Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Secret сервис"

Особенно нравится вот эта фраза: «Мы и впредь будем следовать по пути рыночных реформ». То есть верным путем идем, товарищи, как говорил Иван Сусанин, увязая в российских снегах.Причем как именно добираться до этого рынка, не совсем понятно. Потому что транспорт неопознан. Олени это, паровоз, пароход или черепаха Тортилла, науке неизвестно (а может, она в ужасе закрыла глаза?). Сказано «следовать», значит, будем следовать». А почему нет?
На доллар народ уже давно перешел, даже национальную сборную баксами премировали. Собственно, почему не фунтами, не марками или франками? Боюсь, от закомплексованности. Фрейда на нас нет.
Старик бы все объяснил.
Но я о другом. Вот уже с месяц я пытаюсь разрешить эту дихотомию — живем на доллары, да? А сервис весь большей частью рублевый. Приезжаю в «Би Лайн» платить по телефону. И охранник мне, клиенту, на обольщение которого тратятся сумасшедшие деньги — лишь бы я пришел в их компанию, говорит: «Подождите на улице». Это как? При этом курс за оплату телефона там, понятно, выше, чем на ММВБ. Другая богоугодная фирма делала окна подруге. И теперь я понимаю, что тот погром в доме, который они устроили, была полная фигня по сравнению с тем холодом, который царит у бывшей жены Ляли в доме. Потому что эти достойные люди, взявшие за работу две с половиной тысячи долларов, оставили дырки под подоконниками прямо на улицу. Можно еще о наболевшем? Вы во сколько на работу уходите? Я в девять. Пока до конторы доедешь, кофе хочется жутко. Так вот, в нашем форпосте капитализма, которым была и остается Москва, нет ни одного ресторана, который бы в это время работал.
То есть пути-то у нас рыночные, только мы неизменно оказываемся в заплеванном придорожном трактире. С чего бы это? Впрочем, это тоже к Фрейду.
А на прошлой неделе моя матушка возвращалась из отпуска, который она провела на берегу Средиземного моря у родни Семена Аркадьевича. Море 28 градусов, пальмы, оливковая роща с античными статуями напротив дома. И вот пришло время возвращаться на историческую родину. «Аэрофлот» зовет.
Вообще-то мать моя предпочитает летать израильской компанией «Эль-Аль». Но от последней поездки у нее остались не лучшие воспоминания. Во-первых, рейс прибывает глубоко ночью. Во-вторых, в прошлый раз его задержали на десять часов. Поэтому пассажиров расселили в гостинице на ночь — правда, в пятизвездочной, правда, накормили дважды ужином и завтраком, правда, извинились десять раз, но, как говорится в старом еврейском анекдоте, осадок остался. К тому же мать мою, женщину разговорчивую и привыкшую крайне подробно отвечать на все вопросы, на таможне трясли сорок минут. «А вы сами собирали чемодан?», «А не останавливалась ли ваша машина по дороге в аэропорт?», «Не везете ли вы предметы, отдаленно напоминающие пистолет?» — на все эти вопросы она израильским пограничникам ответила и даже показала им фен, вызвавший ненужные ассоциации. Ну да там, в Израиле, на терроризме все повернуты.
И вот накануне возвращения звонит мать и сообщает, что рейс перенесли. А вылетает она не в 16.30 6 ноября, как было обещано «Аэрофлотом», а в 23.40. То есть все равно ночь не спать. Но дело, похоже, в том, что пассажиров так мало, что их всех решили собрать на один рейс.
Естественно, накануне прилета Семен звонит в справочную и спрашивает, куда и когда прилетает рейс 9252 из Тель-Авива. На что милая девушка спрашивает: «А в какой аэропорт?» «Так вот я об этом и спрашиваю»,— с максимальной ласковостью говорит Семен Аркадьевич. И слышит в ответ короткие гудки.
Ну, у девушек в России характеры препоганые — это известно. С другой стороны, с чего им быть лучше? Мужиков путных мало, денег нет, а климат — вообще туши свет. Вон Джек Лондон приключения в Канаде, которая, между прочим, на нашей широте находится, описывал как непрекращающийся кошмар и преодоление. Как герой у него перезимовал на золотых приисках, так сразу ясно: мы имеем дело с настоящим мужчиной. О проблемах выживания девушек, твердо нацеленных на законный брак и дом — полную чашу, Джек Лондон не задумывался. А зря. Может, этот настоящий мужчина содрогнулся бы и начал писать психологические романы.
Впрочем, ближе к теме. Полвторого ночи Семен Аркадьевич, наглотавшись черного кофе, чтобы не заснуть за рулем, отправился в Шереметьево-1 (все-таки ему удалось выяснить место предстоящих событий). Припарковался. И вошел в зал ожидания, куда, по идее, минут через пятнадцать должна была выйти мать.
Проходит четверть часа. Полчаса. О прибытии рейса 9252 из Тель-Авива ни слуху ни духу. Семен Аркадьевич начинает нервничать. И отправляется прямым ходом в справочную. И прежде чем прийти к извечным русским вопросам «Кто виноват? и «Что делать?», задает нерусские вопросы: «Что? Где? Когда?» И слышит от очередной девушки, которой также не повезло в личной жизни (они что, в «Аэрофлоте», все такие?), что та ничего не знает. То есть неизвестно не только когда прилетит самолет, но и вылетел ли он вообще. А может, он вообще затерялся где-то в небе. Тут барышня, встречающая своего мужа, бизнесмена из Рязани (но в данный момент, понятно, из Израиля), начинает сползать на пол.
— А где тут у вас представитель компании? — спрашивает Семен Аркадьевич. И слышит, что представителя компании нет. Во-первых, время ночь. Во-вторых, вообще праздник примирения и согласия в память о взаимном уничтожении. В-третьих, всем вообще не до Семена с его звездочкой женщиной из Рязани с ее бизнесменом из Израиля и так далее.
Тут Семен начинает наливаться яростью, и от малодушного бешенства его спасает только звонок мобильного телефона. Представьте, как он удивился, услышав голос матери. Нет, она еще не вылетела. И вообще, совершенно непонятно, что тут, то есть там, происходит. Когда дадут рейс, неизвестно. Может быть, в пять утра, а может, через двадцать минут. Естественно, никаким ужином толпу русских туристов не накормили, а о пятизвездочной гостинице и речи не шло. Мать поведала, что она уже попыталась заснуть в зале ожидания, но пока ничего не получается. Но больше всего ее разочаровало не отсутствие комфортной постели в отеле, а наплевательское отношение к ее, матушкиной, безопасности.
— Семен, ты же помнишь, как меня трясли в прошлый раз? Так вот, сейчас меня цинично спросили, не везу ли я бомбу. И знаешь, куда меня отправили после таможенного досмотра? В общий зал! При желании я могла бы протащить на борт крылатую ракету. Главное, желание это уже возникает, но нет борта.
Так Семен ворковал с матерью по телефону, пока в шесть часов ночи не напоролся на отключенный мобильник. Судя по всему, капризная звездочка-таки заснула в креслах аэропорта Тель-Авива.
Измученные бесконечным и бессмысленным ожиданием встречающие разбрелись кто куда по залу. И Семен Аркадьевич, проведший бессонную ночь, чувствовал себя прескверно. Видимо, этим можно объяснить ту нервность, с которой он обратился к девушке в справочной.
— Когда же появится представитель «Аэрофлота»? — сказал он. Как говорится, где эти ваши норвежские космонавты?
— А зачем он вам? — спросила девушка.
От ярости Семен чуть не задохнулся. А зря. Потому что девушка уточнила: ведь ваш рейс выполняет не «Аэрофлот», а компания «Россия». Выяснилось это, повторюсь, в шесть утра. Какая еще «Россия»? Правительственная авиакомпания. А откуда взялась «Россия», если билет был куплен на «Аэрофлот»? А это загадка медицины. Впрочем, у нас где правительство руку приложило — там обязательно патология. Причем извращенно-мучительная для вверенного заботам населения.
Хорошо, говорит Семен, а где представитель этой «России», где ее доблестные сыны? А представителей этой компании в наших аэропортах нет — она же правительственная. По той же причине не сообщается время прилетов и отлетов. А сам аэропорт запросить тот же Тель-Авив о времени прибытия самолета права не имеет.
Сечешь, читатель? Покупаешь одно, получаешь другое (конкретно: вместо регулярного рейса — чартер, который к тому же задержали на 14 часов), и претензии предъявлять некому. Короче, совок пролетел.
Ну и тут, понятно, случился бунт. Я вообще склоняюсь к мысли, что все народные волнения в первооснове имеют одно — нарушение прав потребителя. И встречающие, озверевшие от бессонной ночи и беспробудного хамства, помчались на начальственный второй этаж в поисках истины.
Ну конечно, через пять минут начальство отбило радиотелеграмму. А еще через полчаса пришел ответ: злополучный рейс 9252 прибудет в Москву в 10.20. То есть истина была добыта путем взаимного унижения.
И именно в 10.20 звездочка упала в изможденные объятия Семена Аркадьевича. Так вот, фишка была в том, что после всего этого он еще и заплатил 400 рублей за 10-часовую стоянку в аэропорту.
Не дай Бог, читатель, увидеть русский сервис, бессмысленный и беспощадный.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK