Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Самый крутой ковбой"

Бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани — один из кандидатов в президенты от республиканцев. Он — сторонник абортов и ужесточения законов о хранении оружия. Однако в свете его внешнеполитических планов даже Джордж Буш-младший кажется ягненком.Если бы Руди Джулиани в принципе мог позволить себе подобные эмоции, то, вероятно, в тот день он был бы весел и беззаботен. В бальном зале отеля «Хилтон» в Вашингтоне на его торжество собралось 3000 восхищенных американцев итальянского происхождения. Его сторонники в смокингах и вечерних платьях чествовали своего героя — легендарного экс-мэра Нью-Йорка. Они твердо убеждены, что совсем скоро Руди будет избран «мэром» всей Америки.

Однако Джулиани не до веселья. Как тогда, когда его Нью-Йорк был на мушке у гангстеров, пока он не пришел и не навел порядок. Сегодня вся Америка окружена опасными врагами: исламскими террористами и либеральными демократами. Так что расслабляться рано.

Поджав тонкие губы, он вносит последние изменения в свою речь. Его круглая, почти лысая голова склоняется вперед, уголки губ опускаются вниз, глаза сощуриваются — и резко распахиваются, устремляя на окружающих застывший холодный взгляд.

Джулиани живет в постоянном напряжении. Только когда гаснет свет в зале и на экране появляются видеоролики, кадры, показывающие его битву за Нью-Йорк, вызывают ухмылку на его лице.

На экране сменяются эпизоды, несколько лет назад превратившие его в живую легенду: вот Джулиани 11 сентября с респиратором на лице и решимостью во взгляде стоит посреди хаоса в гуще спасателей, вот он же устремляется навстречу взрывной волне рушащейся южной башни Всемирного торгового центра, вот он разговаривает с изможденными пожарниками. «Он показал себя настоящим героем», — произносит голос за кадром.

Потом вступает сам Джулиани. Решив повеселить аудиторию, он рассказывает, как один мафиозный клан Нью-Йорка заказал его за $800 тыс. Несколькими годами позже другой клан также назначил вознаграждение за его голову, но уже в $400 тыс. «Ценовая динамика не радует, подумал я тогда», — комментирует Джулиани. Этот едкий сарказм очень гармонирует с его тонкими губами.

«Когда Руди Джулиани говорит: «Я сперва стреляю, а потом задаю вопросы», — народ ему верит, — с радостью заявляет Фергус Кален, лидер республиканцев в штате Нью-Гемпшир. — На республиканских избирателей это действует великолепно».

3 января в штате Айова состоялись первичные выборы претендентов на должность главы Белого дома. В начале февраля — в так называемый Большой вторник — своего кандидата в президенты выберут республиканские избиратели еще 21 штата.

На самом деле Джулиани совершенно немыслимый кандидат: он слишком ярок, нестандартен, прямолинеен и слишком явно привержен злу. Он отстаивает право на аборт, чем вызывает гнев религиозных правых. Он принял строгие законы о хранении оружия — любители оружия такого не простят. А его бурная личная жизнь делает его просто совсем неприемлемым для правых буржуа.

Джулиани женат уже в третий раз. О решении расстаться со второй супругой он объявил на пресс-конференции, не удосужившись предупредить об этом жену. После этого он скрылся от общественности, получив приют у пары своих знакомых-гомосексуалистов. Им он обещал, что зарегистрирует их брак, как только это будет разрешено законом. Более того, он сам выступал в апмлуа трансвестита. Для строго консервативного религиозного электората на юге и среднем западе такое поведение – неоспоримое свидетельство того, что человек открыт для внушений сатаны.

Несмотря на это, Джулиани имеет круг сторонников. Недавно он привлек на свою сторону даже проповедника-фундаменталиста Пэта Робертсона. А ведь Робертсон некогда утверждал, что теракт 11 сентября — кара Господня, ниспосланная стране за ее терпимость к гомосексуалистам, лесбиянкам и абортам.

Джулиани дает консервативным избирателям то, чего они жаждут: для них он — решительный вождь с ореолом драконоборца, рядом с которым политический банкрот Джордж Буш со своими ковбойскими сапогами кажется просто дряблым. В сфере экономической и прежде всего внешнеполитической он занимает позиции, намного более правые, чем нынешний президент.

На руку Джулиани играет и слабость соперников. Его наиболее сильный конкурент на первичных выборах — бывший мэр Массачусетса Митт Ромни, склонный столь стремительно менять свои взгляды, что приводит этим в замешательство даже самых доброжелательно настроенных сторонников; кроме того, его принадлежность к мормонам у многих вызывает сомнения. Актер Фред Томпсон хоть и консерватор до мозга костей, однако производит впечатление слишком уж нерасторопного человека. Наконец, ветеран вьетнамской войны Джон Маккейн считается человеком, вполне заслуживающим доверия. Однако организация, ведущая его предвыборную кампанию, в какой-то момент оказалась на грани банкротства, что на время отбросило кандидата назад.

Демократы демонстрируют спокойствие: «Руди может расколоть республиканцев», — заявляет одна из его сторонниц, руководившая предвыборной кампанией в Вашингтоне.

Кроме того, в распоряжении оппозиции немало скандальных материалов — начиная с семейной жизни Руди и заканчивая его многомиллионными и не очень прозрачными сделками.

Пока что Джулиани прячет уязвимые места своей биографии за строго консервативными лозунгами. В числе его внешнеэкономических консультантов такие личности, как ведущий представитель лагеря неоконсерваторов Норман Подгорец, чьи устремления даже члены действующего правительства Буша считают излишне воинственными.

Аналогично выглядит и его экономическая программа. Джулиани намеревается снижать налоги, невзирая на связанные с этим убытки, с тем чтобы дать толчок экономике и в результате обеспечить даже большее наполнение казны, чем теперь. Следуя этой стратегии, чудовищную дыру в госбюджете однажды уже проделал Рональд Рейган.

Тем не менее немало избирателей ему доверяют. Будучи мэром Нью-Йорка, он добился успехов именно благодаря своим необычным «рецептам». Он любит перечислять то, что считает своими основными заслугами: преступность в Нью-Йорке снизилась на целых 57%, число людей, живущих на социальное пособие, уменьшилось на 600 тыс. человек. Снижения налогов ему удавалось добиваться аж 23 раза.

Однако важнее всей политической конкретики для Джулиани один-единственный день: 11 сентября 2001-го. Всего 24 часами ранее он был лишь мэром, второй, и последний, срок которого подходил к концу. Несмотря на достигнутые успехи, популярностью Руди не пользовался: ведь он боролся с представителями чернокожих, с учителями, со своей бывшей женой — словом, с любым и каждым, и эта нескончаемая борьба жителям Нью-Йорка успела основательно надоесть.

Но вот он стал тем человеком, который не оставил потрясенную страну в дни нью-йоркской трагедии, в то время как президент сначала, пока самолеты сокрушали башни ВТЦ, пребывал в бездействии, прятался в одной из школ в штате Флорида, а потом ударился в бега по всей стране, опасаясь дальнейших терактов.

Джулиани, напротив, поспешил туда, где ревели сирены полиции и пожарных. И когда обрушилась южная башня, Джулиани с респиратором в левой руке поднял руку и стал указывать своим спутникам дорогу. Уже во второй половине того же дня он начал морально готовить людей к чудовищным итогам терактов. В телеобращении к нации он сказал: «Число жертв будет большим, больше, чем способен вынести любой из нас».

Утром 12 сентября Джулиани встретился с психологом, чтобы узнать, что сейчас нужно людям. Психолог сказал, что Джулиани должен излучать спокойствие, быть опорой. Вся Америка нуждалась в такой опоре, в ком-то, кто знает, что делать, — и Джулиани выглядел именно так: в бейсболке нью-йоркской пожарной команды он был на посту среди дымящихся руин рухнувших башен. Он всегда находил нужный тон. Все это и дает ему сегодня возможность претендовать на президентские полномочия.

Ореол спасателя, пришедшего на помощь в страшной беде, не смогли затуманить даже не очень вдохновляющие факты его биографии. Почти за восемь лет его пребывания на посту градоначальника администрация Джулиани так и не смогла перевести радиостанции пожарных и полиции на одну частоту: перед обрушением второй башни все полицейские успели выбраться из здания, более 100 пожарных остались внутри — вероятно, потому, что предупреждения об опасности их рациями не принимались.

Джулиани лично выступал за размещение штаба сил по борьбе с чрезвычайными ситуациями на 22-м этаже здания №7 Всемирного торгового центра. После обрушения этого здания 11 сентября координировать действия стало некому. И это притом, что специалисты из полиции после первого нападения террористов на ВТЦ в 1993 году как раз предлагали перенести штаб в один из неприметных домов Бруклина.

Слава, пришедшая к Джулиани 11 сентября, не только принесла ему огромный политический капитал, но и помогла улучшить свое финансовое положение. Теперь за каждое выступление ему платят до $100 тыс., всего же гонорар Руди за публичные выступления в прошлом году составил $8 млн. Его компания Giuliani Partners оказывает иностранным правительствам консультативные услуги в сфере безопасности; за пять лет ее доходы составили около $100 млн.

То, что привлекает клиентов, нравится и избирателям. Многие американцы считают, что именно он лучше других способен защитить страну от террористов. А Джулиани дает своим избирателям пищу для страхов. О радикальных мусульманах он говорит: «Они нас ненавидят».

Конечно, такая монотематическая предвыборная кампания вызывает и критику. По словам сенатора Джо Байдена, эксперта в области внешней политики из демократического лагеря, Джулиани — «самый низкоквалифицированный кандидат в президенты со времен Джорджа Буша-младшего». Он ни разу не был в Ираке и вообще слабо разбирается во внешней политике. «В его предложениях всегда только три составляющие: существительное, глагол — и 11 сентября. Больше в них нет ничего», — говорит Байден.

Даже товарищ Джулиани по партии, сенатор Чак Хэйгл, считает, что бывший мэр «поразительно плохо информирован», в частности, в вопросах, связанных с Ираном. Что, впрочем, не слишком бросается в глаза, поскольку и остальные кандидаты от республиканцев играют в ту же игру под названием «Кто здесь самый крутой ковбой?».

Джулиани считает, что нужно больше решительности в «той войне, что террористы ведут против нас». Причем на войне многое дозволено — например, при необходимости в качестве метода ведения допросов можно использовать имитацию утопления. Настоящей пыткой нельзя считать и длительное лишение сна, ведь иначе, шутит Джулиани, «и моя предвыборная кампания — это пытка, разве можно так тяжело работать!» Подобной же непоколебимостью отличается и его позиция в отношении Палестины. Он заявил, что способствовать возникновению страны, поддерживающей террор, не отвечает интересам США.

Мир, каким его видит Джулиани, предельно прост: есть черное и белое. Есть люди хорошие, есть плохие, а жесткость — это язык, который понимают все. Иногда она даже способна плохих превратить в хороших.

Об этом он знает не понаслышке, а на примере истории своей семьи. Отец Джулиани, Гарольд, — сын итальянских иммигрантов, обосновавшихся в Бруклине. Когда ему было 26 лет, он напал на молочника, размахивая пистолетом, и добыл $129. После освобождения из тюрьмы Гарольд был барменом в одной из пивных, принадлежавших итальянской мафии, и выбивал просроченные долги. Однако в один прекрасный день он перешел на сторону закона.

Когда Руди было семь, его родители перебрались в небольшой дом на Лонг-Айленде; отец скрыл от сына свое прошлое и непрестанно внушал ему, что воровать нельзя и что закон нужно уважать.

С первых классов Рудольф посещает католические школы, ему преподают священники, католическим был даже избранный им колледж. Сегодня Джулиани признается: «Мой день перестал начинаться с молитвы, только когда я начал изучать юриспруденцию». Таким образом, с Библией он знаком лучше, чем большинство христианских правых в стране, которые упрекают его в аморальном образе жизни.

Однако Рудольф стал не священником, а прокурором в Нью-Йорке. Ему не было и тридцати, когда он все свои силы бросил на расследование дел о коррупции в рядах полицейских. Борясь с мафией и криминальной бизнес-элитой, он многому научился. Закончилось все арестами, производимыми — в силу тонкого чутья Джулиани в делах популяризации своих успехов — прямо в роскошных офисах, где по классическим канонам наручники защелкивали на запястьях перед телекамерами.

Еще более громкие успехи ждали Джулиани на посту мэра. После того как его выбрали в 1993 году, ему удалось совладать с городом, считавшимся совершенно неуправляемым. Он следовал теории «разбитого окна». Согласно ей, если в доме разбить окно и немедленно не починить его, рано или поздно люди начнут бросать мусор из окна в палисадник, появятся бродяги, а вслед за ними и мелкие преступники. Добропорядочные граждане ретируются, их место займут члены банд, и целый квартал придет в упадок.

Джулиани начал с малого: он изгнал агрессивных попрошаек, при остановке на светофоре без спроса протиравших ветровое стекло, а затем требовавших денег за оказанные «услуги». Он поручил изучить статистику и выяснить, где и какие преступления совершаются чаще всего, а затем отправил в эти «горячие точки» усиленные наряды полиции. Он объявил охоту на «зайцев», а также навел порядок на рыбном рынке, разобрался с вывозом мусора — с теми сферами, которые контролировала мафия. За время его пребывания в должности мэра количество убийств в Нью-Йорке с 2000 сократилось до 700.

Теперь Джулиани ищет «разбитые окна» по всей Америке и в остальных странах мира: необходимо на основании статистических данных установить, где именно пересекают границы большинство нелегальных иммигрантов, и целенаправленно послать туда сотрудников миграционной полиции. В Ираке аналитики должны определить, где совершается больше всего терактов. Там и нужно будет сконцентрировать основные силы войск. Джулиани утверждает: «Если опасный район одного города станет безопасным, откроются новые магазины, приедут люди, дети будут играть в мяч — и сформируется законопослушное общество. То же относится к миру в целом».

В Нью-Йорке это сработало. Администрация города проявляла сговорчивость, его друзей называли «Так точно, Руди». Разговаривать с оппонентами в определенный момент он попросту перестал. Его девиз: «Тот, кто ведет диалог, идет на компромисс».

Однако в то же время такая безжалостность окрашивает фигуру претендента на роль кандидата в президенты от республиканцев в зловещие тона. Один из его предшественников на посту мэра Нью-Йорка, Эд Кох, поначалу поддерживал Джулиани. Сегодня же он говорит, что Джулиани совершенно не умеет обращаться с людьми. И что президент Буш по сравнению с ним «просто симпатичный мужик».

Кох даже написал книгу, посвященную Джулиани, чтобы предостеречь нацию от своего «преемника». Заглавие этой книги: «Руди Джулиани — скверный малый».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK