Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "С чувством невыполненного долга"

Об этом и многом другом за круглым столом в редакции «Профиля» говорил самарский губернатор Константин ТИТОВ.«Профиль»: Константин Алексеевич, вы — один из немногих губернаторов, которые не стали немедленно голосовать за «Единство» и до недавнего времени поддерживал СПС. Вы по-прежнему такой же правый?
Константин Титов: После выборов в Государственную думу я сложил с себя все полномочия, вышел и из «Голоса России», и из СПС. «Голос России» сейчас — это торговая марка, под которой может зарегистрироваться любой. Я исповедовал и продолжаю исповедовать идею социального либерализма, а нынешние правые — радикалы. В принципе, они такие же коммунисты, только справа. Я беспокоюсь о том, чтобы страна процветала и, в отличие от многих, понимаю, в каком примерно режиме нужно работать, чтобы это произошло.
«П.»: Такое ощущение, что вы правее правых.
К.Т.: Во сто раз. Но я, повторяю, не радикал, а практик.
«П.»: С точки зрения практика — нужна ли сейчас смена команды президента? Или там все в порядке?
К.Т.: Я считаю, что радикально менять команду не надо. Частая смена кадров ни к чему не приводит, так как мы получаем людей без опыта, без практики. Просто в ранге советников у президента должны быть люди, которые четко отслеживают ситуацию, указывают на конкретные ошибки и вносят коррективы, в том числе в работу правительства.
«П.»: Например, такие, как Анатолий Чубайс?
К.Т.: Я, в отличие от большинства, не испытываю антипатии к Анатолию Борисовичу. Как экономисты мы с ним достаточно близки по духу. Думаю, он бы справился. Я говорю это не потому, что в свое время он поддержал меня с АвтоВАЗом. Просто считаю его хорошим аналитиком, грамотным и расчетливым управленцем. Однако, повторяю, я не думаю, что сейчас нужны радикальные перемены в правительстве.
«П.»: Вы поддерживаете реформы, о которых говорил президент, в частности, в ежегодном послании Федеральному собранию?
К.Т.: В целом поддерживаю. Там есть важные и концептуальные вещи. Это послание либерала, человека, который хочет сделать нашу страну демократическим государством. Заявления сделаны в очень правильном русле, но армия чиновников открыто саботирует их.
Я открыто могу сказать, как эти реформы сознательно проваливают ради того, чтобы коррупция процветала, ради того, чтобы процветала келейность.
«П.»: Кто проваливает — нельзя ли поконкретнее?
К.Т.: Кто это делает — пусть президент разбирается со своими службами.
Неважно, кто на каких автомобилях ездит, главный вопрос в том, кто как относится к своему государству. Мне не трудно ради имиджа сесть в «Жигули», самому за руль и спокойно ездить. И я сам ездил, и жена передвигалась на «Жигулях» 1971 года, сам чинил машину и колымил. Весь вопрос в том: или ты работаешь, или нет.
«П.»: Кстати, на каких машинах сейчас ездите?
К.Т.: У меня несколько машин: «лендкрузер», идеальный для сельских дорог, «ауди» восьмой модели. Вообще-то первые лица всегда ездили либо на «Волгах», либо на иномарках. Так исторически сложилось. Но «Волга» сегодня нуждается в серьезном улучшении. Можно, конечно, сделать и «Волгу» по цене «мерседеса» — и такие машины у нас есть. Я не вижу в этом смысла, считаю, что это двуличие, ведь все равно салон при этом делают из итальянской кожи, сиденья, коробка и двигатель там от «тойоты» и т.д. Не вижу смысла тратить такие большие деньги.
«П.»: А как же с вазовскими машинами?
К.Т.: Они у нас были и есть. Мы их используем постоянно. Завод сегодня фактически монополист на рынке отечественных автомобилей. Я могу сказать, что научно-технический центр ВАЗа сегодня самое современное в Европе и России предприятие, оснащенное по последнему слову техники, в том числе с аэродинамической продувкой, имеющей свой трек для испытаний машин по всем параметрам. На предприятии трудятся первоклассные специалисты, заработная плата которых достаточно высока.
ВАЗ-2110 — вполне конкурентоспособная модель. Если заглядывать дальше, то, конечно, это «Калина». Она была обещана концерном АВВА, приказавшим долго жить, но поднять «Калину» как народный автомобиль можно. Думаю, в 2004—2005 годах ее запустят.
Мы очень рассчитываем на совместное производство с General Motors ВАЗа-2123. Как только машина сойдет с конвейера, ее можно смело покупать — прекрасный автомобиль.
За последние десять лет АвтоВАЗ выпустил больше новых моделей, чем за все предыдущие десятилетия. Это говорит о его конкурентоспособности. Проектная мощность завода была на уровне 690—680 тысяч машин в год. В последнее время регулярно выпускается 710—715 тысяч.
Надеемся, что будем делать «опель» «Астра» в рамках СП. Хотя проблем на заводе, конечно, хватает.
«П.»: И каковы основные?
К.Т.: Необходимость обновления производственных фондов, например. Во всем мире предприятия пользуются в этом плане поддержкой государства, у нас — нет. Более того, существующее налоговое законодательство еще более тормозит инвестиции в производство.
«П.»: Какова степень изношенности оборудования?
К.Т.: Это не мое дело, я в него даже не лезу. Для этого есть менеджмент. Я вникаю в проблемы предприятий, которые нужно реально поднимать «с нуля». ВАЗ — предприятие устойчивое. Считаю, что все «наезды» на АвтоВАЗ — просто стремление к переделу собственности.
«П.»: Как вы оцениваете перспективы совместного проекта ВАЗ-GM?
К.Т.: Очень положительно. Прежде всего это серьезные инвестиции. Мы сейчас занимаем 5—7-е место в России по объемам инвестиций на душу населения. Если контракт будет подписан — выйдем на первое. (Я не имею в виду по накопленным инвестициям, потому что в этом соревноваться с Москвой не может никто.)
Первое место среди инвесторов занимают США, второе место — Швейцария, третье — Голландия, четвертое — Венгрия. Накопленных инвестиций у нас в области сейчас около полумиллиарда долларов.
«П.»: Велики ли объемы немецких инвестиций? Есть версия, что немецкое правительство инвестирует в вашу область, чтобы сдержать поток эмигрантов. Так ли это?
К.Т.: Раньше губерния была транзитом для эмигрантов. Теперь поток существенно уменьшился. Многие уже уехали, другие осели окончательно. Кроме того, сейчас эмигранты имеют возможность уезжать непосредственно из Казахстана или с Алтая.
Что касается инвестиций, то, например, корпорации «Байер» плевать, где и кто работает на предприятии. Ей важно получить прибыль. С этой точки зрения «политические» инвестиции в областную экономику вряд ли кому-нибудь интересны.
«П.»: Сейчас правительство вплотную подошло к реформе ЖКХ. Некоторые губернаторы категорически против нее. А вы как к ней относитесь?
К.Т.: Концептуально я за. Муниципалитеты действительно не могут и не должны полностью содержать ЖКХ. Туда на самом деле нужно привлечь активный бизнес. Однако есть опасность, что мы снова можем пойти по пути создания трудностей, которые потом будем с честью преодолевать. В таком случае реформа ничего, кроме ухудшения условий жизни и обнищания населения, не даст.
Прежде всего нужно наконец признать, что требовать от всего населения 100% оплаты ЖКХ — это утопия. Есть около 20% людей, которые никогда не смогут полностью оплачивать ЖКХ. У нас это называется «адресные дотации». То есть уже речь не идет о 100-процентной оплате. Ни в одной экономически развитой стране мира население не оплачивает 100% коммунальных услуг. Поэтому нужно четко и ясно сказать, что государство гарантирует определенные субсидии. Это, кроме всего прочего, послужит неким сигналом для бизнеса.
«П.»: Что вы имеете в виду?
К.Т.: Суть реформы такова: муниципалитеты не могут содержать ЖКХ, поэтому туда нужно привлечь бизнес. В бизнесе идиотов не бывает. Он пойдет в ЖКХ только в том случае, если будут четкие гарантии рентабельности. То есть если будет постоянная константа в виде дотаций государства и плюс деньги налогоплательщика. С нашим населением никто не будет работать без гарантий, потому что оно в таком положении, что вполне может не платить.
Кроме того, реформу нельзя пытаться провести быстро. Вначале нужно ликвидировать бардак в сознании и документах. То есть на первом этапе реформы подготовить законодательную и нормативную базу, освоить производство необходимых для начала реформы инструментов и оборудования, а потом уже будем говорить о переводе на 100-процентную оплату и привлечение инвестора.
«П.»: Насколько серьезные проблемы нужно решить на первом этапе, в части законодательной и нормативной базы?
К.Т.: Несмотря на то, что у нас балет самый лучший и в космос мы первыми полетели, счетчиков для воды мы производим недостаточно. В таком случае как можно говорить о переходе на 100-процентную оплату? Население сейчас беззащитно по отношению к организациям под названием «Водоканал». Мы платим за протечки, за воду, которая уходит в грунт. И пока не установим счетчики воды в каждой квартире, как это делается в любой нормальной стране, ни о какой реформе говорить не стоит. Та же ситуация с теплом, с газом и т.п.
Конечно, можно пойти по пути шоковой терапии. То есть волевым решением начать реформу завтра. Но ведь это социальный взрыв. Кому он нужен? Конечно, можно заставить людей покупать и ставить самостоятельно импортные счетчики. Но зачем? Ведь у нас масса незагруженных предприятий. Можно разместить на них заказы, спокойно подготовиться и провести реформу.
Реформа так или иначе состоится. Люди привыкнут, но бездумный подход опять может привести к падению уровня жизни, усугубится ситуация с воспроизводством нации, упадет рождаемость и т.п. Думаю, что такой поворот событий не интересен никому.
«П.»: А как вы относитесь к реструктуризации естественных монополий?
К.Т.: Естественные монополии, прежде всего «Газпром», являются бюджетообразующими структурами и кредитуют экономику страны. Государство, безусловно, должно иметь там сильные позиции. Мы живем в быстро меняющемся мире, в мире, где происходят процессы глобализации. В эти процессы мы можем войти очень немногими структурами. Прежде всего нашими естественными ресурсами. Глобализация — это не подавление интересов потребителя. Это выход крупных корпораций на транснациональный, надгосударственный уровень. Мы можем, например, участвовать в глобализации своей транспортной сетью.
Государство должно четко определить приоритеты в поддержке роста транснациональных корпораций внутри страны на собственном капитале и слияния их с другими корпорациями. Прежде всего я говорю о странах СНГ — Белоруссии, Украине, Казахстане и других. Мы опять запаздываем с этим.
Недавно я был в Венгрии. В странах бывшего соцлагеря российскому капиталу вообще запрещено приобретать достаточно солидные пакеты акций экономически привлекательных предприятий. Это влечет крупные скандалы, давление сформировавшихся корпораций. Столкновения никому не нужны: они хотят в Совет Европы, ВТО, «общий рынок», идут на поводу у своих структур, и нам в этом отношении очень трудно. Приведу пример: когда решили слиться «Боинг» и «Макдоннелл-Дуглас», весь мир говорил, что сенат США этого не позволит сделать. На следующий день после того, как два председателя советов директоров сделали заявление, сенат разрешил.
Нам надо научиться не видеть в наших производителях врага, а видеть надежду и опору будущей конструкции мира.
«П.»: Что вы можете сказать о судебной реформе? Насколько она предполагает свободу судей и насколько губернатор в состоянии будет влиять на судебную власть?
К.Т.: Я приветствую эту реформу, но не совсем согласен с позицией фактического выстраивания вертикали власти, потому что она противоречит идеологии федерализма. Путин занял очень правильную позицию в том плане, что он федеральные структуры власти отделил от местных, но они не наделены контрольными функциями и полномочиями. Местные, на мой взгляд, тоже должны иметь определенные полномочия, вплоть до местного суда.
Получается, что у нас есть Совет Федерации, Государственная дума, Госсовет, на местах есть законодательные собрания, они тоже творят законы. Я считаю, что сегодня единственный закон, который местные законодательные власти могут творить,— закон о бюджете субъекта РФ. Все остальное профанация, переписывание федеральных законов. Федерального закона о земле нет, значит, мы имеем право принять свой закон, как это сделали Татарстан, Саратов, Самара? Сегодня прокуратура все эти акты опротестовала по формальным признакам. Получается, что заявление президента о том, что если мы сегодня не в состоянии в стране решить проблему, надо дать возможность решать ее на местах, ничего не стоит? Прокуратура действует с точностью до наоборот. Тогда мне непонятно, где вертикаль власти, есть ли она в стране. Если прокуратура говорит «закон есть закон», я возражаю: нет федерального закона.
Вторая позиция — мы должны разделиться: должны быть федеральная милиция или криминальная полиция, федеральная прокуратура, федеральный суд, окружные суды. В субъектах Федерации должны быть милиция общественной безопасности, судебная власть. Надо четко определиться: убийство — это криминальная полиция, квартирной кражей занимается местная полиция. А ФСБ как контролирующий орган следит за тем, чтобы не было коррупции, прокуратура поддерживает обвинение грамотно, как положено. За такую реформу я обеими руками, но мы должны четко понять, что губернатор избирается вместе с сотоварищами (милиция, прокурор, судья), чтобы не было телефонного права и он не мог их снять.
«П.»: А все-таки будет ли у губернатора возможность влиять на судебную власть?
К.Т.: У губернатора всегда есть рычаги влияния. Прежде всего финансовые. По крайней мере, пока не наведен порядок в финансовых потоках. Сейчас такого порядка нет. Например, организуются отряды или районные отделы внутренних дел в Чечне. Я обязан давать деньги на эту организацию начальнику областного управления? Не обязан — эти деньги должны быть предусмотрены в федеральном бюджете. Приходит он ко мне, говорит, что получил задание организовать отряды и отдел. Ему не хватает 50—60 млн. рублей. Отвечаю: иди к господину Грызлову или к господину Кудрину и бери из тех денег, что должны быть предусмотрены в бюджете МВД или заложены в программу стабилизации обстановки в Чечне. А он говорит: никто не даст, я уже пробовал, если не справлюсь, меня снимут. Я даю эти деньги. Не знаю ни одного губернатора, кто не дал бы. То же с судьями. Они сегодня на собственном бюджете, в неприспособленных зданиях бывших райкомов партии. Арбитражные судьи в том же положении. Просят денег на ремонт. Не дам — развалится судебная система. Дам — судья будет помнить о том, что я его понял, и считать себя обязанным, в свою очередь, понять меня в сложных вопросах судопроизводства. Вот так вот.
«П.»: Достаточно давно ходят слухи о том, что Константин Алексеевич Титов может стать министром сельского хозяйства. Откуда они?
К.Т.: Я не знаю — откуда. Меня на эту должность ставят с 1991 года. Возможно, это одна из технологических позиций Глеба Павловского или других ему подобных. Не могу сказать, что Гордеев — плохой министр, он очень грамотный человек, другое дело, что государство не исполняет многие законы, которые уже приняты, и он вынужден порой биться как рыба об лед.
«П.»: То есть вам хватает масштабов области?
К.Т.: Вполне. Не хватает прав и полномочий. Считаю, что общество с жесткой детерминированной вертикалью власти недолговечно. Шест когда-нибудь ломается, и тогда все разваливается. По современным теориям есть построения более выносливого общества: даже если один субъект провалился, все остальные держатся.
Наведение порядка — это правильно, равные позиции бюджетной обеспеченности — это верно. Давайте посмотрим, как это будет распространяться. Два-три года я готов терпеть, больше — едва ли. Мы должны перейти к нормальной позиции построения федеративного государства. Мы должны понимать, что есть субъекты, которые только 14% собственного дохода имеют, остальное — дотации. Нужно дать им срок, например, два года. Если положение не выправляется — прямое президентское правление или присоединение к другому субъекту. Это было бы справедливо.
Тенденции, которые я сегодня наблюдаю, примерно в этом русле, но все же нуждаются в серьезных коррективах.
«П.»: Вы уже десять лет возглавляете область. Что вам за это время удалось сделать, а что — нет?
К.Т.: В 2000 году я открыто шел на выборы с лозунгом «Мы с вами строили, строим и будем строить капитализм». Народ меня поддержал. Я считаю, что это достаточно смело: ни один губернатор, ни один президент с таким лозунгом не идет на выборы. Самара мне поверила. Все остальное — частности.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK