Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Рожденные ползать"

Пробки — одна из острейших проблем Москвы. Ни новые развязки, ни принудительная эвакуация неправильно припаркованных машин, ни компьютерная система регулирования дорожных потоков пока не могут избавить Москву от заторов.   Дорожные пробки будут всегда. В сентябре в Москву вернулись все отпускники. И если сегодня еще где-то что-то двигается, то, когда наступит поздняя осень и снежная зима, город встанет. Он и сейчас встает при затяжном дожде. Ущербная радиально-кольцевая структура Москвы, которую продолжают развивать столичные архитекторы, уже в самой ближайшей перспективе приведет к одному большому затору. А вот «квартальное» строительство более благоприятно движению в городе, когда транспорт «по квадратикам» все-таки движется.

   В Москве же решено понастроить еще колец (на подходе Четвертое), заставив москвичей и гостей столицы ежедневно штурмовать центр, чтобы прорваться к офису на другой стороне мегаполиса. Сперва в пробке по радиальному проспекту, потом в пробке на одном из колец, так как все едут по тому же маршруту, затем по другому радиальному направлению. В Интернете про московские дороги уже гуляет шутка: «Постройте нам еще десяток колец — мы и их забьем пробками!»

   Транспортные потоки Москвы давно изучены. На основе этих исследований все же решено вкладывать деньги в развитие «круглого» дорожного строительства — с бетонными эстакадами, съездами-разъездами, пухлыми бюджетами подрядчиков, «откатами», привлечением техники из регионов… И так как простой асфальт малоинтересен Москве, а капитальное строительство означает все большее «закругление» города, то пробки неизбежны.

   Перспективы пугают. Сегодня в Москве зарегистрировано 3 млн. 200 тыс. единиц автотранспорта. Ежедневно из области и других регионов вползает еще 2 млн. машин. Общая площадь дорожного полотна втрое (!) ниже среднего показателя в крупных европейских городах. По прогнозам, ездить-ползать по городу можно будет еще всего 2—3 года.

   Если спросить инспектора ГИБДД, откуда в Москве берутся пробки, то он первым делом скажет о низкой культуре столичных водителей. Только-только начинают появляться зачатки уважения: пропустишь ты, уступят и тебе. Но на загруженный перекресток все равно выезжают все, мешая перпендикулярному потоку начать движение на зеленый. Второй причиной сегодняшних заторов назовут плохое знание города. Чем, кстати, отличаются гости из южных республик, взявшие в свои мозолистые руки частный извоз. Сюда стоит добавить и недостаток информационных знаков: на том же Третьем кольце указатели съезда стоят на редкость бестолково, часто их видишь уже тогда, когда перестраиваться поздно.

ВОДИТЕЛЬ! ИНСПЕКТОР СМОТРИТ НА ТЕБЯ!
   Столичные спецы по дорожным заторам собраны в одном месте — Центре телеавтоматического управления движением транспорта УГИБДД Москвы. Там круглосуточно дежурят инспекторы, которые при помощи хитроумных пультов вращают сотнями телекамер и «рулят» светофорами. Их всего человек десять, не больше. Работают сутки через трое.

   Полсотни мониторов на центральной стене показывают цветные картинки с московских улиц. Две огромные видеопанели укрупняют любое выбранное оператором изображение — можно легко разглядеть номер машины. На столах радиостанции, многокнопочные телефоны постоянно мигают лампами, как новогодняя елка. Компьютеры с динамическими картами столицы показывают разными цветами загруженность улиц. Все это навороченное чудо километрами кабелей связано с перекрестками, магистралями, тоннелями.

   — Три шесть, три шесть, машинку возьмешь? — прокричал в рацию один из дежурных.

   — Да, «Краснодар», беру, — отозвалась рация голосом кого-то из тех, кто круглый год с черно-белым жезлом в руке потеет-мокнет-мерзнет на какой-нибудь загазованной улице.

   — Во второй ряд перестроился, «семерка» «мурена» с тонированными стеклами, на «хач-мобиль» похожа, груженая, — уточнил дежурный-«Краснодар». — Ждем, ждем. Три шесть, второй ряд, слева.

   На огромном мониторе камера выискивала в потоке ту самую «семерку». Водитель этого авто, встав на Садовом кольце в пробку, решил не дожидаться, когда доползет до разворота у «Красных Ворот». Он посмотрел в зеркала, поискал гаишников на противоположной обочине, подумал, что все спокойно, и лихо развернулся через две сплошные линии разметки. Он знал, что за это могут лишить водительских прав. Но решил, что его никто не видит.

   — Три шесть, три шесть, поймаешь — нарушение подскажу потом, — добавил дежурный постовому инспектору. — Если будет наглеть — есть видеозапись.

«Кремлевка» стоит
   В зал Центра вошел Виктор Липин, замначальника 5-го отдела, сотрудники которого, собственно, и сидят за пультами дорог столицы. Прошелся вдоль мониторов на стене.

   — А отчего это у нас «Кремлевочка» (Кремлевская набережная. — «Профиль») стоит? — поинтересовался он. — Что, план не выдерживают?

   Подсказал, где надо «подобрать хвосты» — некоторые камеры показывали, что машины вот-вот встанут. Нажатием нескольких клавиш увеличили время горения зеленого сигнала светофора. Потом Липин подошел к одному из компьютеров с картой Москвы. Так как камеры установлены не везде, а за дорогами как-то следить надо, на «слепых» участках поставили специальные датчики, которые измеряют скорость и состав потока, подсчитывают количество машин. Все эти данные также передаются в Центр. Зеленые улицы на мониторе означают, что транспорт успешно едет. Есть также желтые, оранжевые, даже красные магистрали.

   — А это… это… что… такое? — Начальник пальцем тыкал в МКАД около Варшавского шоссе и шоссе Энтузиастов. На маленьких отрезках сантиметра по 2 каждый было черным-черно. Это означало, что внешняя сторона кольцевой на этих участках по 15—20 км представляла собой стоячую пробку. Сразу вспомнились пышущие жаром КамАЗы, кипящие «Жигули», пот по спине, выхлопные газы, расстилающиеся по асфальту…

   — Виктор Михайлович, а там у нас дорожные работы, — нашелся один из дежурных. — Мы уже звонили. Они там эти… как их… швы заделывают!

   — Обязательно пишите все в журнал! А то потом спросят про эти швы, — приказал Липин.

   — Уже все записали! — отрапортовали дежурные.

В зонах все по плану
   Город Москва, если смотреть на него через объективы видеокамер, похож на компьютерную игру. В руках у тебя есть рычаги, ворочая которыми можно добиться плавного и безостановочного движения по улицам. Но если встанет Садовое кольцо (оно — ключ к движению Москвы) — ты проиграл. Изображение можно приближать, удалять, укрупнять. Все равно проиграл…

   — Один три, один три! — Дежурный вдруг начал вызывать по рации постового. — Да куда ж он пропал-то?

   С помощью джойстика камеру повернули влево и вниз, чтобы разглядеть, куда же исчез сотрудник. До этого инспектора уже искали по всей площади. Теперь объектив смотрел прямо на крышу патрульной машины, которая стояла под столбом. Вдруг дверь милицейских «Жигулей» открылась, инспектор вышел и посмотрел наверх.

   — Один три, почему не отвечаешь? У тебя там грузовик стоит перед поворотом, мешает потоку. Большой, белый, надпись «Кока»… тьфу, «Пепси»! Разгружаться там вздумал. Пойди отбери у него пропуск (в центр города. — «Профиль»).

   — Понял вас, «Краснодар», отберу, — отозвался наконец постовой. — Если есть…

   — Должен быть, один три. Контора солидная, — добавил дежурный и отключил рацию.

   Когда утром стоишь в пробке и занять себя нечем, невольно замечаешь возле очередного светофора камеру на столбе. Она неподвижна. Неясно, работает ли она вообще. А если работает, то почему мы до сих пор стоим и никто из тех «умников», что сидят по ту сторону объектива, не войдут в наше бедственное положение и не включат зеленый. Ведь затор уже растянулся до МКАД! Но вот загорелся долгожданный разрешающий свет. На 10 секунд. И все опять встали. Ну почему все по минуте едут в поперечном направлении, а мы на проспекте по три минуты стоим? Откуда такая несправедливость?

   Виктор Липин пытался разуверить «Профиль», что все совсем не так. Естественно, водителю кажется, что именно его ущемляют, а тем, кто «никуда не спешит» по второстепенным улицам, включают зеленый свет. Все уже просчитано, и лучшие умы из специального НИИ разработали так называемые планы — утренний, дневной, вечерний.

   — Планы координации светофорного объекта — это цикл работы светофора, — сказал Липин. — Скажем, по главной дороге время горения составляет 100 секунд, по второстепенной — 50 секунд, стрелка для поворота налево или направо — 30 секунд. Естественно, приоритет отдан главной дороге. Можно время по главной сделать не 100 секунд, а 120, 130 секунд. И мы видим, что с второстепенной дороги поворачивают всего 2—3 машины, которые уходят за 5 секунд, а по плану там выставлено 30 секунд. Мы сокращаем это время, получая выигрыш по главной дороге.

   Пока телеавтоматика добралась не до всех перекрестков Москвы. Практически под полным контролем находится вся центральная часть в пределах Садового. Южная зона — Варшавское и Каширское шоссе. Юго-Западная — проспект Вернадского, Комсомольский проспект, Профсоюзная улица.

   — А вот здесь у нас глубокий тоннель — Лефортовский, — продолжил Липин экскурсию по Центру. — Включи «глубокий», Сергей, — попросил он дежурного. Тот на секунду оторвался от напряженного управления светофором на выезде с Бескудниковского бульвара на Дмитровское шоссе. Эту развязку водители обычно берут штурмом. — Посмотрим, как там у нас идет движение.

   На мониторе появились три ряда тоннеля, по которым небыстро ехали машины. Камера под потолком видела движение до ближайшего поворота — ведь этот 3-километровый тоннель изгибается. Другая камера, за поворотом, показывала, что ближе к середине этой «кишки» транспорт и вовсе встал.

   — Вот смотрите, захотел перестроиться через сплошную линию, раз — и перестроился! — с досадой в голосе проговорил Виктор Липин, показывая на авто, которое перестроилось из ряда в ряд, хотя это запрещено. — И дальше поехал. Нарушают ведь постоянно! Знаете, какая самая высокая скорость зарегистрирована в Лефортовском тоннеле? 326 километров в час! Это была БМВ, дело было уже почти ночью. Причем водитель умудрился пролететь там с такой скоростью при наличии только двух свободных рядов. Правый ряд был занят, там велись работы. Отловить его, конечно, не удалось — пронесся, как ураган… Водители, влетая в этот тоннель, не понимают, что там надо ехать 60, а не нестись на 100. В результате они теряются, их начинает водить то вправо, то влево. И какими бы хорошими ни были их системы торможения — а АБС только увеличивает тормозной путь, — ДТП уже не избежать. Я каждый день там езжу и видел такое не раз.

Неправильные кольца
   Нередко в Лефортовском тоннеле случались аварии, из-за которых Третье транспортное кольцо превращалось в один большой затор.

   — У Третьего кольца есть существенный недостаток: неправильно сделаны съезды, — утверждает Виктор Липин. — На Варшавское шоссе съезд сделан вообще безграмотно. Там надо было делать спуск на Загородное шоссе. А на проспекте Мира съезд в сторону Крестовского моста устроен так, что транспорт в область из трех точек сходится в одной. На Волгоградке все нормально, но надо что-то делать с самим проспектом, например расширить до «Текстильщиков». Дальше, после метро тоже есть возможность расширить хотя бы на один ряд. И на Ленинградский проспект выезды в область сделаны неправильно. Там опять транспорт с трех точек сходится в одну. Выезды с ТТК надо пересматривать.

   Больше всего дежурные Центра управления движением опасаются заторов на Садовом кольце. Даже после небольшой аварии Садовое полностью «закольцовывается» машинами за 30 минут. Проверено. Если это случается, то автомобили, едущие в центр, туда гарантированно не попадут. На то, чтобы «раскачать» Кольцо, уходит несколько часов. В Центре очень скептически относятся к идее городских властей «закрутить» Садовое кольцо в одном направлении — к примеру, по часовой стрелке. Там просто не могут представить, как это будет выглядеть на практике.

   — Мы можем снимать движение, перераспределять потоки транспорта, — говорит Виктор Липин. — С некоторых улиц движение периодически снимается, чтобы нам «раскачать» город. Конкретному подразделению дается команда выставить посты, перекрыть движение и отвести поток на другую улицу. Это делается для того, чтобы меньше выезжало транспорта, скажем, на Садовое кольцо. Еще как бывает: машинка заглохла, сломалась. Пока наши водители додумаются, что им делать — то ли эвакуатор вызывать, то ли ремонтировать, то ли оттащить ее на буксире куда-нибудь, — в это время «хвост» растет и вырастает на километры. Очень много бестолковых ДТП — поцарапали друг другу бамперы. А если там два ряда в этом направлении, то они встанут в этих двух рядах и парализуют движение. И таких аварий каждый день сотни.

Гроза эвакуаторов
   Как ни странно, но для тех, кто сидит за пультами Центра, гроза водителей — эвакуатор — часто проблема, а не помощник. Виктор Липин говорит, что их службам необходим совместный график, который бы учитывал дорожную обстановку. (То же касается и снегоуборочной техники, которая выезжает на улицы зимой.)

   — Они работают только по своему графику, и график этот у них очень интересный, — сказал замначальника 5-го отдела Центра. — Иногда мы их просто гоним с улиц. Они подъезжают, встают, раскладывают опорные «лапы». Туда метр, сюда метр, сам эвакуатор тоже немаленький — глядишь, половину дороги занял. Пока машину достанет, пока ее на себя погрузит — оба-на! — у нас уже «хвост». Начинаешь гнать их: ребятки, езжайте в другое место.

   Столичный автомобилист, изнывающий от дорожных пробок, свою машину паркует, как правило, где попало, только увеличивая этим заторы. Нарушители правил парковки боятся лишь одного — принудительной эвакуации на штрафстоянку. Показательные выступления для представителей прессы Городская служба перемещения транспортных средств уже по традиции устраивает на внешней стороне Садового кольца, у торгового центра «Атриум». Прохлада подземной парковки этого магазина все никак не станет популярной у автолюбителей. Поэтому они предпочитают оставлять машины под запрещающим знаком на солнцепеке у тротуара. Вероятность стать жертвой одного из 44 московских эвакуаторов (столько их всего), по мнению нарушителей, очень невелика.

   Каждое утро здесь одно и то же: очень быстро припаркованным кое-как транспортом заполняется второй ряд, таксисты и «бомбилы» останавливаются в третьем, значительно затрудняя движение по четвертому и всем остальным рядам. Матерится водитель троллейбуса, подвешенный за «усы» к проводам, рыдает мэр Юрий Лужков, умоляя парковаться по правилам, плачут москвичи и гости столицы, стоя в самой, наверно, знаменитой дорожной пробке Москвы. Впрочем, городские власти могли бы начать материться и рыдать раньше и вообще не давать разрешения на новое строительство (особенно в центре) без подземных гаражей. А так что толку, что на Тверской везде запрещена парковка и можно «утянуть» на штрафстоянку любую машину — в округе же нет вообще ни одной парковки!

   …Когда на легковушке, раскрашенной страшными буквами «эвакуация», мы подъехали к «Атриуму», под запрещающим остановку знаком свободных мест практически не было. Нарушителей правил парковки не пугала даже табличка с черненьким угловатым эвауатором, берущим в клешни такой же черненький автомобильчик. Потенциально — именно ваш.

   — Мы эту площадь быстро зачистим, — пообещал мне Олег Тарасов, бригадир эвакуаторов. — Наши машины сейчас возле Яузы собираются в колонну, чтобы подъехать и весь транспорт отсюда увезти.

   Олег Тарасов, человек в сандалиях и спортивном костюме, приехал к «Атриуму» заранее, чтобы руководить работой своих водителей и их крабоподобных подопечных. Ведь за эвакуируемый автомобиль с момента составления акта и протокола отвечает именно Городская служба перемещения ТС. По мобильному телефону бригадир обзвонил водителей и поинтересовался, когда прибудут отстающие погрузчики.

   — Уже подъезжают те, кто только что отвозил машины на стоянки, — сказал он, выключив «мобилу». — Еще немного надо подождать, и мы начнем.

   Пока ждали, бригадир, стоя в тени тощего деревца, побравировал, что Горслужба перемещения никого не боится. Ставят на эвакуатор и дешевые «Жигули», и дорогие иномарки с прилепленными под лобовым стеклом цветастыми пропусками в рай и в Кремль. Увозили машины депутатов с федеральными номерами, поднимали на платформу обладателей синих милицейских табличек. Однажды от того же «Атриума» увезли авто мужа главного бухгалтера «Горслужбы» — тоже неправильно припарковался.

Зачистка
   И вот началось. Водитель ВАЗ-21099 шустро прыгнул за руль и умчался в неизвестном направлении. Дама на дорогой иномарке, пытавшаяся припарковать свое авто, тут же изменила планы по быстрой покупке помады в «Атриуме» и укатила. Еще пара автомобилей с сидевшими внутри водителями рванула с места.

   А первой жертвой подъехавших грозных эвакуаторов стал синий «опель-астра» с госномером «м607ао 177». Его опечатали, ловко подцепили за заднее правое колесо специальным кронштейном и, сильно дернув, оторвали от бордюра. «Астра» в панике заверещала сигнализацией и отчаянно заморгала фарами.

   — Куда вы ее повезете? — спросил у эвакуаторщика уже начавший оформлять протокол инспектор ДПС Алексей Кочетков. — На Грайвороновскую или на Волгоградку?

   — Пиши — на Волгоградку, — ответил представитель Горслужбы, пока машину с орущей сигнализацией за все четыре колеса поднимали на платформу.

   На соседний эвакуатор поставили серый ВАЗ-2112 с госномером «е976кт 177». Машина молча покорилась погрузке. Я все ждал, что хоть какой-нибудь нервный автовладелец выбежит из кафе отстаивать свою машину. По закону, если появился автовладелец, машину обязаны отдать вместе с протоколом об административном правонарушении. Но…

   — Да кто к этой «астре» выбежит? — удивился сержант Кочетков. — Бывает, конечно, приходят, начинают требовать, чтобы сгрузили обратно. Но распорядиться снять автомобиль могу только я. Однако если протокол уже составлен, машина все равно отправляется на шрафстоянку, а владелец едет на улицу Дурова, дом 18 — оплачивать штраф. Мы выписываем от 1 до 3 МРОТ, но, как правило, ограничиваемся 100 рублями.

   — И как, действует на водителей эвакуация?

   — Эффект есть, — отвечает инспектор Кочетков, — но очень адресный. Водители говорят: «Я к этому «Атриуму» больше никогда не поеду, у меня здесь машину уже забирали, лучше уж 3 раза вокруг объеду и в другом месте парковку найду». Хотя большинство все равно на знаки не смотрит. Даже сейчас — постойте здесь, когда эти машины увезут. На их место под знак тут же припаркуются новые.

   Бригадир Тарасов, который все это время следил за погрузкой, добавляет, что эвакуаторщикам ежедневно угрожают расправой во всех видах, постоянно предлагают деньги, нервно требуют поставить авто на место или просто умоляюще плачут. Секрет в том, что с ноября 2005 года эвакуация бесплатна, а многие об этом не знают. За неправильную парковку автовладельцев награждают «геморроем» — по старым советским традициям, — заставляя возвращать машину с неблизкой штрафстоянки.

   — Иногда, когда машина уже на платформе, владельцы залезают наверх, рвутся внутрь, пытаются завести двигатель и пробуют съехать с платформы, — продолжил бригадир. — Но это уже хулиганство. Мы вызываем наряд милиции, таких водителей быстро вынимают и отвозят в отделение.

   За разговорами обочина у «Атриума» почти опустела. Нетронутыми остались три автомобиля, хитро припаркованные до запрещающего знака и все так же мешающие движению, а кроме того, машины, стоящие почти у самого поворота к Курскому вокзалу, — на них не хватило эвакуаторов. От «Атриума» увезли чуть больше 10 автомобилей.

«Хаммер» не по зубам
   В кабине эвакуатора Петрову не до скуки: изнутри все обклеено полуголыми красавицами в толкающих на подвиги позах. «Это мой напарник поналепил, развлекается», — оправдался водитель. Сзади на платформе на московских кочках смиренно подпрыгивала серая «мазда». Я спросил его про взятки и возможность «подзаработать».

   — Нет, не беру, — признался водитель Петров. — Может, кто и берет, но чтоб у нас кто-то брал, я не слышал. Ведь моментально следует увольнение…

   — А зарплата у вас высокая?

   — Да, после повышения стала 31 тысяча рублей. Ведь не мебель возим, — ответил Игорь, оглянувшись и подмигнув «мазде». — Деньги нам постоянно предлагают, но надо мной еще 10 начальников, да и без инспектора ДПС я ничего не могу делать с машиной.

   — Игорь, а можно как-нибудь так припарковать свою машину, чтобы вы ее увезти не смогли? Колеса посильнее вывернуть (есть такой миф среди московских водителей)…

   — Любую увезем, колеса не проблема. Как и сегодня, сперва подвинем немного, потом зацепим со всех сторон и поднимем. Не можем увезти только «хаммер» — по ширине не встает — и бронированные джипы, которые по весу осилить не можем, — сказал водитель эвакуатора.

   Тем временем мы подъехали к металлическим воротам на площади рядом с метро «Крестьянская застава». За забором с колючей проволокой — одна из шести московских штрафстоянок, куда ежедневно свозится не менее 300 автомобилей. Эта — ближайшая к центру города. Остальные гораздо дальше.

   Внутри, расставленные по периметру забора, печально ждут своих владельцев опечатанные машины. В дальнем углу — несколько изрядно поржавевших авто, которые по истечении полугода, если за ними так никто и не придет, станут собственностью города.

   Игорь Петров поставил «мазду» в угол. Через два автомобиля стоит «астра», за нами в ворота въехал отставший в пробках эвакуатор с «фольксвагеном» «м926кк 90». Машины выдадут владельцам только после того, как те побывают в отделе ГИБДД на улице Дурова, где получат справку, что именно этому человеку можно отдать именно этот автомобиль. На процедуру отводятся 24 бесплатных часа. Вторые и последующие сутки хранения тарифицируются по 40 рублей в час.

   Первым на штрафстоянку приехал турок Фуад. Его «ауди» «о586кс 97» уже перегрелась на солнце — ведь эвакуировали ее предыдущим вечером.

   — Вчера ее забрали от «Атриума» часов в 11, пока я в кафе был, — сказал Фуад, садясь в «ауди» и доставая из бардачка какие-то бумаги. — А все документы у меня в самой машине лежали. Я сначала поехал в ГАИ на Дурова, а там говорят: везите документы. Предлагал решить проблему и никуда не ездить. И как мне теперь быть? Весь день на это убил. Сейчас документы возьму, поеду опять на Дурова, потом снова сюда.

   Через 10 минут после того, как уехал владелец «ауди», в ворота снова позвонили. Охранник впустил на территорию стоянки немолодого мужчину, который представился корреспонденту «Профиля» Виктором. С невероятным спокойствием он передал необходимые документы сотрудникам стоянки, отыскал свою черную «тойоту» «р783хс 90» и сказал, что встречал поезд, оставив машину у злополучного «Атриума».

   — Оставил ее там буквально на 15 минут, но когда вышел, стоянка опустела. Пришлось брать такси, ехать в ГАИ на улицу Дурова, потом на такси сюда. Потерял время. Но ведь проблему таким способом не решить. Ты паркуешься с нарушением, машину могут эвакуировать, а могут и не тронуть — это лотерея. И шанс, что увезут, мизерный. Надо штрафовать, но не на 100 рублей. Тогда водитель будет думать, нарушать или нет, — сказал автовладелец.

   — А каким, на ваш взгляд, должен быть штраф за неправильную парковку? — поинтересовался я у Виктора.

   — Не меньше тысячи рублей, — ответил он, сел в «тойоту» и уехал.






   «Под бдительным контролем»

   Сергей Лукьянов, руководитель Городской службы перемещения транспортных средств:

   «На сегодня у нас всего 44 машины. Но уже закуплено еще 56 машин на базе ЗИЛа. Будет 100 машин — будет другой масштаб работы. Мы изучали опыт борьбы с пробками в Англии, в Испании. Я считаю, что решение этой проблемы должно быть комплексным. В Лондоне проблему решили сложно и просто одновременно: въезд в центральную часть города стал платным. И там очень жестко работает служба эвакуации. В Мадриде тоже работает около 100 эвакуаторов, но масштабы города поменьше. Они сотрудничают с полицией и активно вывозят неправильно припаркованные автомобили. У нас сейчас тоже налажено очень хорошее взаимодействие с ГИБДД. Мы всех стараемся увозить на стоянку, за исключением тех случаев, когда проводятся какие-то специальные мероприятия — нас ограничивает время. Для города мы абсолютно затратная организация: на год нам было выделено 400 млн. рублей. У нас есть служба безопасности, которая занимается только тем, чтобы не допускать среди водителей и сотрудников стоянок никаких злоупотреблений. Все, кто приходит к нам на работу, знают, что находятся под постоянным бдительным контролем».

   Почти катастрофа

   В середине лета мэр Москвы Юрий Лужков прокатился на машине по городу. Картина, которую увидел градоначальник, его ужаснула (хотя летом движение было лучше): милые его сердцу улицы и переулки запружены транспортом и не двигаются вовсе. На заседании правительства Москвы мэр призвал главу столичного ГИБДД Сергея Казанцева повысить ответственность своих сотрудников в вопросах организации дорожного движения. И добавил: если это не будет сделано, у Казанцева «не будет никаких перспектив».

   Юрий Лужков считает, что сейчас организации в вопросах ликвидации ДТП и заторов на московских дорогах со стороны автоинспекции нет вообще. Сказал, что надо менять ситуацию и выработать критерии оценки работы сотрудников ГИБДД, создать нормативы времени их появления на местах аварий. Мэр Москвы также добавил, что недоволен теми дорожными знаками и указателями, которые сейчас размещены на улицах города. Чтобы понять, куда им ехать, несчастные водители вынуждены притормаживать, что затрудняет движение. «Эти знаки и указатели надо менять», — сказал Казанцеву Лужков.







   Профессионализмы от ГИБДД

   «Рабочее движение» — машины ползут на первой передаче.

   «Растет хвост» — этот светофор вы в лучшем случае проедете за 5—10 циклов.

   «Маросейка стоит» — в окрестности Китай-города быстрее добраться пешком.

   «Подтопление в тоннеле» — в дождь лучше вообще не выезжать.

   «Раскачать город» — все основные магистрали будут перекрыты, чтобы никто никуда временно не ехал. Главное — запустить Садовое кольцо.







   Девушка, соедините!

   К сожалению, большинству москвичей известны только 3 номера «горячих линий»: «01» — МЧС (пожары и другие чрезвычайные ситуации), «02» — милиция, «03» — скорая помощь и «04» — аварийная газовая служба. Учитывая, что в Москве их — около шестидесяти, публикуем номера самых необходимых, что называется, на все случаи жизни.



 

Таблица %T1%
%T1%















































































ТелефонОрганизацияПо каким вопросам звонить
777-77-77справочно-информационная служба правительства Москвыпринимает жалобы, предоставляет справочную информацию
681-77-80,681-21-45Мосжилинспекцияпринимает жалобы о повреждениях кровли, работе отопления, прочих проблем ЖКХ
975-03-02ОАО «Московская объединенная энергетическая компания»принимает жалобы об авариях на теплотрассах
609-29-93ГУП «Городская служба платных парковок»принимает жалобы на работу платных парковок
924-01-24,957-01-49(круглосуточно)Диспетчерская служба по перемещению автотранспортапредоставляет информацию об эвакуированных за неправильную парковку машинах
613-33-08МГУП»Мослифт»Принимает жалобы на поломку лифтов
366-62-38 (круглосуточно)департамент здравоохранения МосквыПредоставляет информацию по вопросам,связанным со СПИДОМ
251-83-00департамент здравоохраненияПринимает жалобы, связанные на качество обслуживания в больницах (отношение к больным, вымогательство)
291-34-78департамент социальной защиты населения МосквыКонсультирует по пенсионным и социальным вопросам, льготам
924-60-01центр экстренной психологической помощипредоставляет экстренную психологическую помощь
244-52-75Главная военная прокуратураконсультирует по вопросам законодательства, связанного с призывом, принимает жалобы на неправомерные действия военачальников
255-96-57 (круглосуточно)управление собственной безопасности ГУВД Москвыпринимает жалобы на неправомерные действия сотрудников милиции
409-90-11 (круглосуточно)ГУВД Москвыпредоставляет информацию о заблудившихся и задержанных за правонарушения детях
623-78-92 (круглосуточно)ГИБДД Москвыпринимает жалобы на неправомочные действия сотрудников ГИБДД

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK