Наверх
3 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Считать по-русски"

Банковский рынок напоминает расхожую истину о хорошо забытом старом. Одновременно с «трехлетками» Минфина и «пятилетками» Сбербанка нафталин стряхнули с еще одной идеологемы прошлых времен — со всеобщего ликбеза. Именно в этом заключается суть тезиса о повышении финансовой грамотности российского населения. Финансово неграмотное, но скорое на острое словцо население уже откликнулось на эту тему соответствующим анекдотом об учительнице, которая задает детям задачку: «Если ваша семья взяла кредит на сумму 100 рублей сроком на три года под 10% годовых, сколько составит конечная выплата?» На что Вовочка отвечает: «Не знаю, Марьиванна, мы в таких случаях квартиру меняем и телефон…»
Собственно говоря, анекдотом эту короткую историю можно назвать лишь с определенной натяжкой, поскольку именно она в общем и целом передает смысл и подоплеку повышения финансовой грамотности. Предполагается научить население правильно брать деньги в долг, правильно считать их и правильно возвращать, не меняя квартир и телефонных номеров. Причем, как полагают большинство российских финансистов, начинать приходится с уровня, который на современном молодежном сленге звучит как «ниже плинтуса». Поскольку среднестатистический россиянин не разбирается ни в своих правах, ни в обязанностях, ни в возможностях, ни в самих правилах игры на финансовом рынке.

Каждый пишет, как он слышит

В итоге свои правила каждый устанавливает, как хочет. Например, Екатерина Сурагина, продавец магазина Colin’s на Невском проспекте в Петербурге, работает исключительно по своим правилам. И требует у покупателей, пытающихся расплатиться банковской картой, паспорт. Любой другой документ девушку не устраивает, и она с жаром убеждает обескураженных покупателей, что обязана видеть личную подпись предъявителя карты на документе. Позвольте, но ведь согласно требованиям законодательства покупатель обязан удостоверить свою личность, а не подпись? Ответ продавца прост: «При чем тут законодательство? У нас приказ директора». А кипятящихся покупателей пытается под локоток вывести из салона местный охранник: «Вы что, права тут качать собрались? Сейчас милицию вызовем!»
Затертая формулировка «качать права» до сих пор не воспринимается в России как норма финансовых отношений, и советская истина «клиент всегда не прав» до недавнего времени определяла взаимоотношения в самой быстрорастущей и одновременно самой проблемной их части — в секторе розничного кредитования. Законодатели пытались как-то подправить ситуацию, приняв закон «О потребительском кредитовании», но он благополучно зависал в кабинетах Минфина и иных казенных учреждений. Зампредседателя банковского комитета Думы Павлу Медведеву с истовостью гарлемского рэппера приходилось повторять во всех своих публичных выступлениях одно и то же: «Пока заемщикам можно посоветовать только одно: внимательно читайте то, что написано в кредитных договорах маленькими буквами».
Дело, как известно, кончилось тем, что год назад Центробанк предписал банкам раскрывать перед заемщиками так называемую эффективную процентную ставку (ЭПС), то есть сумму всех реальных выплат по ссудам. А Роспотребнадзор, победив молдавские вина, грузинскую минералку и балтийские шпроты, бросился шерстить банки на предмет нарушения прав потребителей с грацией слона в посудной лавке, чем вызвал бурю негодования финансистов.
«Не совсем понятно, почему Роспотребнадзор постоянно пытается заняться регулированием банковского рынка, — заявил, например, по этому поводу Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков России. — Я бы посоветовал ведомству Геннадия Онищенко заняться проблемой освобождения полок аптек от некачественной продукции, а с проблемой освобождения «банковских полок» от недобросовестных банков, на мой взгляд, вполне успешно справляется Центробанк…»
Недовольство профессионалов финансового рынка понять можно, однако… если бы Онищенко не было, то его следовало бы выдумать. Хотя бы для того, чтобы финансисты, подобно мафиозо из старого фильма «Приключения итальянцев в России», наконец воскликнули: «Не надо, я сам!»

Кому и зачем это нужно?

О том, что повышение финграмотности — это не только неприятная докука, но и прямая выгода для самих банкиров, неоднократно говорил Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Несмотря на заметный рост спроса на банковские услуги, «без повышения информированности населения о банках и банковских услугах, о правилах взаимоотношений клиента с банком этот сегмент финансового рынка не сможет дальше эффективно развиваться», заявил шеф АРБ еще год назад. По его мнению, бурный рост кредитных невозвратов в России во многом предопределен не злым умыслом россиян, а элементарным незнанием размеров реальных платежей по взятым кредитам. Кроме того, финансовая неграмотность считается основной причиной низкого уровня доверия наших сограждан к банковской системе в целом. «Мы должны восстановить сегодня доверие россиян к банкам, — констатирует Тосунян. — Это совершенно необходимо для того, чтобы граждане без опасений несли в банк свои сбережения».
Так что повышение финграмотности — это отнюдь не «души прекрасные порывы», а прямой расчет.
Сегодня о своем участии в этом процессе не говорит разве что ленивый. Та же самая АРБ уже год осуществляет специальную информационную и образовательную кампанию, посвященную финансовому ликбезу. Банки открывают специальные сайты, проводят просветительские акции и спонсируют книги. Словом, танцуют все. Впереди, как полагается, Минфин, который стал центром ответственности за реализацию федеральной целевой программы повышения финансовой грамотности населения. Программа рассчитана на 2009—2014 годы (опять пятилетка), ее бюджет в $100 млн вдохновил многих, так что в скором времени можно ожидать вала проектов, инициатив, образовательных программ и методических пособий. В общем, процесс пошел.
Что ожидается получить на выходе? Уже цитируемый президент АРБ обозначил это так: «Финансовая грамотность позволит человеку не зависеть от обстоятельств, от воли государственного чиновника. Образованный человек сам станет выбирать те пути в жизни, которые будут для него наиболее привлекательными, создавая материальную основу для дальнейшего развития общества. То есть, в конечном счете, финансовая культура позволит человеку стать более самостоятельным в своем выборе, независимым и свободным».
Вопрос лишь в том, что появление homo finansicus — это дело завтрашнее, а стрижка купонов с кредитного бума — вполне осязаемый процесс сегодня. И реальную информационно-рекламную политику многих банков едва ли можно считать фактором, способствующим ликвидации финансовой безграмотности. В этом ракурсе весьма символично и самодостаточно выглядит рекламная частушка на вполне официальном сайте одного уральского банка:
Бабки в городе гуляли,
Как-то в СКБ зашли,
Там «капусты» настреляли
И в кабак бухать пошли!
А вы говорите — грамотность…

Средняя температура по больнице

Не так давно я разговорился на тему финансов с одним из водителей-бомбил, который постоянно возит меня на работу. Сергей Алексеев хотел посоветоваться, где взять кредит на новую машину. Но по национальной привычке минуты через две вместо того, чтобы слушать, сам стал излагать свои мысли. Перечислил все живучие мифы, почему нельзя доверять коммерческим банкам (обанкротятся, с деньгами убегут, ставки по кредиту в одностороннем порядке повысят, квартиру в счет долга отнимут), и закончил неожиданным выводом: «Я лучше в «Русский стандарт» пойду, с государственным банком все же надежнее, чем со всеми этими…» На мой вопрос, с чего вдруг РС причислен к госбанкам, водитель ответил с железобетонной логикой: «Во-первых, сейчас такие названия, как «русский», «российский», могут быть только у госконтор. Во-вторых, у них даже символ на пластиковой карте — медведь…» При чем тут медведь, водитель объяснил, сославшись на символику «Единой России» и личность нового президента.
Финансисты, которым автору довелось рассказать эту историю, сочли ее анекдотом. Проблема в том, что это отнюдь не анекдот, а реальный случай, наглядно иллюстрирующий, на каком уровне сегодня находятся финансовые воззрения значительной части россиян.
В цифрах картина выглядит примерно следующим образом. Почти половина жителей страны — около 60 млн — вообще не пользуются услугами банков и иных финансовых институтов. Согласно результатам недавнего опроса «Профиля» и портала Banki.ru (cм. «Профиль» №25 от 30 июня 2008 года), только 15% держат пластиковые карты, лишь 22% брали кредит, всего 7% арендуют банковские сейфы и не более 5% пользуются или интересуются какими-либо инвестиционными сервисами. А по данным последнего исследования, предпринятого ММВБ и фондом «Общественное мнение», к числу финансово активных можно причислить лишь 35,2% россиян — около 39 млн человек.
И, судя по всему, одними лекциями и брошюрами ситуацию не переломить. Как отмечают исследователи, одной из принципиальных причин «финансового торможения» жителей России стал укоренившийся страх перед банкротством, дефолтом или мошенническими аферами. Как ни парадоксально, при этом россияне продолжают обжигаться на аферистах. Согласно недавно обнародованным данным МВД, в первой половине этого года жители страны уже потеряли во всевозможных обанкротившихся пирамидах почти 1 млрд евро — примерно столько же, сколько они за те же полгода инвестировали в благопристойные ПИФы.
Еще более глобальной проблемой остается уровень жизни россиян, пока недостаточный для финансовой активности.
Если учесть, что среднестатистическая зарплата в России только недавно превысила 15 тыс. рублей, о каких-либо инвестициях говорить рано. Исключение составляют разве что некоторые регионы с наметившимся прорывом по части зарплат — Москва, Петербург, Ненецкий, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа; Тюменская, Магаданская, Московская и Сахалинская области, где средние зарплаты находятся в диапазоне между 25 тыс. и 38 тыс. рублей. Именно поэтому более трети ипотечных кредитов выдаются всего лишь в четырех регионах страны — Москве, Петербурге, Московской и Тюменской областях, а в целом ипотека считается потенциально доступной лишь для 15—17% россиян. Если добавить, что, согласно последней оценке специалистов Института социологии РАН, 43% жителей страны по-прежнему относятся к категории малообеспеченных, причем треть из них «балансируют на грани бедности», понятно, что финансовый ликбез для многих попросту неактуален. Ввиду отсутствия самих финансов.

Виды на завтра

Разумеется, ситуация постепенно меняется в лучшую сторону, благо экономическая конъюнктура такова, что «наш паровоз вперед летит». Минувшей весной Владимир Путин и Дмитрий Медведев, обнародуя Стратегию развития России до 2020 года, сделали акцент на принципиальном пополнении российского среднего класса — до 60—70% населения. И именно здесь — в случае успеха, разумеется, — можно будет увидеть реальную отдачу от любых усилий банковского просвещения. Вероятно, без особых умствований ясно: если ликвидация финансовой безграмотности будет синхронизирована с ликвидацией бедности — прок будет, а если нет — останется следовать примеру Вовочки из процитированного анекдота.

Сколько россиян …

--
инвестируют на фондовом рынке0,3%
готовы стать инвесторами на фондовом рынке5,3%
знают о возможностях инвестировать в акции51%
знают о возможности инвестировать в ПИФы15%
знают об ОФБУ7%
относятся к числу малообеспеченных43%
Источник: Фондовая биржа ММВБ, фонд "Общественное мнение", Институт социологии РАН

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
03.12.2021