Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "РОСТОМ НЕ ВЫШЛИ"

Жертвами борьбы ЦБ за устойчивость банковской системы могут стать мелкие кредитные организации. От их ухода с рынка выиграют филиалы крупных банков в регионах.    С января вступят в силу новые требования к минимальному размеру собственных средств кредитных организаций. Поэтому уже к концу этого года небольшие банки обязаны значительно увеличить капитал — до 90 млн рублей. А с 2012 года требования станут еще жестче — минимум 180 млн рублей. В Центробанке считают, что это позволит повысить стабильность финансово-кредитной системы.
   Соответствующие поправки в закон «О банках и банковской деятельности» были приняты еще в феврале 2009 года. Многие увидели в этом подтверждение того, что ЦБ планомерно очищает банковскую систему от «мелочи». В пояснительной записке к поправкам ЦБ сообщил, что на 1 июля 2008 года у 175 банков собственный капитал составлял менее 90 млн рублей. К 1 мая этого года таких кредитных организаций было уже 139, а к 1 июля — 119. К осени некоторые из малых банков успели нарастить капитал, кто-то объединился с партнерами, а у иных и вовсе отобрали лицензию или вовлекли в процедуру санации. По оценкам экспертов, сегодня ниже минимальной «капитальной» планки находятся чуть более 50 организаций, из них лишь 5-10 — московские, большая же часть — региональные. Какова может быть их дальнейшая судьба?
   Конечно, еще есть время для решения проблемы. Однако кризис сказался не только на банковской системе, но и на всей экономике. Если в спокойное время небольшой банк мог стать непрофильным бизнесом какого-то предприятия, то во время финансовых неурядиц даже крупные компании все свои силы бросили на выживание, а не на расширение бизнеса. А значит, продаться сторонним инвесторам банкам будет непросто.
   Остается несколько путей: вливание средств акционерами или владельцами банка, преобразование в небанковскую кредитную организацию (НКО), объединение с другим банком или ликвидация. Пока что большинство мелких участников рынка склоняются к первому варианту, хотя такую помощь получить нелегко. «Для нас это дополнительные расходы — никто денег просто так не дает, акционерам надо выплачивать дивиденды, при этом увеличение капитала не позволит нам активнее действовать на рынке», — говорит Ирина Разаренова, зампредправления Русского инвестиционного банка (на конец первого полугодия собственный капитал РИБ составлял 8,9 млн рублей).
   С этим согласны и руководители других мелких банков: увеличение капитала производится ради увеличения, никаких преимуществ оно не дает, даже при желании наращивать активные операции не получится. Небольшие банки обычно имеют четко ограниченный круг клиентов, новые лица редко мелькают в тихих офисах этих кредитных организаций. Большая часть портфеля банков-малышей — корпоративные клиенты, хотя есть и те, что работают с частными лицами. Некоторые из крошечных банков даже состоят в Системе страхования вкладов, а следовательно, принимают от населения деньги на депозиты.
   Но ни физические, ни юридические лица не смогут при увеличении капитала обеспечить банкам пропорциональный рост объемов прибыли. Вот и получается, что, добавив собственных средств в капитал, многие владельцы маленьких банков не получат от этого никаких преимуществ. В России сейчас как минимум 5 банков, у которых собственный капитал меньше 10 млн рублей. Нарастив его более чем в 10 раз, они не смогут так же ощутимо нарастить объемы кредитов и других своих услуг.
   Впрочем, не все так мрачно. Хотя представители малых банков относятся к нововведениям в целом отрицательно, они видят в этом и плюсы. «После увеличения капитала мы совместно с нашими партнерами расширим инвестиционное направление», — рассказал Николай Сокольников, зампредправления банка «Информпрогресс» (размер собственных средств на конец первого полугодия — 36,9 млн рублей).
   У ЦБ свой резон заставлять банки наращивать капиталы — это позволит «малышам» создавать необходимые резервы с учетом всех ожидаемых потерь и увеличит запас прочности и устойчивости банка в условиях нестабильной экономической ситуации. Есть еще одна версия ЦБ — борьба с игроками, которые используются для отмывания денег. Но этим участникам рынка как раз легче удержаться на плаву, высокая доходность серых операций позволяет наращивать капитал. Куда сложнее решить проблему будет законопослушным «малышам», некоторые из них будут вынуждены прекратить деятельность не из-за низкой эффективности, а исключительно по формальным критериям.
   
СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ


    Уже сейчас понятно, что многие из тех 50 банков, чей капитал ниже порогового значения, должны будут уйти с рынка. Решение проблемы требует времени, и хотя поправки в закон были приняты еще в феврале, многие участники не до конца осознавали серьезность ситуации. «Большинство таких банков начало суетиться только в сентябре, когда было уже поздно — нужно было приступать к решению проблемы еще в начале года», — говорит Андрей Марьин, специалист по купле-продаже банков. По его оценке, продаться смогут примерно пять банков из пятидесяти. Несколько сделок уже готовится, остальные решить проблему таким способом не успеют — ведь обычно процесс продажи банка занимает около полугода.
   Объединение — еще более трудоемкая и длительная процедура. «Малым банкам трудно объединиться из-за специфики их работы. Региональные банкиры часто могут работать только с теми, с кем они учились в одной школе, жили в одном доме. Поэтому банкам из разных регионов объединиться практически невозможно», — считает Павел Медведев, депутат Госдумы и член комитета по финансовому рынку. Найти партнера по соседству трудно: например, в Псковской области — три региональных банка, два из которых по состоянию на конец первого полугодия недотягивали до нормы капитала; во многих других субъектах Федерации ситуация еще хуже: в 13 регионах нет ни одного банка с капиталом более 180 млн рублей (требуемый уровень к 2012 году), а еще в 14 субъектах РФ зарегистрировано по одному банку с размером собственных средств выше указанной планки.
   Вариант с преобразованием в НКО мало кому интересен: это имеет смысл, если организация занимается в основном расчетной деятельностью. В российской практике лишь один банк добровольно преобразовался в НКО: это случилось в октябре, причем решилась на это организация с капиталом выше требуемого уровня — Теллус-банк. «Нам вариант НКО не подходит — это же отказ от кредитования и валютных операций. Банк, переделанный в НКО, не выживет», — полагает Александр Тупикин, первый зампредправления Ратибор-банка (по итогам первого полугодия размер его собственных средств составлял 61,5 млн рублей). Кроме того, форма НКО не позволяет обслуживать физических лиц.
   
НИКТО НЕ ЗАМЕТИТ ПОТЕРИ

    Если мелким кредитным учреждениям все же придется исчезнуть, как это скажется на всей банковской системе? Большинство экспертов сходятся в том, что ликвидация нескольких десятков небольших банков окажет весьма ограниченное влияние на рынок. На мелкие организации приходится менее 1% всех активов банковской системы.
   Впрочем, и недооценивать значение «малышей» тоже не стоит. Закрытие таких банков отразится на их клиентах — как правило, представителях среднего и малого бизнеса. «Мы можем уходить из офиса в 10 вечера, потому что клиенты приезжают к нам после своего рабочего дня. Крупные банки никогда не предложат такой индивидуальный подход малому бизнесу», — утверждает Александр Тупикин. По его мнению, порадоваться новому законодательству могут в крупных и средних банках: их филиалы в небольших городках часто приносят мало прибыли или вовсе убыточны. Им конкуренция со стороны местного игрока не нужна, заемщики за неимением альтернативы пойдут в филиал банка побольше.
   Самим же крупным структурам невыгодно покупать маленькие банки на местах, гораздо продуктивнее развивать свою сеть. «При покупке банка позже могут неожиданно появиться какие-то вопросы — внебалансовые претензии к банку и прочее. Собственные филиалы всегда понятнее и прозрачнее», — объясняет Дмитрий Орлов, предправления банка «Возрождение». Представители ЦБ неоднократно озвучивали идею: региональным банкам может быть предоставлен особый статус, подразумевающий более мягкие требования. Но реализовать эти меры до 2010 года уже вряд ли получится — цикл согласования и принятия поправок слишком долог. Министр финансов Алексей Кудрин не так давно заявил, что в России в ближайшие два года будут исчезать по 50-100 банков ежегодно, а в Агентстве по страхованию вкладов нанимают новый персонал для работы с банками, потерявшими лицензию в силу недостаточности капитала.
   Недавно Ассоциация российских банков подготовила проект закона, направленный на защиту малых банков. «Мы понимаем, что сторонники принятых норм не ограничатся 180 млн рублей, это только первый шаг, так как есть заинтересованные в том, чтобы поднять планку для малых и средних банков как можно выше. В этом случае для ряда участников рынка устраняется конкуренция со стороны небольших банков», — пояснил глава АРБ Гарегин Тосунян. И хотя он считает, что во главу угла нужно ставить интересы среднего и малого бизнеса, который, как показывает практика, на местах предпочитает работать с банком своего масштаба, сила инерции действующего закона такова, что переиграть принятое решение в сторону смягчения требований будет очень трудно.

 

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK