Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Сальто торгового баланса"

Об этом заявил на прошлой неделе первый вице-премьер Михаил Касьянов, выступая на заседание Комиссии по оперативным вопросам.Пенька, зерно, лес — такова была структура экспорта Российской Империи петровских времен. Нефть, газ и опять-таки лес — структура экспорта наших дней.
Так что проблема «сырьевого придатка» старше нынешнего правительства минимум на 300 лет.
Чуть моложе, но ненамного, призывы избавиться от сырьевого статуса. И в этом отношении заявление Михаила Касьянова на последнем заседании Комиссии по оперативным вопросам о необходимости изменить структуру нашего экспорта с сырьевой на наукоемкую — лишь несколько измененное повторение заклинаний генеральных секретарей ЦК КПСС.
Новизна, однако, все-таки есть. В последние годы Россия, пожалуй, впервые за всю свою экспортную историю столкнулась с тем, что конец сырьевой вольницы (в денежном выражении доля нефти и газа в российском экспорте составила в 1999 году 42%, а вместе с другим сырьем — все две трети) уже близок.
Так, по данным официальной статистики, 1999 году Россия экспортировала на 1 млн. тонн нефти меньше, чем в 1998 году (110,6 млн. тонн вместо 111,5 млн.).
Немногим лучше дело обстоит и с другими сырьевыми статьями нашего экспорта. Достаточно привести пример с отечественным металлом, который не пускают на рынки развитых стран под предлогом борьбы с демпингом.
Словом, на проблему скорого исчерпания безбрежных подземных морей российской нефти (по разным оценкам, ее хватит максимум на 70—100 лет) накладываются две другие проблемы. Первая — отсутствие достаточного числа наукоемких разработок, конкурентоспособных на мировом рынке и способных заместить в экспорте сырье. И вторая — неумение как государства, так и самих производителей подавать товар лицом за пределами нашей родины.
Тем не менее переориентировать наш экспорт — задача фактического выживания страны, сохранения ею хотя бы минимальных позиций на мировом рынке разделения труда (потому как при сокращении объемов сырьевого экспорта мы можем потерять даже нишу «сырьевого придатка» развитых стран).
Насколько возможно и реально изменение структуры нашего экспорта?
Александр Мордашев, генеральный директор АО «Северсталь»: «Проникновение на мировые рынки, особенно высокотехнологичной продукции,— задача довольно сложная.
Я не буду говорить о достаточно очевидных вещах вроде того, что нас «там» никто не ждет. Обращу внимание только на один аспект: мы пока плохо умеем торговать даже тем, что действительно конкурентоспособно. Ведь несырьевой экспорт требует более сложных подходов: нужно развивать маркетинговые службы, а не налаживать сотрудничество, как это делается сейчас, с международными независимыми трейдерами, которые заинтересованы лишь в перепродаже продукции.
Тем не менее я с оптимизмом смотрю на переориентацию на более технологичный экспорт, и не только в металлургии».
Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации: «Сейчас самым важным стимулом для наших экспортеров должна быть поддержка государства. Ведь госструктуры — напрямую или через специализированные эксимбанки — кредитуют экспорт во всем мире.
Кроме того, важны не только и не столько деньги, которые дает государство, а гарантии с его стороны, под которые, собственно, и даются кредиты. Власть должна также обеспечить такое важное условие для нормального развития экспорта, как политическая поддержка.
Ведь мы живем в мире торговых войн, и нет ничего странного в том, что нас не пускают на другие рынки. Хотя нужно признать, что Россия порой подвергается более жесткой, чем другие страны, дискриминации. Пожалуй, нет такой сферы, где бы нас не ущемляли. Это и поставка креагенных двигателей в Индию, против которой выступали США, и поставки оборудования для АЭС в Иране, которые тоже вызывали недовольство Запада, и т.п. Разбираться с такими вопросами — дело правительства и только правительства. Клинтон, например, не стесняется лоббировать интересы своих промышленников на любых уровнях. А мы стесняемся.
Я считаю, что совсем необязательно ссориться с США из-за косовских албанцев, но вот по поводу стали поссориться вполне можно было бы.
Есть и другие способы поддержки экспорта: тарифное регулирование, например.
Нельзя также говорить о стимулировании экспорта, когда предприятия годами ждут возврата НДС.
Отдельное внимание необходимо обратить на поддержку экспорта вооружения. Он и сейчас дает около $3,5 млрд. в год. Есть возможность увеличить это в два раза как минимум. И в этой области у нас очень мало конкурентов.
Крайне перспективно энергетическое машиностроение, в том числе оборудование для АЭС. Важно, чтобы государство оказывало поддержку в патентовании изобретений. Часто для предприятий это дорого или же у них нет подобного опыта и т.п.».
Сергей Калугин, заместитель председателя Российского банка развития: «Экспорт продукции наукоемких отраслей промышленности — это прежде всего экспорт современных вооружений. Однако сразу выплеснуть на международный рынок весь потенциал российских разработок нам не дадут конкуренты, те же США. Поэтому легче и быстрее всего ожидать крупных финансовых поступлений от участия России в международном разделении труда в области ракетно-космических технологий. В частности, Российское авиационно-космическое агентство уже не первый год сотрудничает с теми же США и странами Западной Европы в создании международной космической станции, а также ракет-носителей типа «Союз» и «Протон».
Это сотрудничество имеет не столько военный, сколько коммерческий характер, поскольку приносит госбюджету и конкретно отрасли весьма ощутимые средства. Ведь только в прошлом году наша страна заработала на этом около $1 млрд.
Однако для того, чтобы Россия в области наукоемких технологий была и в дальнейшем конкурентоспособной, необходим пересмотр приоритетов в экономической политике государства. И сегодня дело с мертвой точки, похоже, сдвинулось. В начале года был утвержден государственный оборонный заказ (обычно это делалось в середине года), началось погашение долгов перед предприятиями ВПК».
Евгений Хартуков, генеральный директор Международного центра нефтегазового бизнеса, профессор МГИМО: «Слухи о преждевременной кончине энергосырьевого экспорта, думается, сильно преувеличены. Действительно, в 1999 году в результате заметного снижения на европейском рынке цены на природный газ до $59 за 1000 кубометров, что на 21% ниже уровня цен 1998 года, доходы от экспорта газа на европейский рынок сократились на $1 млрд. и составили $6,8 млрд., хотя фактические объемы поставленного на европейские рынки газа увеличились с 120,5 млрд. кубометров до 126,7 млрд.
Но, с другой стороны, о существенном снижении объема экспорта нефти в 1999 году говорить не приходится, так как он составил всего около 1 млн. тонн, а за счет повышения мировых цен на нефть и нефтепродукты в среднем на 25% удалось компенсировать потери от снижения цены на природный газ. В прошлом году по предварительным данным доля экспорта жидкого топлива составила 25—28% от общего объема экспорта России.
Другой вопрос: насколько опасна такая зависимость от экспорта энергоресурсов для экономики страны? Целый ряд промышленно развитых стран, в том числе ЮАР, Канада и Австралия, имеют ярко выраженную сырьевую ориентацию экспорта и никаких экономических проблем по этому поводу не испытывают. У России тоже очень богатая минерально-сырьевая база, вопрос лишь в том, насколько эффективно этими преимуществами она может воспользоваться в рамках международного разделения труда.
Другое дело — насколько правомерен неоправданный популизм отдельных российских ведомств, пытающихся играть на старомодной великодержавности и кормить народ благостными заклинаниями о светлом технологическом будущем страны.
Представляется, что гораздо полезнее было бы наконец принять реальные меры по радикальной структурной перестройке промышленности и создать необходимые условия, в том числе налоговые, для развития уже приватизированных высокотехнологичных отраслей».

Внешнеторговый баланс России (млрд. долларов США)

Январь—ноябрь 1998 года
Экспорт в страны СНГ13,9
Экспорт в дальнее зарубежье53,0
Импорт из стран СНГ12,7
Импорт из дальнего зарубежья42,9
Январь—ноябрь 1999 года
Экспорт в страны СНГ10,5
Экспорт в дальнее зарубежье54,3
Импорт из стран СНГ8,8
Импорт из дальнего зарубежья28,0

ДЕНИС СОЛОВЬЕВ, ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK