Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "С любовью и презрением"

Путешествие из Москвы в Тулу, простой российский город, каких сотни и тысячи на просторах родины, натолкнулось на «розочку», «русских православных» и страх в глазах. Полыхнет или пронесет?Пинки и «розочки»
   Дорога от Москвы до Тулы на электричке занимает чуть менее 4 часов. В вагоне утренней электрички сидели бабушки с сумками на колесиках, работяги с мутными глазами и вечно печальные дамы постбальзаковского возраста.

   В Чехове в тамбур влезла уже изрядно надравшаяся компания молодежи. Классическая шпана окраин и рабочих городков. В зубах чужие сигареты (первым делом юнцы начали стрелять их у куривших в тамбуре), в руках бутылки с пивом. Через приоткрытые двери в вагон потекли дым, мат и предложения найти «черных» и «навалять им».

   Ждать долго не пришлось. В другом конце вагона появился парень азиатской внешности. Ничего не подозревая, он прошел до следующего тамбура, где ему уже готовился теплый прием. Работяги, едва завидев нацмена, побросали на пол недокуренные сигареты и благоразумно ретировались. Шпана встала в боевую стойку. В первом ряду стоял рыжий злодей с бараньими глазами и измазанной глиной задней частью тела.

   — Милостивый государь нерусской национальности, сейчас вам будет очень плохо! — примерно так можно перевести на литературный язык то, что гаркнул он, после чего с хорошим оттягом замахнулся на парня бутылкой, метя ему в голову.

   Азиат увернулся от удара, выскочил из тамбура и, захлопнув за собой двери, приготовился к обороне.

   — Иди сюда, — закричал он предводителю шайки. — Слабо один на один?

   Получив в ответ вал оскорблений, он молниеносно раскрыл дверь и отвесил зазевавшемуся смачный пинок.

   Пока шла перебранка, вагон встал на уши. Старушки кричали шпане: «Побойтесь Бога!», женщины: «Вызовите милицию!»

   Желтая панель с кнопкой «вызов милиции», как водится, не работала, но одно то, что люди попытались вызвать стражей правопорядка, заставило пьяных юнцов перейти в другой вагон. Однако пробыли они там недолго.

   Уже через несколько остановок они вернулись на исходную позицию и стали высматривать новую жертву. Нашлась старая — азиат вместо того, чтобы перейти в соседний вагон, стоял неподалеку.

   Атаман разбойников допил свое без малого десятиградусное пойло, взял бутылку за горлышко и разбил о поручень. Осколки коричневого стекла разлетелись во все стороны, шпана притихла, а ее предводитель ринулся на азиата.

   Жертве повезло — в тамбуре появился милиционер. «Розочка» моментально была брошена на пол и задвинута подальше. С совершенно невинным видом шпана стала рассказывать лейтенанту, что «чурки совсем оборзели, средь бела дня на людей кидаются». Офицер нервничал, старался не поворачиваться к молодежи спиной и все время держался за кобуру. Так доехали до Серпухова. Шпана сердечно попрощалась с милиционером и пошла по своим делам. Азиат поехал дальше…

Дружба народов, или Не надо зарываться
   В Туле нас встретил местный бизнесмен Александр. Он и несколько его единомышленников объединились в группу, принцип деятельности которой можно сформулировать так: «Русского потребителя должны обеспечивать русские коммерсанты». В Туле Саша знает всех и вся. Пока мы ехали в маленький городок Щекино, он рассказал, что весь сколько-нибудь серьезный бизнес в городе и области сосредоточен в руках «русских, православных людей». Единственная оставшаяся у кавказцев делянка — розничная торговля отечественными овощами и фруктами.

   — Бананы, апельсины и ананасы у нас продают русские, — рассказал он. — Кавказ продает лишь то, что можно купить на территории России. Да и рынки все принадлежат русским, так что Кавказ за торговые места нам платит.

   Про Кондопогу Александр говорит так:

   — Это правильно, что все было показано по телевизору. Люди должны знать о таких вещах. В Туле в конце 1990-х было два очень похожих инцидента. Последний раз кавказцы зарезали таксиста. Реакция была как в Кондопоге — люди громили кавказские лавчонки и конторки. Про это никто ничего не показывал, а зря. «Джигиты» у нас присмирели, а если б по телевизору все показали, может, и не было бы этой Кондопоги. Вообще, если не давать кавказцам зарываться, сколачивать преступные группировки, от этого дружба народов будет только крепнуть.

   Щекино довольно серьезный по российским меркам промышленный центр, в нем действуют аж два крупных предприятия — «Щекиноазот» и «Химволокно». Существенная часть 65-тысячного населения работает именно на них.

   На местном рынке 80% торговцев — лица славянской национальности и лишь дальний уголок — удел бывших союзных республик. Однако бабушки со своими грибами, огурцами и укропом сидят за воротами.

   Грузовая «газель» доверху набита баклажанами. У борта суетятся два азербайджанца, кладут в сумки покупателей товар, взвешивают пластмассовым безменом. Старушка, заплатив деньги, достает из кармана свой безмен и сует его в лицо одному из продавцов.

   — Что ж вы меня на килограмм обвесили?

   Очередь начинает волноваться. Кавказец бегло оглядывает толпу, достает из кузова четыре крупных баклажана и молча сует их бабке в сумку.

   — Слющай, дэржят па десят лэт сваи вэсы, прюжина сломалса! Пилохо показывает! — начал возмущаться продавец-сосед, видимо опасаясь, что народный контроль придет за его помидорами. Стоящий неподалеку хорошо одетый кавказец покачал головой, и помидорный сосед мгновенно умолк.

   Бабушка, смакуя ситуацию, услужливо предложила свой безмен еще трем-четырем покупателям и, довольная собой, удалилась.

Проблема империи
   — Как здесь у вас после Кондопоги, спокойно? — спросил я того самого респектабельного кавказца.

   — Все нормально. — Он покривился в ответ. — Мы мирно торгуем, да и вообще многие наши коммерсанты давным-давно граждане России, живут здесь по 15—20 лет. Жалко, Союза нет. Из-за этого все конфликты.

   В его глазах — беспокойство, хотя он и пытается скрывать его. Когда мы говорили с кавказцами, неподалеку остановился пожилой мужчина интеллигентного вида. Дождавшись окончания разговора, он подошел ко мне, отвел в сторону:

   — Не верьте им, не любят они нас, да и их тоже никто не жалует. Даже не за то, что они цену на рынке держат, а за то, что дома скупают, селятся и совершенно не хотят ассимилироваться. Варвары с окраин — проблема любой империи.

   Ужель хотел сравнить он Тулу с Римом?..

   Неподалеку в «уазике» скучают два милиционера.

   — А вы инструкции какие-нибудь на случай ЧП получили из центра?

   — А как же, — зевнул во весь рот милиционер, — усиливаем бдительность…

   — У вас-то тут погромов не намечается? — спрашиваю у капитана.

   — Не-а, — лениво отвечает тот. — У нас чеченцев нету, а азербайджанцы народ не такой агрессивный. Ты знаешь, почему Баку ни одной армии мира не оказал сопротивления — войска просто входили в город и все? Нет? Потому что все «защитники» в этот момент на базаре были. Им прибыль нужна, они местных провоцировать не будут.

   Милиционер излагал свою картину мира. Согласится ли с ней сам мир, такой разный, где у людей свои страхи, которые они порой хотят выместить на других, мир, который призван защищать в том числе этот тульский милиционер?..

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK