафету от президента, — делится соображениями один из высокопоставленных кремлевских обитателей. — В этом смысле повторение сценария 1999 года вряд ли возможно: все-таки Путин пришел к власти на фоне кризиса и надрыва. Будем надеяться, в 2008-м никакого надрыва не будет, но это значит, что не будет и новых фигур».

   Для старых же игроков любой, кого предложит президент себе на замену, будет лишь первым среди равных. И не факт, что окружение захочет, чтобы воля «второго президента РФ» обязательно транслировалась через его преемника. Не исключено также, что для многих ответ на вопрос «а почему не я?» может стать серьезной причиной для игнорирования преемника как транслятора «высочайшей воли». А значит, Путину волей-неволей придется обращаться «напрямую», минуя посредника в лице действующего на тот момент главы государства.

   Таким образом, роль самого Путина по-прежнему будет ключевой. Не важно, кем он будет числиться: спикером одной из палат парламента, премьер-министром, главой «Газпрома» или ЕР (эти варианты уже озвучивались) или же гардеробщиком в одном из кремлевских корпусов. Все равно все ключевые решения, как и прежде, он будет принимать сам.

   Как полагает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин, «президент подстроил под себя политическую систему таким образом, что его исключение из властной иерархии обрушит всю эту систему». В этом, считает политолог, и заключается противоречие. «Путин обещает, что президентом не будет, но драматизм ситуации состоит в том, что ему президентом все равно быть». Даже если на его кабинете не будет висеть табличка «Президент РФ» и все формальности действующей Конституции будут соблюдены.

   В условиях, когда президентом может стать «любой», солидный набор преимуществ Медведева (см. выше) может и не пригодиться. Выбор Путина вполне может пасть не на исполнительного, лояльного «и прочая, прочая, прочая» Медведева, а совсем на другого человека. Собственно, какая разница? А значит, «рокировочка», о возможности которой в последнее время шушукаются в политической тусовке, так не состоится.

   Впрочем, расстраиваться не стоит: рокировочкой больше, рокировочкой меньше. Да мало ли сколько может быть «загогулин»… Тем более что сам Дмитрий Медведев, как рассказывают, человек с разумным уровнем амбиций. В том смысле, что, если надо возглавить страну, он ее достойно возглавит. А если будет принято другое решение, не менее достойно отойдет в сторону. Как говорится, может копать. А может и не копать. Тем и замечателен.

ДМИТРИЙ ОРЕШКИН, РУКОВОДИТЕЛЬ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ «МЕРКАТОР» ИНСТИТУТА ГЕОГРАФИИ РАН:

 
«Засвечивание» преемника стало одним из популярных приемов внутривидовой борьбы высшего чиновничества»
   «Суть этой технологии предельно проста: как только «сливается» информация о том, что кто-то может стать преемником президента, тут же это воспринимается как некий сигнал к атаке на данного человека. В среде высшей российской бюрократии тыканье пальцем в человека со словами «вот он, преемник» равнозначно крику «ату его!».

   После этих слов преемник начинает всячески отбиваться, оправдываться, говорить, что он — ни сном ни духом. Однако что бы он ни говорил, ощутимый удар по его имиджу и весовой категории — и в глазах избирателей, и в глазах элит — уже нанесен.

   Недавняя наша история уже знает массу примеров такого рода «отречений». В свое время был вынужден открещиваться от преемничества министр обороны Сергей Иванов. Тот же прием был использован в отношении Дмитрия Козака, Сергея Миронова, Владислава Суркова, теперь, похоже, Дмитрия Медведева.

   Интересно, что сами «кандидаты в преемники» очень по-разному реагируют на подобные инсинуации. Тот же министр обороны, например, многократно говорил «нет, нет», «не собираюсь», что было не самым сильным способом выхода из щекотливой ситуации. Другой пример — Владислав Сурков. Когда и по его поводу сделали соответствующие предположения, Сурков поступил весьма изящно. Он дал интервью (журналу «Шпигель». — «Профиль»), в рамках которого фактически организовал утечку информации, признав, что его отец — чеченец. Понятно, что такое признание равнозначно полному отказу от президентских амбиций: в настоящее время в России сына чеченца избрать президентом страны чрезвычайно трудно. Таким образом, Сурков не стал уверять окружающих в том, что «и в мыслях не держал». Он просто дал понять, что его президентские амбиции — нулевые. И хотя этот сигнал большая часть наблюдателей пропустила мимо ушей, как мне рассказывали, кем надо он все-таки был услышан. На самом верху поняли: Сурков в эти игры не играет.

   Вброс информации о президентских перспективах того или иного человека, как правило, происходит в тот момент, когда он достигает некоего критического для конкурентов уровня властных полномочий. В этом смысле крики «вот он, преемник» означают, что человек просто эффективно справляется со своими обязанностями, активно продвигается по служебной лестнице и по этим причинам сильно кого-то раздражает.

   На самом деле, такая технология уже становится смехотворной. И пример с Медведевым лишний раз это подтверждает. Ведь он в принципе не может быть преемником: это человек, не имеющий публичного имиджа, всячески подчеркивающий свой технический статус (кстати, это характеризует его как умного человека), он просто госменеджер, чиновник. Избрание его в качестве объекта для «расстрела» показывает лишь то, что у его противников нет уже сколько-нибудь серьезного оружия против него. У меня такое ощущение, что «сечинская группа» (Игорь Сечин — замглавы администрации президента. — «Профиль»), откуда, вероятно, и произведен этот «слив», переживает период оскудения интеллектуальных ресурсов. Еще немного, и в преемники запишут начальника какого-нибудь департамента, чем-то не угодившего этим людям.

   Но дело даже не в этом. Сегодня сама технология передачи власти преемнику, удачно реализованная Ельциным в 1999 году, похоже, уже не может быть реализована в чистом виде.

   Опросы показывают, что идея преемника начинает вызывать все большее раздражение у избирателей. По данным «Левада-Центра», только 12% граждан готовы поддержать того, на кого укажет Путин. И это несмотря на то, что сам президент по-прежнему популярен. А харизма, популярность, обаяние личности, как известно, не передаются по наследству.

   Кстати, и Путин не является в чистом виде преемником первого президента России — человеком, который продолжает «дело Ельцина» или же твердо отстаивает его личные интересы. Путин продолжает европейский тренд России с некоторой спецификой. Впрочем, проблема заключается в том, что за все это время у Путина так и не появилось внятной стратегии. Результаты же в конкретных сферах весьма скромны. Борьба с терроризмом, повышение уровня жизни, усиление позиций России в мире и прочие проблемы все еще не решены. А если и решены, то не совсем. В итоге трудно сказать, каков «курс Путина». И еще труднее — в чем должна состоять преемственность этому курсу.

   Вероятно, осознавая это, электорат пытается рационально оценить складывающуюся ситуацию и поэтому не хочет голосовать за преемника. Люди хотят выбирать президента сами: глядя на его обещания, оценивая, насколько он будет соответствовать их запросам, ориентируясь в первую очередь на себя».


 

График 1
Если В. Путин, отказавшись от участия в выборах 2008 года, предложит «своего кандидата», за кого вы будете голосовать? (%)




















за кандидата, предложенного В. Путиным32
принципиально за другого кандидата20
зависит от обстоятельств35
затрудняются ответить13

Источник: «Левада-Центр», сентябрь 2005 года.



 

График 2
Что было бы лучше для России в 2008 году? (%)




















чтобы В. Путин остался на посту президента России44
чтобы В. Путин предложил гражданам России избрать своего «преемника» (близкого ему человека)12
чтобы В. Путин ушел с поста президента и предоставил гражданам возможность избрать нового президента без своей «подсказки»34
затруднились ответить10

Источник: «Левада-Центр», сентябрь 2005 года.



 

График 3
Какое место в политической жизни России больше подошло бы Владимиру Путину после ухода его с поста президента РФ? (%)












































председатель правительства РФ22
президент Союзного государства России и Белоруссии10
лидер правящей партии8
председатель Государственной думы8
руководитель собственного фонда5
глава одной из крупнейших государственных компаний4
депутат Государственной думы или сенатор СФ3
председатель Совета Федерации3
В. Путин после своего ухода со своего поста не должен участвовать в политике и государственных делах16
затруднились ответить21

Источник: «Левада-Центр», сентябрь 2005 года.



 

График 4
Если говорить в целом, в деятельности В. Путина на посту президента было больше достижений или неудач? (%)












































Апрель 2001Март 2002Март 2003Апрель 2004Октябрь 2004Январь 2005Сентябрь 2005
достижений60614961604960
неудач27263617212420
затрудняюсь ответить14131521212620

Источник: фонд «Общественное мнение».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK