Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Сеанс серной магии в Хьюстоне, штат Техас"

Из-за обеденного стола на сцену комнаты для танцев торгового комплекса Хьюстона уверенной поступью поднялся крупный мужчина с белоснежной улыбкой и в темном костюме. Стих стук вилок. Зазвучал мощный баритон докладчика. Через двадцать минут он изволил пошутить. Тогда показалось, что запахло серой. И зал вздрогнул. Мужчина ободряюще улыбнулся. Это был Абдулла Джума, президент и генеральный директор компании Saudi Aramco.Дело происходило во время очередной конференции CERAWeek, которая проводится всегда в феврале и является главным событием мирового нефтяного бизнеса. Выступить на этой конференции для любого бизнесменанефтяника чертовски почетно. Речи произносятся после ланча или в конце специально организованного обеда. Второе предпочтительнее. На этот раз за ланчем выступали глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов, старший вице-президент «Эксон Мобил» Эдвард Галанте, президент «Дженерал электрик» Джефри Иммелт и другие. А на обеде — только двое: культовая фигура в мире компьютерных технологий Стив Балмер, исполнительный директор «Майкрософта», и наш герой — Абдулла Джума. Именно его выступление потрясло мировую нефтяную элиту.

Он был единственным, кто прибыл на обед с охранниками, говорящими на американском английском. Обычно господин Джума предстает миру в традиционных саудовских одеяниях — белых, ниспадающих изящными волнами к его стопам. В хьюстонский торговый комплекс (именно в этом подобии московского «Охотного Ряда», только раз в пять большем, располагается отель «Вестин Галерея», где селились участники конференции) он прибыль в европейском костюме. Абдулла Джума оказался очень веселым человеком. Только его шутки не всегда быстро воспринимались собравшимися, а одна из них заставила их содрогнуться.

Кто хозяин

Было так. Ему задали вопрос, когда же показатели добычи нефти Саудовской Аравии поднимутся с нынешних 11 млн. баррелей в день до обещанных 12 млн., а в перспективе — и 15 млн. баррелей. Господин Джума взял пятисекундную паузу. Посмотрел в потолок над собой. Потом стремительно окинул взором зал с круглыми обеденными столами, изобразил задумчивость и лишь после этого весело и открыто засмеялся: «Да хоть сейчас, если цена будет правильной».

Установилась гнетущая тишина, все персонажи замерли. Им, представителям элиты мирового нефтяного бизнеса, понадобилось почти сорок секунд, чтобы оценить юмор человека, способного взять и обрушить мировой нефтяной рынок.

Через сорок одну секунду бизнесмены шутку оценили, смогли взять себя в руки и перестали вздрагивать. Хотя и через час после этого обеда один из моих собеседников из числа элиты еще нервно смеялся: «Вот как. По правильной цене». В переводе на простой русский язык это звучит так: «В шутке шефа Saudi Aramco действительно была доля шутки. Все остальное — это грозное предупреждение миру о том, что мы хозяева нефтяного рынка, мы сами устанавливаем на нем цену». В этом и был основной смысл речи Абдуллы Джумы — сказать, кто хозяин. И пресечь глупую западную мечтательность. «Некоторые выступают за быстрый переход к альтернативным источникам энергии, — сурово обводил глазами зал Абдулла Джума. Не найдя, видимо, среди представителей международного нефтяного бизнеса этих самых отчаянных «некоторых», смягчил взор и продолжил: — При всем уважении к ним я бы назвал такой подход безответственным». По мнению Джумы, никакой серьезной альтернативы горючим видам топлива нет и не будет.

У саудовского нефтяника имеются серьезные основания для подобных заявлений. По прогнозам информационного подразделения Департамента энергетики США, доля горючих видов топлива в общей структуре энергопотребления вырастет с нынешних 85,5% до 87% к 2025 году. В основном это произойдет за счет снижения доли ядерной энергетики (спасибо зеленому сообществу, практически положившему конец развитию этой отрасли). Так что миру остается надеяться только на то, что Саудовская Аравия и ее союзники по ОПЕК будут милостивы и не станут грабить своих потребителей, опасаясь, что экономический кризис приведет к резкому падению спроса на нефть.

После речи Абдуллы Джумы участники конференции усиленно заговорили о справедливой цене и справедливости вообще. Планка этой справедливости постоянно поднимается. На прошлой неделе она в очередной раз попробовала полюбившуюся высоту — $50 за баррель. Добро пожаловать в мир дорогой нефти.

Тяжелая нефть

Изначально в центр дискуссии в Хьюстоне была вынесена так называемая «Проблема-2006». Дело в том, что, по многим оценкам, именно в следующем году будут введены в оборот новые месторождения, разработка которых началась в последние годы. Теоретически это означает возможность падения цен на нефть. Но единого мнения по этому поводу нет. «Забудьте о старом мире, все равно он окончательно ушел в прошлое, — советует Дэвид Нэп, старший аналитик аналитической компании Energy intelligence. — Нефть уже никогда не будет стоить $18—20 за баррель. Не верьте в чудеса 2006 года, ничего необычного год не принесет. Зато будет происходить увеличение спрэда — разницы в цене между легкими сортами нефти (Brent, WTI) и более тяжелыми с большим содержанием серы».

Вот почему показалось, что пахнет серой во время выступления Абдуллы Джумы. На Ближнем Востоке доминирует сернистая нефть, разница между корзиной ОПЕК и Брентом прыгнула с привычных $2 до $10 — в расчете на баррель. С учетом этого фактора можно понять и упорство, с которым ОПЕКовские функционеры отстаивают свою приверженность справедливому нефтяному порядку. Обычный ценовой коридор $22— 28 при поправке «на серу» не так уж радикально расходится с рынком.

«Нефть становится тяжелее, — констатировал Эд Галанте, старший вице-президент компании ExxonMobil, имея в виду увеличение доли сернистых регионов. — Тем большую премию должны получать производители легкой нефти». Главный производитель «сибирской легкой» (которая, смешиваясь с волжской тяжелой, и образует Urals — «советский справедливый сорт» нефти) Вагит Алекперов не скрывает, что северные пути поставок нужны ему еще и для того, чтобы прекратить принудительное нефтесмешение. А значит, и получать эту самую премию.

Еще один вопрос мучил участников CERAWeek: «Не стоит ли перейти на расчеты в нефтеторговле в евро?»

«Ни за что», — остудил горячие головы Абдулла Джума. Это означает, что дальнейшая прогнозируемая девальвация доллара будет и впредь толкать нефтяные цены наверх. Такой порядок вполне устраивает Саудовскую Аравию — более богатые американцы смогут заплатить и побольше, а прижимистые европейцы не так уж много в конечном итоге и потеряли.

Что хорошо саудовцам — американцам о’кей

Парадокс в том, что еще больше, чем саудовцев, высокие цены сегодня устраивают американских производителей. Дело в том, что на 3,4 трлн. общемировых запасов извлекаемой нефти (около 1 трлн. из которых уже успешно извлечены и сожжены) приходится около 7 трлн. баррелей нефти неконвенционной. А ее большая часть находится на американском континенте. Это так называемый «нефтяной песок», в изобилии залегающий в Канаде, и очень тяжелая нефть в Венесуэле. Венесуэла — особый случай, но Канада, вполне возможно, занимает второе место в мире по запасам нефти. Пока очень дорогой нефти. Извлечение одного ее барреля обходится сейчас в $18. Для рентабельной разработки этих месторождений должна быть уверенность в стабильности дорогого рынка. И кажется, что канадские генералы нефтепесчаных карьеров могут быть спокойны за свое будущее, пока необходимую стабильность охраняют Saudi Aramco и американские телохранители ее президента. И вырисовывается такая схема. Американцы мирятся с тем, что мировое общество потребителей нефти оказалось в полном плену у саудовских нефтяников.

Но этот плен гарантирует высокие цены на нефть. Это, в свою очередь, позволит добывать дорогую тяжелую нефть. А раз запасы «песка» в Канаде громадные, то их освоение приведет к новому мировому порядку, когда Запад не будет столь зависим от поставок из арабского мира. Все вроде логично. И вдруг на конференции в Хьюстоне Абдулла Джума просто так пробрасывает: мол, захотим, и сегодня вечером вентиль отвертим, цены собьем и всю «малину» канадцам загубим. При этом очевидно, что он это может. Не сейчас, так, скажем, когда американцы и канадцы уже изрядно потратятся на выжимание нефти из песка, но еще не успеют обрести топливную независимость. То есть саудовский меч занесен над североамериканским континентом.

Saudi Aramco переводится и расшифровывается как «Саудовская Арабо-Американская компания». Американская часть — не более чем атавизм, знак исторической признательности американским корпорациям — предшественницам нынешних гигантов СhevronTexaco и ExxonMobil, создавшим на основе концессии 30-х годов крупнейшую в мире нефтедобывающую фирму. Но уже к 1980 году саудовские власти окончательно и бесповоротно разобрались с концессионерами, «выкупив» у них все нефтяные промыслы по «чистой балансовой стоимости». С этого момента Saudi Aramco стала не только фактически монопольным добытчиком и экспортером саудовской нефти, но и основным инструментом внешней политики страны — нефтяной внешней политики. Саудовская Аравия добывает чуть более десятой части мирового производства нефти. Но она — особый нефтепроизводитель. В том смысле, что именно последний добытый ею баррель нефти в конечном итоге и определяет цену на мировом рынке. Президент Saudi Aramco не скрывает свой нефтяной секрет — для полного контроля над мировым рынком его стране и компании достаточно лишь удерживать разницу между реальной и потенциальной добычей в 1,5— 2 млн. баррелей в день. Господин Джума заверяет, что необходимый волшебный рычаг у него есть.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK