Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "САУДОВЦЫ НЕОЖИДАННО ПЕРЕСТРАИВАЮТСЯ"

 Чтобы понять, как именно свержение Саддама Хусейна (Saddam Hussein), возможно, меняет Ближний Восток, достаточно ограничиться рассмотрением сенсационной газовой сделки Royal Dutch/Shell Group и Total Group в Саудовской Аравии. Впервые после национализации отрасли в 1970-х годах иностранные компании получили официальное разрешение на разведку и добычу газа на территории королевства. Это большой шаг вперед в реализации масштабных усилий по привлечению в страну этих компаний, заявленных наследным принцем Абдаллой (Abdullah) пять лет назад.
Раздоры между компаниями и саудовскими нефтяными властями практически свели на нет инициативу Абдаллы. Это не только ставило фактического правителя страны в неловкое положение, но мешало привлечению и других иностранных инвестиций, столь необходимых для создания новых рабочих мест и социального обеспечения быстрорастущего населения. И вот Саддам свергнут, и становится ясно, что Ирак может скоро стать конкурентом в борьбе за привлечение капиталов нефтяных компаний.
Ходили слухи о том, что в мае при перестановках в правительстве наследный принц отстранит министра нефти Али Аль-Наими (Ali Al-Naimi), которого считают скептически настроенным к привлечению иностранцев. Но Аль-Наими остался на своем посту и получил большую свободу действий — при том понимании, однако, что должен обеспечить результат.
После пяти лет топтания на месте энергичный министр действовал стремительно. Аль-Наими изменил громоздкую структуру переговоров, которая едва не похоронила инициативу Абдаллы. Саудовцы пытались заставить компании не только вести разведку газовых месторождений, но и построить электростанцию, водохранилище и химический завод — три проекта оценивались в $25 млрд. Аль-Наими отделил газ от всего остального. 16 июля, после нескольких недель переговоров, Саудовская Аравия выделила под газоразведку консорциуму во главе с Shell, куда вошли Total и саудовская нефтяная компания Saudi Aramco, территорию в 200 000 кв. км в пустыне Аль-Рималь. В консорциуме Shell принадлежит 40% акций, а Total и Saudi Aramcо — по 30%. «После нескольких лет переговоров стало очевидно, что должен быть другой способ делать бизнес», — заявил Аль-Наими журналистам 21 июля .
Он также превратил Saudi Aramco из помехи в одну из главных опор сделки, убедив компанию вступить в консорциум после того, как американская ConocoPhillips вышла из соглашения буквально за час до его подписания. ConocoPhillips заявила, что сделка не соответствует ее критериям прибыльности. Еще один признак больших перемен: Aramco будет платить за акции, а не получит их даром благодаря выгодам своего положения.
Аль-Наими больше не требует, чтобы за ограниченный доступ к углеводородам Саудовской Аравии компании брали на себя огромные обязательства. Вместо этого Shell и Total согласились за пять лет вложить в разведку около $200 млн. Если они ничего не найдут, у них есть полное право спокойно уйти. Весь найденный газ они могут продавать и заносить на свой баланс, чего не разрешают делать Кувейт и Иран. И хотя оценить вероятную прибыль сложно, компании прогнозируют ее на уровне 15% или около того — нижний предел приемлемого. Нефть в сделку не входит, однако компании предполагают, что дальше по ходу дела они смогут добывать и продавать всю найденную нефть, хотя сейчас это в Саудовской Аравии запрещено. Поэтому верхний предел прибыли может быть очень высоким.
В таком случае Shell и Total получат серьезное преимущество. Exxon Mobil Corp., еще один крупный игрок в газовых переговорах, не сумела прийти к соглашению с саудовцами, что вызывает сомнения в том, насколько правильно там поняли новые веяния в Саудовской Аравии. Но Аль-Наими дает им еще один шанс. 21—22 июля он провел в Лондоне пресс-конференцию, где предложил три новых участка площадью от 30 до 50 тыс. кв. км. «Это будет максимально прозрачный процесс», — объявил он. И это может стать настоящей революцией.
Стэнли Рид (Stanley Reed) в Лондоне. — Business Week
ДАВЛЕНИЕ НА БИРМУ

В МИРЕ
На военные власти Бирмы (Мьянмы) оказывается беспрецедентное давление с тем, чтобы заставить их освободить из почти двухмесячного заключения в рангунской тюрьме лидера оппозиции Аун Сан Су Ки (Aung San Suu Kyi). Ожидается, что в ближайшее время президент Буш подпишет Закон о свободе и демократии в Бирме от 2003 года, по которому запрещается экспорт в США одежды из Бирмы (его объем равен $356 млн.) и замораживаются все активы хунты во всех американских финансовых учреждениях в мире. Премьер-министр Малайзии Махатир Мохамад (Mahatir Mohamad) угрожает исключением Бирмы из АСЕАН.
Пока не ясно, чем ответит хунта. Придя к власти в 1988 году, генералы плохо управляли экономикой, и экономические санкции могут оказаться малоэффективными. Кроме того, они боятся 58-летнюю Су Ки, дочь основателя бирманского государства. На выборах 1990 года, которые ее партия, «Национальная лига за демократию», выиграла с огромным преимуществом, она была избрана в так и не действующую национальную ассамблею.
Не признавая ее победы, хунта то и дело лишала Су Ки свободы и наконец освободила в мае 2002 года. А 30 мая арестовала снова. Ее популярность резко возросла после спровоцированного финансовым кризисом массового оттока вкладов из комбанков. Дипломатические источники сообщают, что генералы ищут компромисс, чтобы сохранить лицо. 23 июля хунта объявила об освобождении 91 политического заключенного — как предполагают, сторонников партии Су Ки. Если же сама лидер оппозиции освобождена не будет, то экономическое положение 50 миллионов бирманцев станет еще хуже.
Майкл Шари (Michael Shari) в Сингапуре. — Business Week

РЕДАКТОР РОУЗ БРЭЙДИ (ROSE BRADY)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK