Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "<СДПГ не в ладах с собой>"

Федеральный канцлер Ангела Меркель об изменениях партийного ландшафта Германии, возможности коалиции ХДС и и усилении немецкого контингента в Афганистане.

: Госпожа федеральный канцлер, исключаете ли вы возможность сотрудничества ХДС с ?
   


Меркель: На этот вопрос вы можете ответить и сами. В программах ХДС/ХСС и нет ничего общего, значит, нет и основы для сотрудничества. Такая позиция соответствует и твердому убеждению членов нашей партии.
   


: Тот, кто связывает себя обещаниями, рано или поздно вынужден их нарушать. Такова политическая жизнь. Вам не кажется, что глава СДПГ Курт Бек допустил ошибку, категорически исключив сотрудничество с ?
   


Меркель: Год назад тогдашний вице-канцлер Франц Мюнтеферинг настаивал на том, чтобы предоставить земельным организациям СДПГ самостоятельно решать, с кем вступать в политические союзы. Господин Бек тогда весьма определенно высказался против этой идеи. Он недвусмысленно заявил, что в западных землях СДПГ не будет сотрудничать с даже на региональном уровне. И то, что сейчас, после выборов в Гессене, он меняет свою позицию в столь важном вопросе, конечно, весьма примечательно и создает сложную ситуацию для СДПГ. Я не случайно стала говорить о том, что слово нужно держать.
   


: Сможете ли вы когда-нибудь снова верить словам Курта Бека?
   


Меркель: Поведение СДПГ и ее председателя в будущем, безусловно, всеми будет оцениваться и в свете полученного опыта. Такое не забывается. Однако это не значит, что я считаю, будто СДПГ вообще не станет соблюдать никаких договоренностей. Напротив, я по-прежнему исхожу из того, что все те соглашения, что достигнуты в федеральном правительстве, в берлинской Большой коалиции, остаются в силе.
   


: Откуда у вас такая уверенность, если вы даже не знаете, какие у вас сейчас отношения с вашим партнером по коалиции?
   


Меркель: Дело в том, что у нас нет разумной альтернативы, мы должны в рамках Большой коалиции исполнять волю, высказанную на выборах в 2005 году. Ведь избиратели имеют право на то, чтобы их воспринимали всерьез. Однако они почувствовали, что СДПГ не в ладах с собой как раз в том, что касается общения с и ее тем. Социал-демократы не решили, как им быть: подчеркивать ли совместные достижения федерального правительства или сделать вид, что они к ним не имеют отношения.
   


: Вы согласны, что Оскар Лафонтен — потрясающе удачливый политик? Почти все, что происходит в политике в настоящий момент, связано с его именем.
   


Меркель: Не могу согласиться с вашим утверждением. Верно то, что появление действительно изменило расклад сил на политической арене, и то, что у СДПГ появилась конкуренция слева, оказывающая на ее политику существенное влияние. Вопрос в том, какая реакция на такие изменения будет правильной.
   


: Что же, опять наступает время больших обещаний?
   


Меркель: Нет. Но кое-что будут обещать многие. Однако важны не слова, а то, что за ними стоит. ХДС/ХСС сохранит свое реалистичное видение политики.
   


: В бундестаге преимущество ХДС/ХСС по отношению к СДПГ уменьшилось до одного голоса. В то же время формируется левый союз, который когда-нибудь определенно захочет прийти к власти. Не пора ли вам опасаться за ваш канцлерский пост?
   


Меркель: В Гамбурге и в Нижней Саксонии блок ХДС/ХСС лидирует с большим отрывом. Разумеется, на федеральных выборах 2009 года мы нашим блоком будем бороться за более впечатляющее большинство, чем то, которое имеем сегодня. События позапрошлой недели привнесли в политическую ситуацию ясность: всем стало очевидно, что СДПГ готовится к сближению с . И это делает предвыборную борьбу 2009 года более понятной.
   


: Как председатель ХДС смотрит на изменения партийного ландшафта? Становится ли вам проще оттого, что СДПГ центр?
   


Меркель: Я думаю, немцы очень хотят уверенности в завтрашнем дне в широком смысле этого слова. После многочисленных перемен, происходивших за последние 20 лет, это совершенно естественно. Меня беспокоит, что в преддверии выборов гражданам со всех сторон внушают: ситуацию можно полностью исправить, если начать не задумываясь тратить деньги. Я хочу дать гражданам уверенность в завтрашнем дне, однако хочу при этом делать то, что действительно нужно. СДПГ должна решить, каким путем ей идти. Как бы то ни было, блок ХДС/ХСС в Германии остается крупной народной партией политического центра.
   


: Какие вы видите возможности для формирования властных структур в 2009 году? Председатель СвДП Гидо Вестервелле разочарован вами лично, потому что в Гамбурге вы не агитировали за союз, а, наоборот, принялись заигрывать с . И теперь СвДП тоже будет искать возможность создания других коалиций?
   


Меркель: В Гамбурге, так же как и в ходе любой другой выборной кампании, мы в первую очередь стремились к максимальному усилению позиций ХДС. Кроме того, мы ясно дали понять, что готовы к союзу ХДС и СвДП. Но, по результатам выборов, в союзе с либералами нам большинства получить бы не удалось, даже если бы они преодолели барьер и вошли в парламент. В такой ситуации приходится решать, с кем еще можно построить коалицию, и здесь остается возможность либо Большой коалиции, либо коалиции ХДС и . СвДП в Гессене не отвергает возможности трехсторонней коалиции с нами и . Это означает, что там они будут вести переговоры и с . Однако СвДП — это по-прежнему партия, чьи позиции ближе всего к воззрениям ХДС.
   


: Возможно, Гидо Вестервелле задевает именно этот ваш прагматизм?
   


Меркель: Гидо Вестервелле страстно борется за успех своей СвДП. Я была бы рада, если бы СвДП смогла пройти в гамбургский парламент. Однако сейчас мне нужно думать, каким образом можно сформировать коалицию, обладающую в парламенте большинством, с теми результатами выборов, которые мы имеем — не больше и не меньше.
   


: Но вы не слишком восхищены и , в частности, однажды вы сказали: — это партия, у которой взамен на доступ к власти украли душу>. Или еще: — бесхребетная партия>.
   


Меркель: Вы цитируете высказывания, которые я адресовала в конкретных ситуациях в рамках красно-зеленой коалиции. Есть ли у нас общее основание для формирования коалиционного правительства в Гамбурге, выяснится в ходе переговоров. Я предпочитаю рассматривать возможность тех или иных коалиций, ориентируясь на конкретные обстоятельства.
   


: Вероятно, правительство в Гамбурге было бы для вас очень кстати. Ведь таким образом ХДС получил бы новые варианты для формирования власти.
   


Меркель: Я не могу рассматривать это в таком ключе, ведь решающую роль играет политическое содержание. Различия между ХДС и по ряду вопросов весьма существенны. Даже в такой важной для обеих партий сфере, как охрана климата, у нас очень разный подход. хотят как можно быстрее отказаться от атомной энергетики, но вместе с тем выступают и против угольных электростанций. Это не мой путь. Кроме того, мне кажется очевидным, что для все еще более выгодной остается с желтой СвДП и красной СДПГ.
   


: Большая коалиция уже более двух лет управляет страной. Однако особых успехов она не достигла. А из-за того, что вам постоянно приходится идти на компромиссы, со временем все более расплывчатым становится и ваш курс. Вы сами еще узнаете себя в фигуре сегодняшнего федерального канцлера?
   


Меркель: Вы рисуете картину, искажающую действительность во всех отношениях. Федеральное правительство предприняло шаги, которые, вероятно, могли увенчаться успехом только в условиях Большой коалиции. После долгих лет нам, наконец, вновь удается выполнять предусмотренные Пактом стабильности обязательства по евро, мы изменили порядок налогообложения предприятий, ввели пенсию с 67 лет. Мы снизили дополнительные расходы по заработной плате, и за последние годы ощутимо сократилось число безработных. Мы добились больших подвижек в поощрении исследовательской деятельности и технологических разработок. Мы будем постепенно отказываться от угольной энергетики. Текущий год — ключевой для Германии, ведь нам нужно продолжить оздоровление госбюджета, даже если это приведет к ухудшению экономической ситуации. Еще предстоит реформа здравоохранения, значение которой для формирования стабильной системы здравоохранения, способной существовать в будущем, сегодня недооценивается. Когда-нибудь в ретроспективе заслуги этого правительства будут оценены совершенно иначе, чем сейчас, когда работа в самом разгаре.
   


: Однажды вы заявили о своем намерении провести в стране глубинные социальные реформы. Сегодня вы — социал-демократ Германии, и в этом отношении вы так же не сдержали своих обещаний, как Курт Бек — своих. Есть ли у политиков , или значение имеют только текущий момент и грядущие выборы?
   


Меркель: Все это вновь красиво сформулированные клише, искаженные картины и несправедливые обвинения. Все очень просто: в 2005 году перед выборами мы представили программу, которая намного больше отвечала действительности, чем то, что предлагал избирателям Герхард Шредер. А то, что в любой коалиции, в том числе в коалиции с СДПГ, программа ХДС не может быть реализована в чистом виде, разумеется само собой и является заурядным фактом политических будней. Однако кое-что из того, что важно для ХДС, мы реализовали и в рамках Большой коалиции. Например, только ей было под силу повысить пенсионный возраст до 67 лет.
   


: Вас не огорчает, что некоторые политики из СДПГ изо всех сил стремятся расшатать Большую коалицию, оскорбляют вас лично, в то время как вам как федеральному канцлеру всегда приходится подчеркивать общность интересов?
   


Меркель: Нисколько. Зато я пользуюсь привилегией быть федеральным канцлером.
   


: Дела у вас как у федерального канцлера идут весьма неплохо. Но что вы сделали со своей партией? Консерваторов больше нет, так же как и крыла либеральных экономистов. Зато ваша партия стала прогрессивной в вопросах семьи и исследования стволовых клеток. Похоже, вы взяли партию на абордаж и переделали ее в соответствии со своими желаниями?
   


Меркель: И вновь картина, которую вы рисуете, действительности не соответствует. Дела у меня, как председателя партии и канцлера, могут идти хорошо только тогда, когда хорошо стране и моей партии. ХДС имеет три корня — консервативный, либеральный и христианско-социальный. Необходимо в равной степени заботиться о сохранении каждого из них. Я думаю, правильно и то, что мы не стоим на месте, а развиваемся. Если мы расширяем сеть детских дошкольных учреждений, это не значит, что мы изменяем программу партии, мы просто пытаемся изменить действительность так, чтобы реализация нашей программы стала возможной. Таким образом, материальную основу обретает свобода принятия молодыми родителями определенных решений.
   


: Наиболее сложным, пожалуй, является ваше отношение к представителям экономической элиты. Вы жестко высказались против высоких доходов менеджмента предприятий, а также в адрес неплательщиков налогов. Теперь некоторые люди чувствуют себя оскорбленными.
   


Меркель: Я не мыслю категориями оскорбительности или неоскорбительности. Когда поступают такие нерадостные известия, как, например, недавно из Лихтенштейна, приходится называть вещи своими именами. Но я считаю, что огульно обвинять все предприятия и их руководство — безответственно и просто неправильно.
   


: Уже раздаются голоса о кризисе социально ориентированной рыночной экономики.
   


Меркель: Я никакого кризиса не вижу. Принципы социально ориентированной рыночной экономики сохраняют свою популярность и являют собой большое достижение внутренней политики Германии. Однако будет полезным, если политики и предприниматели обсудят друг с другом тему морали и бизнеса, взаимоотношений государства и бизнеса — и из отдельных выявленных ошибочных тенденций совместно сделают выводы. В последние дни я читала главные труды Людвига Эрхарда. Они крайне интересны. Так, он писал: . Его кредо было, что бизнес и этические ценности связаны друг с другом. И я твердо убеждена, что подавляющее большинство людей, принимающих в компаниях ответственные решения, берут на себя обязательства добровольно.
   


: Давайте поговорим о внешней политике. Такие страны, как США и Канада, требуют от Германии более активного участия в действиях НАТО в Афганистане. Как долго мы будем мириться с обвинением, что в этом союзе мы занимаем самую трусливую позицию?
   


Меркель: Я не согласна, что мы пытаемся уйти от ответственности. Я убеждена, что для Федеративной Республики Германия правильный курс в том, чтобы, будучи частью международного сообщества и членом Североатлантического союза, нести в Афганистане свою часть ответственности. Это включает в себя и военную помощь, и помощь в восстановлении страны. Как первую, так и вторую мы оказываем очень активно и в рамках имеющихся у нас возможностей. Сейчас нам нужно будет больше помогать в подготовке афганских полицейских. Министр внутренних дел Вольфганг Шойбле и министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер предложили удвоить число преподавателей, задействованных в соответствующих программах подготовки. Германия готова делать в этой сфере еще больше. Мы ждем соответствующих предложений от международного сообщества.
   


: Однако вы выбираете для себя наименее опасную часть работы — во всяком случае, так считают наши партнеры по НАТО.
   


Меркель: В НАТО мы вместе с нашими партнерами решили, что немецкие подразделения будут направляться на север страны. Об этом договорились всего два года назад. Не сказала бы, что в северном регионе за это время обстановка стала безопаснее. Кроме того, мы предоставили НАТО наши разведывательные самолеты , показав, что мы готовы к тому, что наши люди будут действовать на территории всего Афганистана. Мне не кажется целесообразным сокращать присутствие войск на севере и в этой связи на длительное время перебрасывать войска на юг. Думается, для Афганистана важно, чтобы мы последовательно продолжали работу на севере.
   


: Разве нельзя совмещать одно и другое? Что мешает немцам участвовать в боях на юге?
   


Меркель: Нужно учитывать наши возможности. Наши люди нужны на севере. Нельзя допускать, чтобы он отстал в развитии и из-за этого стал менее стабильным. Сегодня службу в Афганистане несут 3500 солдат бундесвера, и Германия занимает третье место по численности военнослужащих, предоставленных для операций НАТО в Афганистане. На это мы можем смело ссылаться в наших дискуссиях с НАТО.
   


: 3500 военнослужащих — это верхний предел?
   


Меркель: В рамках действующего мандата — да. Он истекает в октябре. Я не намерена это изменять. Детали мандата, который будет выдан после октября, бундестагу предстоит тщательно обсуждать через несколько месяцев, в частности, с учетом того, что будет происходить на июньской конференции по проблемам Афганистана. Однако использование наших частей на юге как тема обсуждения не предусмотрено.
   


: С тех пор как президентом Франции стал Николя Саркози, отношения между Германией и Францией все более ухудшаются. Может, у вас с ним некая несовместимость?
   


Меркель: Для нас необычайно важны тесные отношения с Францией, за их сохранение я болею душой. 10 марта я вместе с президентом Саркози открываю выставку Cebit в Ганновере. После открытия состоится совместный ужин, и мы сможем в благоприятной атмосфере обсудить многие темы европейской политики, а также международные конфликты. С учетом этого говорить о трудных временах в немецко-французских отношениях мне кажется совершенно безосновательным.
   


: Вы уже знакомы с Карлой Бруни?
   


Меркель: Мы говорили по телефону, и я с радостью жду первой встречи.
   


: Госпожа федеральный канцлер, мы благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK