Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Самобичевание и патриотизм"

Берлин помешался на памятниках: в правительственном квартале появляются все новые статуи и барельефы. Теперь вот задуман «Памятник свободе и единству Германии».9 ноября — самый подходящий день для обсуждения вопроса о немецких памятниках: это самый немецкий день в году. В календаре нет другой даты, которая была бы так богата историческими событиями. В 1918 году была провозглашена первая демократическая республика на немецкой земле, в 1938-м волна ночных погромов стала сигналом к эскалации антисемитизма в Германии; в 1989 году пала Берлинская стена.

Поэтому депутаты бундестага удачно назначили на 9 ноября обсуждение вопроса о возведении «Памятника свободе и единству Германии». Время выбрано подходящее, вот только с расположением его есть проблемы. ХДС/ХСС и СДПГ заявляют, что мемориал «следовало бы соорудить в центре Берлина». А найдется ли там место — вопрос. <…>

Уже несколько лет в столице бушует эпидемия: строят памятники, сооружают доски и обелиски. В последнее время со страниц газет не сходил Центр документации исхода и изгнания, поскольку правящие партии ХДС/ХСС и СДПГ не могут договориться, должна ли участвовать в работе этого центра Эрика Штайнбах, президент Союза изгнанных.

Трагических событий, память о которых могла бы служить предостережением потомкам, в немецкой истории много. С легким негодованием газета Frankfurter Rundschau пишет, что в Берлине «накопилась гора проектов памятников жертвам и монументов исторической вины немецкого народа». Даже в Ведомстве канцлера высказали опасение, что скоро в парке Тиргартен за памятниками не будет видно леса.

Подавляющая часть памятников-предостережений напоминает о жертвах национал-социализма и диктатуры в ГДР. Теперь настало время, когда республике не грех увековечить и собственное единство, и выдающихся борцов за свободу прошлых веков. <…>

И это притом, что в центре города уже существует немало мемориальных проектов. За последнее время более 20 различных объектов в назидание об ужасах нацистского периода либо уже построены, либо строятся.

«Если уж немцам выпала судьба быть самыми большими грешниками, то отныне им хочется быть первыми среди кающихся», — язвит публицист Вольф-Йобст Зидлер, говоря об «эксцессах осознания своей вины».

Так, на прогулке по правительственному кварталу Берлина сегодня можно увидеть несколько котлованов, вырытых под памятники. Например, на территории выставочно-информационного центра «Топография террора» заложен фундамент нового Центра документации национал-социализма. Это произошло через 20 лет после открытия выставочного комплекса на территории бывших штаб-квартир гестапо и СС.

На северном фасаде Министерства финансов недавно появилась серая доска, напоминающая о 17 июня 1953 года — дате восстания граждан ГДР.

Если идти по Лейпцигер-штрассе в направлении филармонии, то прямо на тротуаре можно увидеть темную каменную плиту, заложенную в память о жертвах эвтаназии. А чуть дальше ожидает завершения мемориал, посвященный гомосексуалистам, убитым нацистами. Южнее Рейхстага можно заметить табличку, которая извещает о строительстве памятника цыганам, ставшим жертвами нацизма. <…>

В 1993 году канцлер Гельмут Коль настоял на том, чтобы берлинская Новая вахта архитектора Шинкеля была провозглашена центральным мемориалом Федеративной Республики. Не вникая в детали и не блистая интуицией, канцлер велел посвятить это место «жертвам войн и тирании», то есть и евреям, и жертвам госбезопасности Stasi, и погибшим солдатам элитного Waffen-SS.

«Мы, евреи, не можем скорбеть в этой Новой вахте по умерщвленным соотечественникам», — заявил Ежи Канал, тогдашний председатель еврейской общины Берлина. Протест заявил и ныне покойный Игнац Бубис, возглавлявший Центральный совет евреев Германии. В ответ канцлер Коль обещал не пожалеть сил, чтобы у Бранденбургских ворот был открыт отдельный мемориал жертвам холокоста.

Это предложение не осталось без последствий. Представители других общин стали возражать против установления «иерархии среди жертв», которая возникает из-за того, что появился чисто еврейский мемориал. У потомков других жертв нацистского режима возникло желание обзавестись собственным местом, где бы можно было поминать погибших. Это породило новые требования и пожелания.

Столице нужен наконец «памятник чему-то радостному», заявил уполномоченный по правам человека федерального правительства Гюнтер Нооке, высказавшись тем самым за памятник свободе и единству. До сих пор не ясно лишь, где он будет заложен. Слишком велики опасения, «что избыток памятников вблизи парламента обесценит их», считает председатель комитета бундестага по культуре Ханс-Йоахим Отто (СвДП). <…>

Поляки уже неоднократно зондировали возможность возведения памятника профсоюзу «Солидарность». Депутат бундестага от СДПГ Маркус Меккель отреагировал на эти нескромные желания «путеводной» идеей, высказавшись за сооружение мемориала в одной из других частей города.

В районе Фридрихсхайн он обнаружил обелиск, поставленный во времена ГДР как символ боевого содружества Красной армии, Войска польского и немецких антифашистов. Хотя этот памятник «ужасен с эстетической точки зрения», но председатель немецко-польской группы парламентариев утверждает, что «он может символизировать нашу общую историю борьбы за свободу». По его мнению, даже надпись на стеле можно оставить. Высеченные на камне слова были популярны в середине ХIХ столетия, когда немцы были вдохновлены событиями в Польше: «За вашу и нашу свободу».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK