Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Сближение через расхождение"

Второй раз за эту осень встреча лидеров России и Евросоюза прошла на «убийственном» фоне: незадолго до октябрьского саммита в Лахти убили Анну Политковскую, а под открытие хельсинкского саммита в Лондоне скончался экс-полковник ФСБ Александр Литвиненко.Печальный фон

Наконец, в момент, когда участники финского саммита собирались фотографироваться на память, в Лондоне было оглашено посмертное письмо Литвиненко.

Люди из окружения российского президента намекнули на возможный «лондонский» след в отравлении Литвиненко. Европейским же лидерам ничего не оставалось делать (расследование англичанами не закончено), как политкорректно промолчать и даже, как заверили российские представители, не поднимать этот вопрос на саммите.

Имидж России на Западе упал к концу минувшей недели до предельно низкого уровня. Свои ощущения от бесед с европейскими коллегами один российский политик изложил так: «Если Россия Ельцина представлялась Европе бандитской и коррумпированной страной, где царит бардак, то Россия путинская – силовым режимом, который попирает права человека и к тому же шантажирует нефтью и газом».

Главное в жизни — мясо

Однако доминирующим в Евросоюзе, как вновь показал саммит в Хельсинки, остается стремление и далее вовлекать Россию во все возможные форматы сотрудничества.

Как убеждали собеседники «Профиля» еще до начала саммита, ни дело Литвиненко, ни блокирование Варшавой запуска переговоров о заключении нового широкоформатного соглашения Россия-ЕС не могли испортить российско-европейскую обедню.

По завершении официальной части саммита представитель российской делегации сообщил, что стороны не драматизируют ситуацию, связанную с запретом на поставки в РФ мяса и сельхозпродукции из Польши, а президент Путин объяснил коллегам из ЕС, что проблема должна уладиться. Ибо возникла она, по словам Путина, не из-за плохого качества польского мяса, а вследствие попыток ввезти в Россию под видом него «некондицию» из Индии и Китая.

Умение выражаться

Как заметил в беседе с «Профилем» главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, польский вопрос оказался искусственно раздутой проблемой, в дебаты по которой Россия неосторожно втянулась. «Россия, — сказал Лукьянов, — вообще могла бы на это не реагировать, это проблема Евросоюза, единства его рядов. Польша, на мой взгляд, решает сугубо свою проблему, причем эта проблема скорее не мяса, а ее статуса в ЕС. Она хочет закрепить свое место среди тех крупных стран Европы, которые могут ставить свои интересы выше общеевропейских. Когда затрагиваются интересы больших стран ЕС, они ведут себя очень жестко… Но любой ультиматум Франции и Германии внутри ЕС упаковывается по форме иначе: мол, мы исключительно радеем за общее дело. Таким навыком поляки не владеют и поэтому идут напролом».

Любопытно, что до недавнего времени полякам в Еврокомиссии говорили: это, мол, ваши с Россией двусторонние дела, вопросы, касающиеся фитосанитарного контроля и т. д.. Но за два дня до саммита еврокомиссары, а затем глава Еврокомиссии и французы высказались вдруг в поддержку позиции Варшавы. Впрочем, поляки, дождавшись прозвучавшего за несколько часов до саммита «мясного» заявления Путина, пообещали отозвать вето, хотя и «не сразу».

Между уверенностью и апломбом

Успокаивающий фон заявлений, однако, испортила еще одна озвученная Москвой угроза – вообще запретить с января 2007 года импорт всех продуктов животноводства из Евросоюза, если не получит подтверждения безопасности мяса, которое производят будущие члены ЕС (Румыния и Болгария). Источник «Профиля» квалифицировал этот шаг как «явный перебор». Он считает, что скоро все начнут воспринимать фитосанитарный контроль «не более чем как предлог» (для оказания политического давления).

Впрочем, на европейские сантименты Москва сейчас не очень обращает внимание. «Дизайнеры нынешнего политического стиля Москвы, — продолжает тот же источник, — считают: всякие условности и политесы –для слабаков»

— Стиль российской внешней политики стал очень жестким, — согласен Лукьянов. — У России сейчас избыток денег, она чувствует себя излишне уверенно. К тому же все крупнейшие центры влияния испытывают проблемы разного рода: одни на Ближнем Востоке, другие, как ЕС, — с расколом внутри, третьи, например, Китай – в сфере ресурсной обеспеченности. Отсюда — ощущение Россией своей незаменимости для мира…»

Так что польский вопрос, считает депутат Госдумы Владимир Рыжков, не мог стать препятствием для обсуждения нового соглашения между Россией и ЕС. «Ничто, — сказал Рыжков «Профилю», — не мешает европейским лидерам обсудить его с Путиным в неформальном режиме. Рано или поздно, проблема Польши будет решена, и обсуждение будет переведено в формальную плоскость. Где-то через год соглашение будет подготовлено и подписано».

С новой энергией

По мнению депутата, новый документ, во-первых, включит все достижения последних лет, в том числе облегчение визового режима, создающиеся «четыре общих пространства». Во-вторых, в него войдет несколько глав по энергетике. «ЕС, — поясняет Рыжков, — уже пошел навстречу России и не настаивает на ратификации Энергетической хартии, предлагая вместо этого включить основные принципы энергетического сотрудничества в новый договор».

Поборники европейского вектора российской политики всецело поддерживают компромиссный настрой сторон, отмечая, что новое соглашение о партнерстве заложит основы для более глубокой интеграции РФ и ЕС на следующие 10 лет.

А что будет со «щекотливыми» темами?

— Ситуация в отношениях между Россией и Европой сложилась парадоксальная, — считает Рыжков. — Несмотря на брутальный имидж России, сами отношения с ЕС развиваются очень позитивно. Уходя в своем внутреннем развитии все дальше от Европы, мы одновременно сближаемся с ней в двусторонних отношениях. Мотив сближения с Европой – и это позиция Путина, которую я полностью поддерживаю – состоит в том, что Европа наш главный партнер, альтернативы которому нет.

А каково видение Европы?

— Европейские послы и политики говорили мне: у нас два выхода — либо кооперация, либо конфронтация, — продолжает Рыжков. — Но конфронтация – это путь в никуда. Они считают, что Россию надо не отталкивать, а вовлекать, не изолировать, а интегрировать. В результате, две политические воли друг друга дополняют, и при всем расхождении в ценностях, происходит сближение.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK