Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "С него начинается Родина"

В следующее воскресенье на Сахалине пройдут выборы губернатора. За власть в одном из богатейших дальневосточных регионов борются государственная "Роснефть" и частная "Альфа-Групп". Чем бы ни окончились выборы, ясно, что они станут политическим дебютом крупного российского бизнеса на Дальнем Востоке.

Два основных претендента на губернаторский пост — вице-губернатор Иван Малахов и мэр Южно-Сахалинска Федор Сидоренко. Малахов позиционирует себя как продолжателя дела прежнего губернатора, Игоря Фархутдинова, погибшего в авиакатастрофе. Сидоренко — оппозиционер. Он дважды пытался конкурировать с Фархутдиновым на выборах губернатора, но оба раза проиграл. На прошлых выборах в 2000 году Сидоренко шел кандидатом объединенной оппозиции, в которую входило несколько партий — от КПРФ до СПС, — но набрал лишь 21% голосов, в то время как у Фархутдинова было 56%. Понятно, что при живом Фархутдинове мэр областной столицы никогда не получил бы шанса занять вожделенное губернаторское кресло. Однако сейчас ситуация другая. Его соперник Малахов сильно проигрывает своему покойному шефу по харизме и популярности. Так что выборы отнюдь не лишены интриги. Еще больший интерес вызывают те силы, которые стоят за двумя кандидатами.

По некоторым сведениям, Малахова поддерживают те компании, которые разрабатывают нефтяные месторождения на сахалинском шельфе. То есть государственная "Роснефть" и транснациональные Exxon Mobil и Royal Dutch/Shell. Их политический лозунг, понятно, звучит так: "Чтобы все было как при Фархутдинове". А вот оппозиционер Сидоренко, как принято считать, представляет интересы тех, кто еще только собирается поучаствовать в освоении сахалинской нефти — российской "Альфа-Групп" и тесно связанной с ней British Petroleum. И соответственно, критикует Малахова за то, что тот "слепо следует курсом Фархутдинова". На самом деле крупный бизнес проявлял интерес к сахалинской политике и в прошлом — остров как-никак богат нефтью. Однако при Фархутдинове этот интерес был несколько платонического свойства, поскольку покойный губернатор был слишком сильным лидером. А теперь инвестиции "в политику" обрели практический смысл, тем более что Кремль со своими симпатиями на сахалинских выборах не определился. Вот поэтому происходящее и можно назвать политическим дебютом крупного бизнеса. Нам, конечно, возразят: а как же Роман Абрамович с Чукоткой? Но Роман Аркадьевич, избравшись чукотским губернатором, не преследовал больших коммерческих целей. Это был лишь зигзаг мятущейся олигаршьей души. Что же касается Сахалина, то здесь все всерьез (достаточно сказать, что стоимость запущенных нефтяных проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2" составляет около $22 млрд.). И вероятно, надолго, особенно если учесть, что на Дальнем Востоке сложились все условия для притока "политических инвестиций", которые, возможно, изменят облик всего этого регион.

Моя рыба с краю Крупные российские корпорации двигались на восток десять лет, занимая сначала те регионы, экономика которых почти полностью строилась на добыче экспортного сырья. Однако восток Дальний долгое время был для них практически недоступен. Причина заключалась в особенностях здешней приватизации. "Местные администрации старались поделить всю собственность между своими приближенными, не допуская к этому процессу сторонних участников, в том числе и крупные корпорации федерального уровня", — считает руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский. Эту задачу губернаторам сильно облегчал тот факт, что на Дальнем Востоке сравнительно мало крупных предприятий, которые в середине 90-х могли заинтересовать "москвичей". В итоге складывались политические режимы, похожие на тот, что существовал в Приморье при Евгении Наздратенко, — совершенно непрозрачные для внешнего взгляда, фактически независимые и крайне неэффективные. А сюжеты из жизни дальневосточных бизнесменов стали регулярно попадать в российские криминальные сводки. Только в последние годы крупный российский бизнес на Дальнем Востоке начал активизироваться, пытаясь поставить под свой контроль потенциально наиболее прибыльные предприятия. "ЕвразХолдинг", Магнитогорский металлургический комбинат, "Северстальтранс", Группа МДМ купили несколько крупных портов. "Норильский никель" проявил самый непосредственный интерес к магаданскому золоту. Любопытно, что на Дальнем Востоке этот процесс практически не вызывал "антиолигархических" настроений. Напротив, крупный бизнес воспринимался как сила, способная обеспечить порядок и стабильность. Например, в Магадане говорили: "Пришел бы "Норникель" пораньше, остался бы Цветков жив" (Валентин Цветков — губернатор Магаданской области, был застрелен осенью прошлого года в Москве).

Конкуренты в погонах При таких условиях можно нарисовать и дальнейшую перспективу. В том духе, что крупные корпорации сначала начнут вкладываться в политику, затем потянут в губернаторы своих менеджеров, что, как ни относись к олигархам, могло бы способствовать повышению управляемости Дальнего Востока. Если бы не два "но". "Но" первое. Альтернативой бизнесменам-политикам могут стать политики-генералы. Москва, разумеется, не оставляет надежд "построить" Дальний Восток. Полпред Константин Пуликовский, на которого такую задачу некогда возлагали, с ней не справился. Однако есть и другие кадры. На тот же Сахалин, например, мог бы вернуться из московского отпуска бывший глава сахалинского УФСБ Сергей Веревкин-Рохальский, ныне руководящий в ведомстве Бориса Грызлова отделом по борьбе с экономическими преступлениями. Веревкин-Рохальский, кстати, тесно связан с "питерским" кланом. "Приход на Дальний Восток "медведей в погонах" весьма вероятен, — говорит руководитель группы "Меркатор" Института географии РАН Дмитрий Орешкин, — но взамен они ничего не принесут, поскольку умеют прежде всего доить, но не умеют развивать". "Но" второе. На Дальний Восток проникают не только российские, но и иностранные корпорации. На том же Сахалине это транснациональные нефтяные гиганты. В Магадане помимо "Норильского никеля" золото добывают британцы, американцы и канадцы. А между тем Дальний Восток с Центральной Россией связывает не так много: две железнодорожные магистрали (БАМ и Транссиб) и авиатранспорт. Автодороги, соединяющей Сибирь и Дальний Восток, до сих пор не существует. Сквозное движение по трассе Чита-Хабаровск будет открыто только в 2008 году. Товарообмен также не очень велик, куда больше он у Дальнего Востока с Китаем или Японией. Конечно, иностранцам играть на выборах запрещает закон. Однако, как показывает практика, в российских условиях его несложно обойти. И как знать, возможно, пока российские генералы и российские бизнесмены будут поглощены борьбой друг с другом, дальневосточными губернаторами станут ставленники иностранных корпораций. В подготовке материала принимали участие Ольга Караулова, Наталья Дубинина (Владивосток).

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK