Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Рома, так почем же все-таки ты продал «Сибнефть»?"

Роману Абрамовичу лучше не доводить дело до бракоразводного суда.— Oh! It’s gonna be very, very expensive, — Хорошо поставленный голос, кажется, слегка дрожит от вожделения — лондонские юристы с готовностью комментируют детали возможного развода Романа Абрамовича и потирают руки: «алиментов» такого масштаба, с какими может столкнуться олигарх, Британия еще не знала.
   
Якобы супруга Романа Абрамовича Ирина запросила компенсацию за развод в размере 5,5 млрд. фунтов стерлингов. Это почти половина всего состояния чукотского губернатора, которое оценивается в 11—18 млрд. фунтов. Самое феерическое в этой истории: женщина имеет хорошие шансы действительно стать обладательницей этой безумной суммы, а сам мужчина — потерять позиции в списках богатейших людей планеты.
   
— Прошли те времена, когда мужу при разводе требовалось только гарантировать «разумное» обеспечение для жены и детей, — рассуждает Джонатан Силверман, партнер-основатель юридической компании Silverman Sherliker LLP. — Здесь Ирина может получить намного больше, чем в других странах.
   
В Великобритании законодательство о бракоразводных процессах, как ни в какой другой стране, поддерживает покинутых жен. Если на момент заключения брака супруг был небогат и все его состояние было нажито за годы совместной жизни с законной супругой, считается, что ее вклад в общий размер капитала был не менее весомым, чем его.
   
— Она может сказать, что свой вклад в его состояние она внесла в качестве хозяйки дома и матери его детей, что она поддерживала его на всем протяжении его карьеры, она может говорить, что устраивала званые обеды и т.п. И этот вклад английским судом считается таким же ценным, как и финансовый, — рассказывает коллега Силвермана Дэвид Эллисон, партнер компании Family Law in Partnership.
   
В случае, если суд применит к делу Абрамовича так называемый принцип равенства (равного вклада в капитал), его супруга может получить весьма значительную выплату. Впрочем, вероятность того, что эта сумма будет равняться половине состояния олигарха, все-таки невелика: чтобы избежать деления капитала пополам, Роману Аркадьевичу надо будет доказать, что для увеличения капитала ему были необходимы «специальные навыки», которые не имеют никакого отношения к супруге. Как показывает судебная практика — а Британия, как известно, страна прецедентного права, — суд принимает во внимание такие доводы. К примеру, минувшим летом суд принудил некоего владельца страховой компании по фамилии Чарман выплатить экс-супруге, с которой тот прожил в браке более 30 лет, «всего лишь» 40 млн. фунтов стерлингов, в то время как все его состояние оценивалось в 150—160 млн. Женщина претендовала на половину, получила четверть. Тоже, кстати, неплохо.
   
При этом нет необходимости даже доказывать факт супружеской измены. Основанием для развода по британским законам может служить просто факт «непоправимого распада семьи» — на сумму выплат это никак не повлияет.
   
— И даже если имущество олигарха зарегистрировано в офшорных трастах и формально ему не принадлежит, британские суды будут изучать их работу, с тем чтобы удостовериться, что мадам Абрамович все равно получит причитающееся ей по разводу, — объясняет Джонатан Силверман.
   
В общем, развод может обойтись Абрамовичу и правда «вери, вери экспенсив». И речь, надо сказать, идет не только о деньгах. Британское законодательство может принудить олигарха (под присягой!) честно и откровенно рассказать о всех его источниках дохода: ведь размер денежной компенсации супруге зависит от размера капитала мужа. А вот это, согласитесь, гораздо интереснее, чем рассуждения о том, сколько перепадет при разводе Ирине Абрамович. Учитывая, что богатство ее мужу удалось скопить за феноменально короткие сроки и что с легкой руки СМИ за ним закрепилось звание Главного Кошелька Кремля, пристальнейшего внимания ко всем без исключения финансовым активам в ходе бракоразводного процесса Абрамовичу на Западе не избежать. Как со стороны адвокатов, так и со стороны прессы, науськиваемой влиятельными политическими структурами. Ведь слишком многим покажется привлекательной цель «подсадить на крючок» не столько самого Абрамовича, сколько тех, чей он «кошелек».
   
Если же раскрывать все детали об источниках дохода мистер Абрамович откажется, он может оказаться за решеткой — за невыполнение предписаний суда. Это, конечно, крайняя мера. Более того, такого давления со стороны суда ему вряд ли стоит бояться.
   
— Да, муж должен указать суду, чем именно он владеет, — говорит Дэвид Эллисон. — Но доказывать истинный размер капитала он не должен.
   
Зато полное право на собственное расследование имеют адвокаты истицы.
  
 — Если адвокаты одной стороны уверены, что вторая сторона не раскрывает полностью финансовую информацию, обычно юристы начинают поиск активов в разных странах, — рассказывает Алан Кауфман, глава направления по семейному праву британской юридической компании Finers Stephens Innocent LLP. — Адвокаты могут попытаться обратиться к правосудию других стран, где, по их мнению, могут находиться активы. Конечно, станет ли зарубежный суд выполнять требования британских судов, зависит от местных законов каждой страны.
   
По слухам, интересы Ирины Абрамович в суде будут представлять Реймонд Туф, имеющий огромный опыт участия в бракоразводных процессах состоятельных британцев и за свою агрессивную политику заработавший прозвище Челюсти, и Николас Мостин, который как раз сейчас защищает интересы Хизер Миллс в процессе тяжелого развода с Полом Маккартни. Можно не сомневаться: эти люди своего не упустят. А есть еще СМИ, которые тоже не останутся в стороне.
   
— Журналисты, естественно, рассматривают такие истории как «повод повеселиться» и как начало охоты. Начинается раскапывание фактов, и в результате бракоразводных процессов значительный объем информации, которая могла бы остаться закрытой, предается огласке, — говорит Джонатан Силверман. — Я полагаю, вероятность того, что выяснится нечто, до сих пор неизвестное, довольно высока.
   
Поэтому, если дело дойдет до развода, главное, чего стоит добиваться Абрамовичу, — это чтобы процесс проходил в России. Ведь у нас суд даже не пытается выяснить истинный размер капитала разводящегося супруга. Если есть подозрения, что помимо официально объявленных доходов у него есть еще какие-либо тайные источники, истица-жена должна сама обосновать их наличие. А много ли найдется у нас адвокатов, способных выступить в роли Челюстей против Абрамовича? И где гарантия, что суд в такой ситуации не окажется Басманным?..
   
Опрошенные «Профилем» юристы в один голос советуют Абрамовичу решить дело полюбовно и по возможности без публичного процесса: слишком громким он может оказаться. Сейчас, видимо, именно такого принципа он придерживается: официально все заявления о разводе пока опровергаются, от комментариев старательно отказываются и в офисе Реймонда Туфа, и официальные представители Романа Абрамовича. Но, наверное, стоит все-таки подождать: это кино про то, как богатые плачут, может быть очень интересным.
   
В подготовке материала принимал участие Константин Гетманский

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK