Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "«Рубеж перейден»"

Беседа «Шпигеля» с лидером экономического крыла Христианско-демократического союза Йозефом Шларманном о критике политики Ангелы Меркель, оппортунизме и ошибках руководства ХДС.   Шларманн, 68 лет, председатель Объединения среднего сословия при ХДС/ХСС и совладелец адвокатского бюро в Гамбурге, член федерального правления ХДС
   
   «Шпигель»: Господин Шларманн, по-вашему, Ангела Меркель — хороший канцлер?
   Шларманн: Она канцлер, и это бесспорный факт.
   «Шпигель»: Но мы спрашиваем не об этом!
   Шларманн: Ангела Меркель заступила на пост, чтобы стать канцлером-реформатором. Сейчас она возглавляет правительственную коалицию, которая практически ничего не предпринимает.
   «Шпигель»: Чувствуется, вы избегаете произносить эпитет «хороший».
   Шларманн: Угадали.
   «Шпигель»: Почему?
   Шларманн: Если оценивать политика по его тактическим способноcтям, то, конечно, Ангела Меркель — канцлер одаренный. Если же оценивать ее по результатам работы, то язык не поворачивается произнести эпитет «хороший».
   «Шпигель»: Но у немцев-то представление другое. 71% граждан ее работой довольны.
   Шларманн: Она умеет завоевать симпатии, но не нужно путать форму и содержание. Сутью реформ Ангела Меркель почти перестала интересоваться. Предвыборная программа, с которой она выступала в 2005 году, стала макулатурой.
   «Шпигель»: Как такое могло случиться?
   Шларманн: Ангела Меркель превратилась в канцлера, для которого главное — власть. Сейчас ее волнуют другие вопросы: как сохранить пост? Как я выгляжу в глазах общественности? Как завоевать новые слои электората? Это вопросы власти. И они абсолютно легитимны. Но если за этим нет концепции с конкретным содержанием, борьба за сохранение власти превращается в чистый макиавеллизм.
   «Шпигель»: Но ведь г-жа Меркель пришла к власти, чтобы преобразовать Германию?
   Шларманн: Может быть. Однако если взглянуть на итоги реформ ее правительства сегодня, то мне приходит на ум лишь одна оценка — неудовлетворительно.
   «Шпигель»: Но в экономике дела идут так удачно, как не шли уже давно — много лет.
   Шларманн: Это может и быстро поменяться. Большая коалиция не сделала ничего, чтобы привести экономику в форму, которая необходима для участия в глобализации. Хуже того: реформы свернуты.
   «Шпигель»: Вы какие из них имеете в виду?
   Шларманн: Новейший пример — пенсии. Я к Герхарду Шредеру относился всегда очень критично, но должное ему нужно отдать: ему хватало мужества сказать пенсионерам, что суммы, получаемые ими, не смогут дальше расти так, как прежде. А теперь приходит «Большая коалиция» и полностью меняет курс. Невероятно.
   «Шпигель»: В ХДС практически никто не возражал против повышения пенсий.
   Шларманн: Просто непостижимо, правда ведь? Правительство приняло решения, явно противоречащие программе ХДС, — и вообще никто не возразил.
   «Шпигель»: Может быть, вы сгущаете краски?
   Шларманн: Нисколько. Возьмите реформу страхования на случай возникновения необходимости в уходе. ХДС планировал организовать ее иначе, чтобы граждане сами откладывали деньги на старость. Получилось же всего лишь еще одно увеличение отчислений на пенсию. Такая же катастрофа случилась и с удлинением срока выплаты пособия по безработице.
   «Шпигель»: Но решение об этой страховой выплате было принято на партийном съезде ХДС.
   Шларманн: Верно, и за это мы должны благодарить Юргена Рюттгерса, который на дрезденском партийном съезде на этом, к сожалению, настоял. Но тогда же была договоренность, что такая благотворительность станет законом, только если одновременно будет смягчен закон об охране прав при увольнении трудящихся. Об этом теперь, конечно, никто не вспоминает, как и о настоящей реформе здравоохранения.
   «Шпигель»: Но ведь реформа здравоохранения давно завершена.
   Шларманн: Я говорю о настоящей реформе. А эта — ужасна. Немногочисленные эксперты ХДС в этой области, которых и было-то немного, оказались просто не в силах противостоять Министерству здравоохранения, которым управляли социал-демократы. И в коалиционном комитете у Меркель не хватило сил предотвратить решение, которое будет иметь тяжелые последствия.
   «Шпигель»: Если политика г-жи Меркель так ужасна, почему же ни у кого в вашей партии не хватает мужества об этом заявить?
   Шларманн: Царит всеобщее смятение. Я это почувствовал в Нижней Саксонии у Кристиана Вульффа. Он полагал, что должен в рамках борьбы за места в ландтаге уступить требованию о введении минимальной заработной платы. И на потери голосов избирателей мы пошли, полагая, что этот электорат уйдет к Свободной демократической партии (СвДП).
   «Шпигель»: Вышло иначе?
   Шларманн: Да, избиратели не пошли под знамена СвДП, они просто остались дома. В конце концов мы проиграли с разрывом, выразившимся двузначным числом.
   «Шпигель»: Но Вульфф — не единственный такой нерешительный. Премьер-министры земель, где правит ХДС, сегодня выглядят, как хор мальчиков, которым дирижирует г-жа Меркель.
   Шларманн: В руководстве ХДС существует договоренность, что люди, находящиеся на высоких постах, не могут просто так своевольничать. В этом есть свой смысл, поскольку споры вредят имиджу партии. Но вопрос в том, где предел.
   «Шпигель»: Ну, скажите нам.
   Шларманн: Вот именно сейчас этот рубеж перейден. Многие из членов ХДС утратили ощущение, что партия представляет их интересы. Поверьте мне, сейчас «Большой коалицией» недовольны минимум две трети членов партии.
   «Шпигель»: А чего вы ожидаете от премьер-министров земель?
   Шларманн: Они должны ясно показывать людям, в чем состоит политика ХДС. К сожалению, именно этого они и не делают.
   «Шпигель»: В 2005 году г-жа Меркель выступила под знаменем радикальной программы реформ, а проценты на выборах получила весьма низкие. Разве в такой ситуации не понятно, что она готова и рада забыть о своих честолюбивых реформаторских планах?
   Шларманн: Да-да, это весьма распространенное толкование последних выборов в бундестаг: ХДС выступила излишне радикально, ожидала от электората слишком многого, за то и пострадала. Бред! Слышать этого больше не могу!
   «Шпигель»: Почему же бред?
   Шларманн: Во-первых, была прекрасная налоговая концепция Фридриха Мерца. Ее Меркель свела на нет заявлением, что будет повышен НДС. У людей сложилось ощущение, что ХДС хочет залезть к ним в кошелек. К тому же единый для всех взнос на охрану здоровья некоторые политики, вроде Хорста Зеехофера, заклеймили как измену государству социальной справедливости. А в этом как раз и была ошибка.
   «Шпигель»: Вашу точку зрения разделяют очень немногие.
   Шларманн: Пристойного анализа результатов выборов сделано не было. Политики всегда так себя ведут — они пробуют как-нибудь зарихтовать свои ошибки. И потому за одним промахом следует другой.
   «Шпигель»: Например?
   Шларманн: По той причине, что на последних выборах мы набрали всего 35% голосов, руководство ХДС в Берлине полагает, что необходимо искать новых партнеров по коалиции. Например, попробовать договориться с «зелеными».
   «Шпигель»: У вас антипатия к «зеленым»?
   Шларманн: В том смысле, что их программа от нашей очень далека, — да. Чтобы вступать в коалицию с такими людьми, как Триттин, партии ХДС пришлось бы еще более изогнуть позвоночник. А это вновь сильно отпугнет буржуазную часть нашего электората. Получается порочный круг.
   «Шпигель»: Но ведь Ангела Меркель модернизировала ХДС. Например, в области семейной политики.
   Шларманн: Это распространенное заблуждение, что политика Урсулы фон дер Лайен приносит ХДС голоса целых прослоек электората.
   «Шпигель»: Но фон дер Лайен — одна из самых популярных политиков Германии.
   Шларманн: Бесспорно, есть женщины, особенно в крупных городах, для которых удобны учреждения, куда можно отдать ребенка на день, потому что они хотят или вынуждены работать. Проблема лишь в том, что голосуют эти женщины, как правило, за социал-демократов или за «зеленых».
   «Шпигель»: Нельзя же из-за этого объявлять неправильной политику, проводимую фон дер Лайен.
   Шларманн: Да нет. Но она не обращается к нашим основным избирателям. Съездите, например, в католический Клоппенбург. Там детей больше, чем в любом другом городе Германии. А восторги по поводу г-жи фон дер Лайен весьма умеренны.
   «Шпигель»: Г-жа Меркель тоже пытается завоевать новые слои электората.
   Шларманн: Проблема лишь в том, что Ангела Меркель поначалу намеревалась серьезно изменить курс: и в здравоохранении, и в налогах, и в пенсиях. Вместо этого она просто скатилась к левому курсу и именно это называет модернизацией. Этим она отпугивает больше избирателей, чем привлекает. Эдак нам никогда не выбраться из 35-процентной ловушки.
   «Шпигель»: В ваших словах звучит интонация разочарованного любовника.
   Шларманн: Ну, все не так драматично. Но я действительно возлагал на нее большие надежды, это правда.
   «Шпигель»: Вы говорите о съезде ХДС в Лейпциге, где г-жа Меркель выглядела героиней, великим реформатором и купалась в лучах всеобщего восторга.
   Шларманн: Лейпциг стал событием, пробудившим сознание.
   «Шпигель»: Это как-то мистически звучит.
   Шларманн: Тогда царила эйфория. Меркель собиралась не только партию, но и все общество вывести в глобальный мир. Мы отважились на принципиальную налоговую реформу и собирались по-новому организовать систему здравоохранения. И все думали: ну, наконец-то дело сдвинется с мертвой точки.
   «Шпигель»: А вы тоже в этот реформаторский энтузиазм г-жи Меркель поверили?
   Шларманн: Конечно. Ведь она — выходец из канувшей в Лету ГДР, у нее есть опыт жизни в мире запретов и отсутствия свобод. Мы и считали, что именно кто-то извне сможет отчетливо увидеть все слабости старой, разжиревшей и обленившейся за десятилетия ФРГ.
   «Шпигель»: И с этими мыслями вы пошли на выборы голосовать за Ангелу Меркель?
   Шларманн: Да. Когда Меркель в сентябре 2005 года выступала на съезде делегатов Объединения среднего сословия при ХДС в Дрездене, мы подарили ей рулевое колесо и сказали: вот, теперь вы можете претворять в жизнь все, что мы вместе придумали.
   «Шпигель»: Это ваше последнее доброе воспоминание о Меркель?
   Шларманн: Что касается ее планов реформ — к сожалению, да. На втором или третьем заседании правления ХДС после выборов она пустила по рядам записку с вариантом распределения министерских портфелей. Все секторы, где должны были происходить реформы, отошли к СДПГ: финансы, здравоохранение, труд и социальные вопросы, транспорт, окружающая среда. Нам достались семья, министерства внутренних дел и обороны. А это как раз те сферы, которые в плане реформ интереса не представляли.
   «Шпигель»: И это стало началом конца?
   Шларманн: Мне сразу стало ясно, что такое распределение министерств делает политику реформ нереальной. Мы тогда еще посчитали, что 80% федеральных средств попадают в руки СДПГ.
   «Шпигель»: Почему г-жа Меркель так быстро отказалась от своей программы реформ?
   Шларманн: На нее все еще действовал шок той ночи после выборов. Меркель рассчитывала на триумфальную победу. А в тот вечер, когда они завершились, ее глазам открылась бездна. Катастрофа. И тогда Меркель поклялась себе, что такое не должно никогда повториться.
   «Шпигель»: А что с ней случилось?
   Шларманн: Можно это назвать «обратным преображением» — как история с Савлом, ставшим апостолом Павлом, только наоборот. Она была реформатором, а стала канцлером консенсуса.
   «Шпигель»: Ее власть в ХДС сегодня крепче, чем когда-либо. Как ей это удалось?
   Шларманн: Она многому научилась от Гельмута Коля.
   «Шпигель»: Конкретно чему?
   Шларманн: Например, принципу «лояльность выше всего». Так, Фолькер Каудер, бывший генеральный секретарь партии, несет часть ответственности за поражение на выборах 2005 года. И он с Меркель — в одной лодке. После выборов она сделала его лидером фракции в бундестаге. Теперь его функция в том, чтобы установки, которые он получает из ведомства канцлера, продвигать на уровень депутатов.
   «Шпигель»: А почему они позволяют такое с собой делать?
   Шларманн: Фракция в основном состоит из профессиональных политиков. И если кто-то из них потеряет мандат, ему придется искать новую работу. Потому большинство из них помалкивают, даже когда не согласны.
   «Шпигель»: Это называется оппортунизмом.
   Шларманн: Но это — не изобретение и не монополия ХДС. Такова жизнь.
   «Шпигель»: Вы много раз критиковали руководство ХДС. Не было попыток запугать вас?
   Шларманн: Были, и весьма интенсивные.
   «Шпигель»: Как они выглядели?
   Шларманн: Были очень неприятные звонки.
   «Шпигель»: От самой шефини?
   Шларманн: Нет, на это у нее есть специальные люди. Например, генеральный секретарь партии.
   «Шпигель»: Г-жа Меркель однажды сказала: «Я хочу видеть ХДС партией, члены которой участвуют в формировании общественного мнения, уверены в себе и выдвигают аргументы».
   Шларманн: Действительно она такое сказала?
   «Шпигель»: Да, это из ее речи при вступлении в должность председателя ХДС в апреле 2000 года.
   Шларманн: Надо бы ей напомнить эти слова.
   «Шпигель»: Г-н Шларманн, мы благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK