Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "РУССКИЙ САМОВАР"

Теперь мы знаем, как делаются культуроцентричные страны вроде России. Стал понятен механизм ее задвинутости на собственной литературе.    Пресловутый русский культуроцентризм — не следствие особой духовности местного населения, но нормальное перераспределение: когда в стране практически нет публичной политики и закрыто большинство дискуссионных площадок, когда решения принимаются где-то далеко и рядовой гражданин никак на них не влияет — ему остается безумствовать по другим поводам, а именно ломать копья из-за книг или фильмов.
   Вот перед нами драчка вокруг сериала Валерии Гай Германики «Школа» — прошли по экранам три серии, а представительницы КПРФ и «Единой России» уже требуют запрета на дальнейший показ, а школа отказывается предоставлять классы для дальнейших съемок, а ток-шоу и пресс-опросы крутятся вокруг проблемы, можно ли показывать школу как она есть или непременно нужно выдумывать искусственный луч света в темном царстве… Мать моя женщина! Раньше такой накал страстей наблюдался только напротив «Московских новостей» в импровизированном Гайд-парке. Но вспомним страшное количество русских литературных дуэлей, ссор на всю жизнь и споров до первой крови о «Войне и мире» и «Взбаламученном море», и нам немедленно станет понятен накал нынешних страстей: люди сходят с ума из-за культуры, когда у них отнято все остальное. Можно бы, конечно, драть глотки из-за производственных проблем, как в старых советских фильмах из серии «Гудит родной завод», — но вот беда, и завод не гудит. Большая часть населения отрабатывает жизнь спустя рукава, не циклясь на профессии, скромно отдавая ей от пяти до восьми часов, да и на работе периодически выходя в Сеть, чтобы доругаться или похвастаться.
   В результате искусство остается единственной темой, по которой в России можно иметь собственное мнение. Ничего не имею против пикейного жилетства, но гадать о нынешней политике, во-первых, бесполезно, поскольку информации все равно ноль, а во-вторых, неинтересно, поскольку содержание этой политики давно уже свелось к переговорам о газопроводах и привлечению новых представителей европейской элиты в нашу интернациональную сырьевую корпорацию. Русская политика лишена стержня, девиз ее — «Дай нам, Боже, и завтра то же», а слова вроде регулярно повторяемых «модернизаций», «инноваций» и «нанотехнологий» обсуждать ничуть не интересней, чем погоду. Именно политкорректную британскую дискуссию о погоде и напоминает наша официальная политтехнология. Обратной связи у народа с властью не только не осталось — возникает вопрос, была ли она вообще и возможна ли в принципе.
   У Михаила Веллера в «Самоваре» описан и доведен до абсурда парадокс, известный врачам со времен наполеоновских войн. Калеки, лишившиеся конечностей, неожиданно — в порядке компенсации — начинали проявлять повышенные способности к языкам, или к математике, или даже к внушению мыслей на расстоянии. Веллер берет крайнюю ситуацию — жестокие эксперименты над так называемыми «самоварами», то есть инвалидами, у которых нет ни рук, ни ног. Только туловище и «крантик». У него они обладают мощными парапсихологическими способностями — то телепрограмму коллективным мозговым усилием поменяют, то и вовсе Москву сожгут. Думается, Россия — как раз и есть такой инвалид-«самовар»: у нее начисто отрублена политика, подавляющему большинству ее населения недоступен бизнес, производство давно свелось к первичной обработке и перекачке сырья, а прочие сферы существуют на дотациях, из милости. Чему учить в школе — никто особенно не задумывается, и учатся толком те процентов пять-шесть, кто наследует элите и впоследствии станет ею. Среднестатистическому россиянину — если, конечно, он не фанат садоводства или охоты, каковые пока еще чрезвычайно распространены вне столиц, — остаются только бешеные дискуссии о культуре, и скоро, помяните мое слово, мы опять станем самой читающей страной. Как в 70-е, когда что еще было делать-то?
   Покажи сейчас «Школу» на Украине, которую трясет предвыборная лихорадка, — кто ее там заметит?
   Остается понять, где лучше. Судя по тому, что я здесь живу, — пожалуй, лично мне приятней здесь. Я ведь человек литературный — где еще каждое мое слово наживет мне столько друзей, врагов и попросту заинтересованных потребителей?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK