Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "САДДАМазохизм"

Визит министра иностранных дел РФ Игоря Иванова в Багдад был неожиданным только на первый взгляд. На самом деле Москва давно обхаживает Саддама Хусейна, чтобы не остаться в стороне от больших денег, когда с Ирака будут сняты международные санкции.Санкционированный визит

Президент Ирака Саддам Хусейн обычно весьма заносчив, строго следит за соблюдением субординации, резко реагирует на недостаток почтения к себе — в том числе и со стороны иностранных гостей. Беседы с ним зарубежных дипломатов, от чьих визитов ничего не зависит, превращаются обычно в изложение Саддамом своих политико-философских воззрений общего плана.
Однако вряд ли подобный прием был оказан министру иностранных дел России Игорю Иванову, посетившему Ирак на позапрошлой неделе: Иванова в Багдаде ждали, и даже очень. Встречавший его как высокого гостя на специальном аэродроме вице-премьер Тарик Азиз не скрывал перед телекамерами своего удовольствия и надел по этому случаю военную форму. Очевидно, от этого визита многое зависело — официальные российские ТВ уделили ему в новостях достаточно места, хоть и не слишком педалировали. Предшествовавшая встреча Владимира Путина с президентом Франции Жаком Шираком, на которой, вполне вероятно, обсуждалась возможность снятия с Ирака санкций, послужила прологом к поездке министра иностранных дел России в Багдад.
За отмену санкций в отношении Ирака (или их ослабление) выступает и Китай, недовольный слишком усилившейся позицией США в мире,— и хотя внешнеполитическая риторика нынешнего китайского руководства в последние годы существенно изменилась, Ирак, памятуя о бывших идеологических постулатах КНР в вопросах антиимпериализма и антиамериканизма, отнюдь не испытывает чувства неприязни к большому другу из Азии.
Между тем регион Персидского залива объявлен Штатами зоной жизненно важных интересов. Во-первых, в силу его месторасположения: выход в Центральную Азию, на Дальний Восток, в Юго-Восточную Азию, к тому же Залив — это контроль над Восточным Средиземноморьем. Во-вторых, держать под контролем добычу и транспортировку нефти в этом регионе — задача весьма важная. В-третьих, зона Персидского залива — один из мировых финансовых центров, и отсюда идут потоки нефтедолларов как на Запад вообще, так и непосредственно в Соединенные Штаты. Ирак же — хотят того американцы или нет (а они пока жестко стоят против отмены санкций) — остается одним из центров силы в арабском мире, наряду с Ираном и Египтом.
Война non stop

Так или иначе, но с приходом в 1979 году к власти в Ираке Саддама Хусейна страна постоянно воюет. 63-летний мусульманин-суннит, родившийся в зажиточной крестьянской семье в провинциальном городке Тикрите к северу от Багдада, Хусейн экстерном получил высшее юридическое образование в Багдадском университете, уже будучи вторым лицом в иракском руководстве. Путь его к президентству был нелегким. Вступив в 1957 году в партию Баас («Возрождение»), Саддам Хусейн участвовал в покушении на главу первого республиканского правительства страны Абделя Керима Касема — был ранен в ногу, но, самостоятельно вытащив пулю, бежал в Сирию, а затем в Египет. Он был единственным, кто смог скрыться от преследования,— остальные члены тергруппы были казнены.
В середине 60-х годов он выдвинулся как один из лидеров баасистского движения в Ираке, в 1968 году привел Баас к власти, а позже, поставив на гражданское крыло Бааса, в 1979-м добился отставки своего родственника президента Бакра и стал председателем Совета революционного командования, президентом, главой правительства и верховным главнокомандующим.
Абсолютная власть развращает абсолютно, а потому вскоре после своей победы Саддам казнил всех видных членов баасистского руководства, а против оппозиционных курдов повел войну на уничтожение, применяя даже химическое оружие. Однако, чтобы остудить страну изнутри, Хусейн перевел стрелки на внешнюю политику и начал войну с Ираном. По большому счету, война была затеяна ради повышения цен на нефть и укрепления позиций Ирака в мире. Этой войне особо не противились Соединенные Штаты, попеременно поддерживая то одну, то другую сторону. Тем более что приход к власти в Иране аятоллы Хомейни с его исламской революцией вызвал на Западе шок и добавил очков Саддаму Хусейну.
Отношения СССР как с Ираном, так и с Ираком были достаточно хороши — мы продавали оружие и тем и другим, много строили и только на одном Ираке зарабатывали в среднем $2 млрд. в год. Ирак был очень выгодным партнером Москвы: у него были деньги (в то время за один иракский динар давали три с половиной доллара) и, хотя Саддам и задавил в Ираке компартию, мы на это глаза закрыли, потому что государственные интересы были выше идейного братства.
Однако десятилетняя война утомила народ и армию — тем более при отсутствии каких-либо видимых результатов. Только убитыми Ирак потерял около 200 тысяч человек. Но это ладно, людей Саддам никогда в расчет не принимал. Что хуже — в упадке оказалась экономика (произошло даже снижение добычи нефти), и Ирак потерял $250 млрд.
Буря в кармане

Все это надо было как-то компенсировать, а заодно подкормить народ и армию. К тому же после замирения с Ираном Саддам опасался недовольства внутри страны, и этот клин он решил выбить тем же клином — войной с Кувейтом. Знающие люди утверждают, что нападение на Кувейт и его оккупация не обошлись без санкции тогдашнего президента США Джорджа Буша-старшего, ставленника нефтяного бизнеса. Говорят, что иракцы беседовали на эту тему с американскими дипломатами — записи этих, по сути, провокационных бесед потом всплыли во время предвыборной кампании Буша-старшего в 1992 году.
Депутат Госдумы РФ Алексей Митрофанов утверждает: «Штаты очень хорошо заработали на этой многоходовке. Сначала они дали Хусейну съесть Кувейт, что вызвало революцию цен на нефть (сам-то Вашингтон получает нефть в основном из Латинской Америки), а дальше, очень не спеша, стали собирать военную экспедицию, которую оплачивали многие страны мира — прежде всего уставшие от Хусейновой беспредельщины государства Персидского залива. Кстати, японцы, больше других качающие нефти с Ближнего Востока, дали на «Бурю в пустыне» $19 млрд. В итоге вся операция стоила $100млрд., сами же американцы не заплатили ни цента. Собрав деньги на экспедицию, американцы провели ее почти бескровно, с хорошей рекламой для своей страны и своей военной техники — и освободили Кувейт.
Восстановление Кувейта обошлось тамошнему эмиру в $60 млрд.— 90% подрядов получили американские фирмы. Так во второй раз США заработали — уже на восстановлении Кувейта. В третий раз они заработали, когда поставили Ирак под санкции. Ирак-то был партнером Советского Союза, и интересы американцев там были минимальные, зато квоты Саудовской Аравии в добыче нефти повысились, а семья Буш давно связана с Саудовской Аравией нефтяным бизнесом. Мы же в результате потеряли реального торгового партнера. Говорят, якобы тогдашний министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе не только настаивал на военном участии СССР в операции в Заливе, но и предлагал собрать на нее $2 млрд. То есть мы бы еще и заплатили за свои потери. Кстати, японцы до сих пор удивляются: зачем они столько заплатили?»
Багдадский двор

Очевидно, чтобы отыграть потерянное, нынешнее российское руководство решило вернуть утраченные позиции в Ираке и компенсировать свои потери в этой стране. Поэтому если в начале операции «Буря в пустыне» СССР полностью поддержал все резолюции ООН, то начиная с 1993 года Россия изменила свое отношение к этой проблеме.
Профессор кафедры востоковедения МГИМО, член правления Комитета международного, научного и делового сотрудничества с Ираком Надежда Степанова рассказывает: «Начиная с 1993 года наши отношения с Ираком меняются. Ирак должен нам от $7 млрд. до $8 млрд., и получить этот долг мы можем только после снятия санкций. Ирак очень заинтересован в отмене санкций, и на Россию он возлагал большие надежды. И с 1993 года Россия совместно с Францией и Китаем дистанцировалась от жесткой позиции Соединенных Штатов и Великобритании. Кроме иракского долга, еще до введения эмбарго были подписаны контракты, предусматривающие участие России в буровых работах на нефтяных месторождениях в Северной Румэйле и в Западной Курне. Был парафирован контракт на поставку оборудования и материалов для строительства завода по производству ферросплавов.
В 1993 году Ирак передал России свои предложения касательно сотрудничества в различных областях стоимостью около $10—12 млрд. Были подписаны соглашения о торговле, экономическом и научно-техническом сотрудничестве. В марте 1997 года в Багдаде был подписан российско-иракский контракт на сооружение второй очереди крупнейшего нефтяного месторождения Западная Курна. Кроме того, Ирак предоставляет России режим наибольшего благоприятствования в двусторонней торговле, включая закупки Россией иракской нефти и в поставках товаров первой необходимости в Ирак. С учетом роли России в разрешении иракской проблемы руководство Ирака при заключении контрактов отдает приоритет российским компаниям — их доля в закупках иракской нефти в рамках гуманитарной программы достигла 40% от всего объема иракского нефтяного экспорта. За 1997—1999 годы российскими компаниями вывезено из Ирака нефти на сумму около $3,3 млрд.».
Так что, похоже, прежние скандальные визиты в Ирак Владимира Жириновского были лишь дымовой завесой, прикрывавшей серьезное взаимодействие Москвы с Саддамом Хусейном. Сейчас в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие» в Ираке работают наши нефтяные компании «Славнефть», «ЛУКойл», Центральная топливная компания Юрия Шафраника и «Зарубежнефть». Однако, по информации собеседника «Профиля» в правительстве РФ, в Россию от их деятельности ничего не попадает: «Есть проблемы с нашими нефтяниками и у самого Ирака — особенно с «ЛУКойлом», который специально взял для освоения крупнейшее месторождение в Западной Курне, чтобы распухли балансы компании, само же месторождение не осваивает. Иракцы в шоке».
Так или иначе, Россия уже сейчас должна поторопиться: пока в Ираке заключаются контракты с открытой датой при условии отмены санкций, таких контрактов надо заключить по максимуму.
При этом собеседник в Белом доме предостерегает: «Не стоит забывать о нашей последней ошибке с Ливией. Когда в апреле 1999 года были отменены санкции в отношении этой страны, американцы через арабских посредников договорились об отмене ливийских санкций к своей выгоде (с другой стороны, кому как не американцам получать от этого выгоду, если сами санкции против Ливии обеспечивались США и от США прежде всего зависела их отмена.— «Профиль»). Но Россия в припадке радости за Муамара Каддафи проголосовала в Совете Безопасности «за», даже не затронув вопрос о ливийском долге в размере $2,7 млрд. Так что сейчас перспектива возврата этих денег весьма туманна. Если такую же глупость мы допустим, обрадовавшись за Саддама Хусейна, то будем законченными идиотами».
Лица стерты

Между тем для выстраивания отношений с Ираком совершенно не важно, что по миру распространяются слухи, будто Саддам Хусейн неизлечимо болен раком и даже отказался от химиотерапии. Даже если это так, власть в стране все равно останется в руках правящей партии Баас, которая сделала все, чтобы полностью «баасизировать» весь государственный аппарат и армию и полностью ликвидировала даже саму возможность для деятельности любой оппозиции — как исламской, так и светской.
Саддам хочет, чтобы его преемником стал один из сыновей. Однако старший — Удей — из-за любви к спиртному, говорят, доставил отцу немало головной боли и был удален от рычагов управления. В сентябре прошлого года Удей попытался вернуться на внутриполитическую сцену и появился с несанкционированным выступлением на иранском ТВ, после чего на семейном совете ему строго указали на недопустимость подобной самодеятельности, а для страховки расформировали его личную охрану, передав ее функции службе безопасности президента. Правда, чтобы смягчить удар, Хусейн сохранил за Удеем ограниченный контроль за распределением и оборотом кое-каких внешних источников финансовых поступлений. Тем более что в середине июля прошлого года ракетно-бомбовые удары американской авиации по югу Ирака разрушили инфраструктуру нефтепромыслов вблизи города Амары. Из-за этого была заморожена контрабандная (в обход санкций) торговля нефтепродуктами, что снизило валютные поступления, контролируемые тикритским родом Тельфахов — это род первой жены Хусейна, патронируемый старшим сыном Удеем.
Сейчас Саддам, похоже, сделал ставку на младшего сына — Кусея. Во всяком случае, это косвенно подтверждает сентябрьский указ иракского президента о формировании Президентского совета во главе с Кусеем, предусматривающий фактическую передачу ему президентских полномочий в чрезвычайной ситуации. В указе, кстати, говорится о Кусее как о возможном преемнике. Поэтому, с уходом Хусейна, должно быть, изменятся только лица.
Так что очевидно, что министр иностранных дел Игорь Иванов в разговоре с Хусейном не мог не говорить о серьезных гарантиях Москве: если вслед за Триполи нас кинет еще и Багдад — это будет уже верх неприличия.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK