Наверх
25 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Рожденные резолюцией"

Реорганизация спецслужб сделала их явно сильнее. Но вопрос о том, станут ли они эффективнее, так и остался без ответа. Впрочем, согласно пословице, когда сила есть, ничего другого и не надо.Приметы весны

Если цыплят в России традиционно считают по осени, то силовиков, похоже, теперь будут считать по весне. По крайней мере, за три года президентства Владимира Путина март уже во второй раз становится месяцем, когда верховная власть берется за решение кадровых проблем силовых ведомств.
Первая «рокировочка» случилась в марте 2001 года. В результате тогдашний глава МВД Владимир Рушайло пересел в кресло секретаря Совбеза, МВД досталось лидеру думских «медведей» Борису Грызлову, экс-глава Совбеза Сергей Иванов возглавил Минобороны (бывший министр Игорь Сергеев стал советником президента), во главе Федеральной службы налоговой полиции оказался Михаил Фрадков, а его предшественник Вячеслав Солтаганов перешел на должность Фрадкова в Совбез. Эти перемещения стали, по сути, первыми кадровыми решениями нового президента, до того всячески уклонявшегося от каких-либо изменений в доставшемся от Бориса Ельцина правительстве.
И вот на прошлой неделе — спустя два года — последовала новая череда назначений-отставок. Причем, в отличие от первой, сопровождалась она не только перемещениями конкретных чиновников, но и внушительной реорганизацией самих силовых структур (см. схему).
Характерно, что, как и два года назад, изменения в силовом блоке в очередной раз породили разговоры о затеваемой президентом «кадровой революции», итогом которой может стать кардинальное изменение персонального и структурного облика всего кабинета министров. Один из околокремлевских аналитиков, назвав перетряску силовиков «промежуточным этапом» этой самой революции, выразил опасение, что этот этап может стать и последним. Что, по его мнению, будет тактическим проигрышем команды президента.
В тихом омуте

Для опасений есть основания. Ведь отставки-назначения отнюдь не являются «визитной карточкой» президента, который достаточно редко и, судя по всему, крайне неохотно принимает кадровые решения. Особенно значимые — затрагивающие серьезные политические и экономические интересы. И несмотря на слухи об отставках в правительстве, которые с завидной периодичностью возникают на протяжении последних двух лет, реальных действий президент так до сих пор и не предпринял.
Поэтому делать выводы о том, что вслед за силовыми ведомствами перекройке подвергнутся ведомства гражданские — например, экономический блок правительства, или о том, что теперь «питерские» окончательно выдавят «семейных», явно преждевременно. По крайней мере, масштаб произведенных рокировок не позволяет говорить о них как о начальном этапе более серьезного перераспределения полномочий между ключевыми ведомствами или же «центрами силы» внутри путинского окружения. Ведь, по большому счету, никаких тектонических сдвигов не произошло. По крайней мере, ни одна из команд, условно именуемых «питерским» и «семейным» окружением президента, ничего не потеряла и ничего не приобрела. И ни одна из знаковых фигур той или иной группировки — будь-то Александр Волошин, Михаил Касьянов, Владислав Сурков или же Герман Греф, Алексей Кудрин, Сергей Иванов — не подверглась аппаратной «усушке и утруске». А значит, существовавший до прошлой недели статус-кво не претерпел изменений.
Как отметил один из консультантов президентской администрации, «поле для перемещения фигур у президента крайне ограничено: с одной стороны, он должен демонстрировать, что держит ситуацию, в том числе и кадровую, под своим контролем, а с другой, всерьез кого-то обижать не в его правилах и не в его интересах — скоро выборы». Поэтому, полагает эксперт, и был сделан внешне эффектный ход: действуя по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись», и фигуры переставили, и никого не обидели. При этом и обществу был послан импульс (хороший царь полностью контролирует плохих бояр), и властным элитам (выборы выборами, но, в принципе, постов лишиться можно и до них).
Здоровая конкуренция

Очевидно, что в результате произведенных Путиным реорганизаций власть, по сути, завершила переход к классическому — опробированному еще в советское время в виде «соцсоревнования» КГБ и МВД — способу выстраивания отношений с силовиками. На месте многочисленных силовых и полусиловых ведомств в итоге выстраивается более компактная система, основными элементами которой являются ФСБ (с переданными ему пограничниками и «спецсвязистами»), МВД (усиленная недавно налоговыми полицейскими, а чуть ранее получившая в свои руки Федеральную миграционную службу) и Минобороны (последнее ведомство меньше всего подвергалось дроблениям в ельцинскую эпоху и с приходом президентского протеже Сергея Иванова только усилило свои позиции).
Понятно, что ни о каком возврате к временам тотального контроля над обществом со стороны спецслужб, о чем в последние дни охотно пишет западная пресса, комментируя произведенную реорганизацию силовых структур, речи не идет. Хотя бы потому, что, по словам одного из ветеранов Лубянки, «для тотального контроля нужно как минимум два условия — некоррумпированные спецслужбы и внятная государственная идеология. Ни того, ни другого у нас нет, следовательно, и страхи по поводу возможного возрождения КГБ абсолютно беспочвенны».
Скорее всего, речь идет о другом. Наличие нескольких крупных игроков на поле обеспечения безопасности позволит власти, и в первую очередь самому президенту, гораздо эффективнее влиять на ситуацию в силовых службах. Опыт советских спецслужб, когда МВД и КГБ, работая на общее дело, осуществляли неусыпный контроль за деятельностью друг друга, наряду с зарубежным опытом (вспомним «заклятых друзей» — Мюллера и Шелленберга) доказал, что сосуществование «фирм-конкурентов» часто способно приносить неплохие результаты. Тем более в условиях, когда других механизмов повышения эффективности работы спецслужб даже при президенте, вышедшем из их недр, так до сих пор и не появилось.
Спецэффекты

Ожидать резкого повышения эффективности от вновь перетасованных ведомств вряд ли стоит. Во-первых, до сих пор не ясно, как изменятся их полномочия. Ведь формально реорганизация ведомств, деятельность которых регламентируется законами, не может проводиться на основании президентских указов. На момент сдачи номера, однако, в Госдуму так и не поступили поправки в федеральные законы, определяющие новые полномочия и структуру реформируемых органов. А «поправлять», считают в Госдуме, придется не менее 25—30 актов — начиная от «ведомственных» законов («О ФПС», «О ФСБ», «О ФСНП» и др.) и заканчивая Уголовно-процессуальным, Административным и прочими кодексами, в которых эти структуры упомянуты. Понятно, что послушные Дума и Совет Федерации задним числом поправки одобрят. Однако пока полной ясности по поводу новых функций силовиков нет, похоже, даже у них самих.
Во-вторых, практика реформирования российских бюрократических структур показывает, что любая институциональная реформа неизбежно приводит к фактическому параличу реорганизуемых ведомств — как минимум на полгода. А в силовых структурах еще и сопровождается перетряхиванием «всего и вся», что для органов, по признанию одного из бывших руководителей ФСБ, равносильно стихийному бедствию.
Наконец, в-третьих, совсем не обязательно, что рост количества функций обязательно приведет к новому качеству их исполнения. Скажем, вряд ли лучше заработает налоговая полиция, включенная в состав ведомства, чья коррумпированность давно стала притчей во языцех. И уж совсем не обязательно, что созданная под Виктора Черкесова структура, сразу же получившее ироничное прозвище «Госкомдурь», сможет кардинально изменить ситуацию с притоком в Россию наркотиков. Хотя бы потому, что многие силовики создание этого ведомства связывают не столько с необходимостью борьбы с наркотиками, сколько с потребностью Кремля провести на губернаторское кресло в Санкт-Петербурге Валентину Матвиенко. Понятно, что, дав последней стартовую площадку для будущих выборов в виде полпредства в Северо-Западном округе, Кремль не мог не позаботиться и о трудоустройстве Черкесова.
Свято место

Одновременно очередная рокировка поставила под вопрос дальнейшее реформирование правоохранительных органов и, в первую очередь, МВД. Ведь произведенное укрупнение ведомства, скорее, свидетельствует о том, что давно планируемого дробления МВД на три самостоятельные структуры — федеральную службу расследований (ФСР), федеральную полицию и национальную гвардию — в ближайшее время все-таки не произойдет. Об этом говорит хотя бы тот факт, что Виктора Черкесова, которого до последнего дня прочили на пост главы ФСР, назначили совершенно на другой, гораздо менее значимый пост. Не случайно и то, что, выступая в минувшую среду на координационном совещании руководителей федеральных правоохранительных органов, генпрокурор Владимир Устинов без обиняков назвал идею создания единого следственного органа «откровенной маниловщиной».
Кроме того, по слухам, на пост главы МВД вскоре может прийти человек из президентского окружения, более влиятельный, чем нынешний министр Борис Грызлов. Как заявил «Профилю» один из депутатов-центристов, в свое время имевший самое непосредственное отношение к силовым структурам, таким человеком вполне может стать главный кремлевский кадровик — замруководителя президентской администрации Виктор Иванов. По словам источника, Иванов «немало сделал, чтобы МВД превратилось в мощное ведомство». Так, курируя в администрации вопросы миграции, бывший замдиректора ФСБ добился передачи в милицейское ведомство Федеральной миграционной службы. Его же стараниям приписывают и недавнее назначение на пост руководителя Главного управления по борьбе с оргпреступностью (ГУБОП) Николая Овчинникова, которого в бытность депутатом Госдумы коллеги по парламенту за глаза именовали не иначе как «человеком Иванова». «Да и недавнее присоединение налоговой полиции, обладающей мощнейшим ресурсом влияния на бизнес, также не могло пройти без участия бывшего главы фээсбэшного департамента экономической безопасности», — считает депутат. По его словам, «совершенно очевидно, что все это сделано не под Грызлова — Борису Вячеславовичу вскоре предложат полностью сосредоточиться на партийной работе в «Единой России», чему он будет только рад». Приход же в МВД «питерского тяжеловеса» сделает идею разделения министерства абсолютно невыполнимой.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK