Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Роли исполняют"

В предвыборном авангарде большинства политических сил страны все чаще можно обнаружить политорганизации молодежи. Никогда ранее роль молодежных структур не была столь существенной, как сейчас.Молодежный ресурс Кремля

При первом же взгляде на текущую диспозицию на молодежном фланге бросается в глаза весьма комфортное положение партии «Единая Россия», которая заблаговременно наладила партнерские отношения со всеми лояльными к власти молодежными организациями, заметными на политической поляне.

Собственно партийная «Молодая Гвардия Единой России» (МГЕР) выполняет роль механизма вывода молодых в политику через «Политзавод», ее основная задача — демонстрировать то, как талантливая и активная молодежь может воспользоваться чудесами партийной политической мобильности и занять место в избирательном списке.

Ударной силой продолжает оставаться и движение «Наши». Его лагерь «Селигер-2007», в котором побывало более 10 тыс. человек, стал беспрецедентным за последние 15 лет событием. В этом лагере можно было увидеть все: и возрождение советских комсомольско-пионерских традиций, и крупнейшую летнюю студенческую тусовку, и полигон для отработки навыков для действий на выборах Думы и президента. Уровень внимания к лагерю со стороны политической элиты страны также оказался беспрецедентно высоким: губернаторы, министры, 2 ключевых вице-премьера в ранге «преемников» да и сам Путин встречались с активной молодежью, обменивались мнениями и идеями. Все это похоже не только на отеческое внимание со стороны старших политиков, но, скорее, на признание ими политических заслуг политиков молодых.

Сами организаторы признают: по сути, «Селигер» давно перестал быть просто летним лагерем для юных активистов движения «Наши» и превратился в огромную фабрику кадров, которая выплавляет из молодых людей осмысленный актив, способный к действию. Пройти «Селигер» — это как отслужить в армии: пришел мальчиком, а вышел мужчиной.

Наблюдение за жизнью на «Селигере» дает полную картину того, к чему готовятся «Наши» на ближайшее время. Задача первая — обеспечение легитимности выборов. Почти наверняка «красно-белые» возьмут под свой контроль избирательные участки. Несколько десятков тысяч наблюдателей по всей России смогут обеспечить ход выборов без нарушений и не позволят некоторым пристрастным доброжелателям затянуть старую песню о подтасовках и давлении на избирателя. Задача вторая — ненасильственный контроль улиц. Опыт сбора в Москве и других городах многотысячных митингов указывает на то, что в случае малейшего намека на какой-нибудь майдан в каждом крупном городе за несколько часов может собраться не менее 1000 «наших», парализовав любую недружественную активность на улицах.

Оказать в этом помощь «Нашим» готова и «Россия молодая». Движение состоит из нескольких тысяч студентов московских вузов. Формально интересы движения лежат в плоскости студенческого самоуправления и стройотрядов. Однако политическую известность «Румол» получил за счет своих жестких и ярких акций против несистемных оппонентов власти. На счету «Румола» десятки вылазок в стан противника — в основном экстремистской и ныне запрещенной партии Лимонова, а также «оранжевых» «Обороны» и НДС Касьянова. «Румоловцы» первыми применили против Лимонова его «ненасильственную» тактику обстрела яйцами, что вызвало ярость лидера нацболов. Оппоненты боятся «Румол» за дерзость и креативность, считают его членов «отмороженными», всегда ждут на своих акциях. Лидер движения Максим Мищенко, объясняя свои действия, говорит: «Несогласные должны знать, что с ними тоже могут быть не согласны». «Россия молодая» напоминает отряд спецназа, который в любой момент готов действовать. Они способны занять площадь, расстроить митинг оппонентов — короче, контролировать столичную улицу или какой-нибудь провинциальный городок.

На подступах к Москве

На подступах к Москве, в ближнем круге ее политической обороны, расположен еще один субъект массового действия — подмосковное движение «Местные». Это несколько десятков тысяч человек, пафосно называющих себя «политические экологи». Мало кто знает, что параллельно «Селигеру-2007» на Оке проходил их лагерь, из которого они вместе с «Нашими», «Россией молодой» и другими выезжали в Завидово на встречу с Владимиром Путиным.
 
Для души «Местные» борются за чистоту природы в области, а для дела — за чистоту политики в Москве. В последнее время главным врагом движения стало ДПНИ Поткина и вообще любые фашисты. Лидер «Местных» Сергей Фатеев показал, что с вызывающим поведением мигрантов и выходцев из южных регионов можно бороться не только палками и поножовщиной, но и вполне корректными, но жесткими действиями. В области они патрулируют рынки и злачные места, налаживают диалог с диаспорами. Нередко недобросовестные представители власти обвиняют в ксенофобии и национализме и самих борцов с ДПНИ. Однако «Местным» удается держать свои действия строго в рамках закона.

12 июня 2006 года 40 тыс. «местных» прошли маршем по Тверской улице, продемонстрировав редкую способность за несколько часов доставить в центр столицы фактически армейский корпус. При этом специализация «Местных» на ДПНИ указывает, что актив настроен на сдерживание тех, кто пытается сыграть на межнациональных противоречиях и устроить в Москве новую Кондопогу.

Не только Москва плотно охвачена сетью провластных движений. Дальние регионы не менее значимы, хотя и менее заметны.

Так, ключевые города Поволжья охвачены «Новыми людьми». Движение, зародившись в Волгограде, постепенно осознало себя как поволжское и теперь включает в себя Астраханскую, Волгоградскую, Самарскую и Саратовскую области. На Дальнем Востоке аналогичную функцию выполняет «Наша страна», базирующаяся в Приморском крае, но имеющая отделения почти во всех регионах ДФО.

Идеологическими союзниками прокремлевского пула, но стоящими особо, являются также георгиевцы и Евразийский союз молодежи. Они немногочисленны, но колоритны и действенны. Занимая специфические ниши политического консерватизма и традиционализма, они жестко не принимают вмешательство Запада во внутренние дела России и симпатизируют курсу Кремля на «суверенную демократию».

Несколько бледно на этом фоне выглядит лагерь оппонентов. Сдувшаяся напрочь «Оборона», способная собрать на акцию не более 10 человек. Раздираемый внутренними противоречиями РНДСМ, тающая на глазах НБП. Развал так громко называемой коалиции «Другая Россия» в принципе похоронил даже призрачные надежды на гипотетический майдан в России, оставив лазейку разве что для провокаторов из ДПНИ, которых числом не более сотни.

Из охранителей в революционеры

Таким образом, можно отметить, что молодежное политическое поле в России прочно занято патриотическими движениями, которые твердо поддерживают курс президента Путина. Основу их мотивации составляет лояльность к политическому курсу, понимание его важности и неизбежности для страны, а также способность найти в нем свое место, чувство сопричастности к истории, если хотите. И власть начала отвечать им взаимностью.

Если раньше наблюдатели связывали рост внимания к молодежи у власти со страхом повторения «оранжевого» сценария и приписывали провластным движениям роль охранителей, то последние события показывают, что это уже состоявшийся элемент государственной политики. А охранители превратились почти в революционеров-реформаторов, которые давят на чиновников требованием кадровой революции.

После 15 лет забвения, прозябания в подвалах, бандах и прочих достойных местах молодежь вновь становится не только объектом государственной политики, но и ее ключевым актором.

От тактики к стратегии

Формирующееся на глазах молодежное политическое пространство все активнее ставит вопрос о долгосрочной государственной политике в отношении молодежи. В этой связи не случайным выглядит недавнее заявление статс-секретаря Министерства образования и науки Юрия Сентюрина о том, что в этом ведомстве в ближайшее время будет образован отдельный департамент по вопросам молодежи. Источники в правительстве подтверждают эту информацию и говорят, что уже начат кастинг на замещение вакантных должностей — от руководителя до самых низовых. Кастинг якобы ведется как раз в рядах самих молодежных движений. Возможно, с этим и связано желание лидера «Наших» Василия Якеменко передать свой пост молодым, а самому заняться проблемами молодежи уже на федеральном уровне?

Другие источники утверждают, что параллельно этому продолжает рассматриваться вопрос о создании федерального агентства по делам молодежи. И хотя в ходе встречи с молодежью в Завидово Владимир Путин заявил, что против создания единого органа управления молодежью, так и осталось не ясно, шла ли речь об объединении всех провластных движений под чьей-то эгидой, о чем в СМИ просачивались слухи, либо все-таки о едином государственном органе.

По инициативе лидеров ряда молодежных движений в Госдуме уже на осенней сессии будет рассмотрен закон о государственной молодежной политике. Сегодня руководящим документом, определяющим государственную молодежную политику (ГМП), является распоряжение правительства РФ от 18 декабря 2006 года. К распоряжению приложена «Стратегия государственной молодежной политики в РФ», рассчитанная на 10 лет. Закон же автоматически поднимет бюрократическую значимость молодежной политики на целых три ступеньки — ведь в случае его принятия ГМП будет определяться не распоряжением правительства, а федеральным законом.

К тому же концепция законопроекта, насколько известно, кардинально отличается от ранее вносившихся в парламент, но так и не принятых проектов «молодежных законов». Прежние проекты строились на «собесовской» идеологии: главной задачей государственной молодежной политики предполагалась социальная защита молодежи. Соответственно, главным объектом такой политики должны были быть молодые люди, находящиеся в трудной жизненной ситуации. Нынешний законопроект делает акцент на поддержке инициативы молодежи.

Изменяется и сама трактовка понятия «молодежь». Начиная с проекта закона СССР «О молодежи» под словом «молодежь» подразумевались граждане в возрасте от 14 до 30 лет. Это приводило к тому, что основными выгодополучателями от государственных молодежных программ оказывались 30-летние, уже вполне устроенные в жизни люди. Законопроект же определяет молодежь согласно документам ООН — как лиц в возрасте от 14 до 25 лет. Такое определение, соответствующее международным обязательствам России, призвано сместить центр внимания государства на молодых граждан, переживающих критические годы социализации.



   «Это лучшее применение государственных денег»
Сергей Марков, дирктор Института политических исследований, член Общественной палаты РФ:

«Иногда говорят, что проекты типа «Селигера» реализуются на государственные деньги. Да это лучшее применение государственных денег, которое только можно представить! Оторвать молодежь от наркокриминальной культуры, от политических радикально-экстремистских организаций, от растительного прозябания перед ТВ на диване, от водки и показать им путь в новую жизнь. Научить творить добро и быть от этого счастливым. Поэтому очень хорошо, что эти проекты поддерживаются и администрацией президента РФ, и местными властями, и социально ответственным бизнесом. Поддержка таких форумов — признак развития реальной молодежной политики в стране. Думаю, все партии и многие неправительственные организации должны организовывать такие молодежные форумы, а государство через свои структуры, формирующие молодежную политику, помогать им».



   «Лидером нельзя назначить»
Геннадий Бордовский, ректор Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена:

«Что греха таить: часто в качестве инициаторов создания студенческого самоуправления не только на факультете или в вузе в целом, но даже в студенческих группах выступает администрация, а не сами студенты. При этом активные студенты, конечно, есть, а желаемая система самоуправления складывается плохо. Почему? Мне кажется, что, посещая студенческий лагерь на Селигере, я один из ответов на этот вопрос нашел. Вероятно, интересы студентов гораздо шире, чем сфера традиционного университетского самоуправления. Система самоуправления в вузе, как правило, целиком направлена на реализацию основной задачи студентов — обучения. Значит, надо серьезно расширять сферу самостоятельной деятельности студентов, тогда и студенческий актив расширится многократно.
   Сегодня все говорят, что нам нужно готовить профессиональных управленцев, при этом на самом деле подразумевают не простых клерков в гостинице, а руководителей высокого уровня, обладающих лидерскими способностями. Но лидером нельзя назначить, более того, его нельзя сформировать за партой. Лидер формируется в активной деятельности, в которой ему, с одной стороны, дается свобода творчества, а с другой стороны, он добивается лидерства в конкурентной борьбе с такими же амбициозными коллегами по совместной деятельности».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK