Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "«Самолет вели с самого начала»"

Похоже, что украинские зенитчики могли сбить российский Ту-154М, только с самого начала наведя свою ракету именно на эту цель.Дымилось Рощино

В начале 70-х годов в поселке Рощино под Ленинградом на зенитно-ракетном комплексе С-200 шла обычная учеба. В 9 часов вечера ракета была переключена в режим «отработка по имитатору». Как и положено, в учебном режиме захватили локаторами пролетавший гражданский самолет, полностью отработали, захватили и осуществили как бы запуск. Но по чьей-то оплошности ракета не была снята с боевого режима. И ракета не как бы, а по-настоящему стартанула. Был переполох. Но лейтенант, быстро сориентировавшись, через 30 секунд выключил питание на установке, и ракета, потеряв цель, самоликвидировалась.
4 октября 2001 года во время учений ПВО Украины в Крыму такая же ракета С-200 похоже взорвалась рядом с российским самолетом Ту-154М «Тель-Авив — Новосибирск» — по этому поводу генпрокуратуры России и Украины возбудили уголовные дела. Министр обороны Украины Александр Кузьмук, поначалу отрицавший причастность своих подчиненных к случившемуся, признал, что самолет был сбит украинской ракетой.
Любопытно поведение главкома ВВС России Анатолия Корнукова. Профессионал, которому не надо растолковывать, о чем говорят данные объективного контроля учебной стрельбы хорошо известного ему комплекса, Корнуков с первого же дня начал в решительных тонах отрицать даже саму мысль о причастности наблюдаемых им учений к трагедии. Именно он информировал из Крыма министра обороны РФ Сергея Иванова, когда тот собрался на доклад к президенту. И именно корнуковская твердость, надо полагать, легла в основу первой реакции Владимира Путина, публично отвергшего какую-либо вину украинских ракетчиков (плюс явная предрасположенность президента именно к версии теракта против российского самолета, которая лишний раз указала бы мировому сообществу, и в первую очередь США, на особую роль России в борьбе с террором). Сутки спустя Путин прислушался к другой информации, которую сообщил ему кто угодно из окружения, но только не военные чины и уж точно не Анатолий Корнуков.
Моментом в море

Что касается Украины, то факт, что у нее есть свои войска противовоздушной и противоракетной обороны. Но не факт, что есть условия для стрельб зенитными и ракетными комплексами, которые бы отвечали критериям безопасности, установленным еще в советские времена. Например, зона безопасности при применении ракет С-200 должна иметь глубину, в 2,5 раза превышающую максимальную дальность полета ракеты. В нашем случае это должно было бы составить 750 км. Таких просторов у республики для своей ПВО нет. Участвовать же со своими «стволами» в совместных учениях с российскими и другими коллегами по СНГ на полигоне Ашулук (Астраханская обл.) в ежегодном «Боевом содружестве» — политические соображения не позволили.
Поэтому злополучные учения были первыми для украинских ПВО стрельбами ЗРК С-200 за все время независимости. Помимо проблемы кадров есть еще проблема «железа» — отсутствие современных систем рекламации оружия, проверки состояния техники, автоматизированных систем управления нового поколения, повышающих надежность применения зенитно-ракетных комплексов.
Кстати, еще 4 октября украинский министр обороны Кузьмук заявил, что в украинских учениях принимал участие Черноморский флот России. Во-первых, стрельба велась с полигона 31-го исследовательского центра ЧФ РФ, с использованием его оборудования. В обеспечении стрельб принимали участие военнослужащие полигона. Во-вторых, корабельным средствам ПВО флота было отведено дежурство во втором эшелоне зоны противовоздушной обороны. Российские расчеты отслеживали и сопровождали цели в зоне учений, отрабатывали различные упражнения, в том числе и имитацию боевой тревоги. В целом отрабатывали взаимодействие с украинскими средствами ПВО. Однако реального применения российских корабельных ракет ПВО не было.
Между тем установить причастность учений к воздушной трагедии в считанные часы не составляло труда. Такого рода учебные упражнения тщательно документируются. Не говоря уже о том, что в параллель стреляющему расчету по тем же параметрам могли отрабатывать боевые навыки и расчеты других зенитно-ракетных комплексов, средства ПВО с аналогичными или близкими разрешающими способностями. Получить в этих условиях объективную картину стрельб несложно (и, с другой стороны, исказить, подтасовать данные объективного контроля весьма проблематично — много свидетелей).
Рейс вместо «Рейса»

О технической возможности сбить ракетным комплексом воздушное судно вместо учебной цели заговорили почти сразу. Когда стало ясно, что стрелял ЗРК С-200 с радиусом поражения до 300 км, то надежды на невиновность ракеты заметно поубавилось. И в тот же день стало ясно, что в районе 13.41 — 13.45 (украинское время) с момента старта ракеты и до момента исчезновения отметки Ту-154 с экрана локатора самолет находился от пусковых установок на расстоянии 220—230 км.
Стартовавший с борта корабля беспилотный летательный аппарат типа «Рейс», используемый в качестве мишени, похоже, вовсе остался без внимания расчета комплекса.
Дело в том, что система наведения ЗРК С-200 — так называемая «полуактивная» — предполагает непрерывное сопровождение цели станцией наведения до подрыва ракетой мишени. Говорит бывший начальник кафедры Пушкинского училища радиоэлектроники полковник в отставке Вячеслав Воробьев: «Был непреднамеренный захват не той цели: вместо мишени захватили пассажирский самолет — с самого начала. Потому что вероятность перезахвата цели у этого комплекса очень низкая. Теоретически перезахват возможен. Но практически я такого не встречал. Поэтому надо было все время сопровождать именно пассажирский самолет. Его «подсвечивать» надо было. Если бы они прекратили «подсвет» — ракета тут же ушла бы на самоликвидацию.
Но слишком много ошибок получается. Одновременно четыре человека как минимум должны были наблюдать за этим делом. Там должен быть начальник расчета, командир дивизиона, командир группы и командир полка или бригады. И у всех у них есть индикаторы, на которых они могут визуально за всем этим наблюдать. То есть на всех индикаторах они должны были наблюдать, что идет сопровождение другой цели, находящейся совершенно на другом расстоянии, а не беспилотной мишени. Расчеты должны были видеть это. Значит, они ждали чего-то, значит, сопровождали цель, раз не выключили мощность передающего устройства, а ракета-то летела. И что, они не знают, что если ракета больше трех минут летит, то это стрельба в дальнюю зону? За двести километров. За такое время расчет командного пункта этого комплекса должен был определить, что стрельба идет не туда.
Это вина расчета, причем начиная с самого высокого начальства — с командира полка. Это он обязан был за всем этим следить».
Следствие покажет

Как бы то ни было, с самого начала головка самонаведения ракеты получила отраженный от Ту-154М сигнал, и это, скорее всего, и стало смертным приговором 78 пассажирам и членам экипажа российского авиалайнера. Кстати, ракета С-200 сконструирована так, что поражает цель не прямым попаданием, а срабатывает на подлете к ней. Поражающие элементы боевой части ракеты, представляющие собой более 30 тысяч стальных шариков, могли изрешетить самолет.
Между тем это лишь один из сценариев трагедии. Наиболее простой из всех вероятных. Его можно «нагрузить» случайностями, роковыми нестыковками, чьим-то зевком, «пофигизмом», малограмотностью, плохим самочувствием, испорченным настроением, командирской самонадеянностью (следствие покажет, чем занимался расчет в те минуты, когда ракета подлетала к Ту-154М). При желании — и умыслом на теракт.
А при еще большем желании можно прийти к тому, что украинцы Ту-154М вообще не сбивали. На этот случай особый взгляд на случившееся имеет депутат Думы от ЛДПР Егор Соломатин: «Нам видится совсем другая трактовка трагических событий, произошедших над Черным морем. Все-таки это израильские службы безопасности пропустили либо груз, либо террористов на борт самолета, в результате чего и произошел этот взрыв. Учения же на Украине были очень удобным поводом, чтобы избежать скандала, невыгодного многим влиятельным политическим силам в мире вообще, в том числе и США. Именно от США и была выдвинута эта версия про ракету. Ракета же взорвалась там, где ей и надо было взорваться, и никуда она не наводилась. И я думаю, что за какие-то уступки во внешнеэкономическом, а может, и политическом плане для Украины, а возможно, и для России стороны пришли к обоюдному заключению, что виновата украинская сторона».
«Профилю» не удалось уговорить никого из опрошенных политиков согласиться прокомментировать версию депутата ЛДПР.

ВЛАДИМИР ЛАРИН, ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK