Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Секретная операция"

ХДС и СДПГ намерены увеличить выручку: чтобы пополнить свои финансы, они подготавливают реформу Закона о политических партиях. Должны измениться и правила получения пожертвований.Когда лидеры ХДС/ХСС и СДПГ ведут переговоры о совместной деятельности, чаще всего это мало напоминает гармонию.

«Большая коалиция» — это тяжелейшая работа», — сетует Курт Бек, глава социал-демократов. Принятие некоторых решений стоило обеим сторонам огромного труда. Внутренняя жизнь любой коалиции «не всегда проходит мирно», считает и Фолькер Каудер, председатель фракции ХДС/ХСС. А его коллега из СДПГ Петер Штрук просто констатирует: «Все проекты реформ связаны с трудностями».

Итак, до этого места все было мучительно плохо.

И только в одном случае партнерам по коалиции легко действовать решительно и энергично — когда речь идет об оздоровлении их собственных финансов. Стараясь не афишировать своих намерений, казначеи и финансовые эксперты из штаб-квартир ХДС и СДПГ вот уже несколько недель колдуют над одной статьей Закона о политических партиях. Эта операция имеет единственную цель — увеличить наконец поступление государственных денег в их собственные кассы.

Казначеи уже давно страдают от синдрома абстиненции. После аферы с пожертвованиями, пережитой ХДС, под давлением общественности были заметно ужесточены соответствующие положения о пожертвованиях и государственных дотациях партиям. Победствовали, и довольно, считают хранители партийных касс, желающие в своем духе изменить сложившуюся ситуацию. Если все будет, как они хотят, в партийную систему потечет больше налоговых денег, а нарушители правил передачи и оформления пожертвований смогут рассчитывать на снисходительное отношение.

Отсутствие успехов у «Большой коалиции» сказывается не только на политических результатах ХДС и СДПГ. В обеих партиях сокращается численный состав, все меньше их сторонников участвуют в выборах. Это автоматически ведет к снижению государственных дотаций, потому что они напрямую зависят от фактического числа собранных голосов и суммы поступлений от пожертвований и членских взносов.

Правительственные партии вынуждены проводить курс жесткой экономии. В Доме Вилли Брандта — штаб-квартире СДПГ — сокращают персонал, функционеров лишают служебных машин, и даже генеральному секретарю партии Хубертусу Хайлю теперь заказывают авиабилеты только в салоне экономкласса. Социал-демократы, таким образом, начинают делать то, что в Доме Конрада Аденауэра — штаб-квартире ХДС — давно считается нормой.

Этому надо положить конец.

Предварительная работа завершена. По существующему мнению, дотационный фонд, из которого государство имеет право поддерживать все партии, необходимо увеличить. Так называемый абсолютный верхний предел до настоящего времени определялся суммой 133 млн. евро в год.

Бундестаг должен повысить эту планку, если следовать желанию казначея СДПГ Инге Веттиг-Даниельмайер. Она осторожно прощупала настроения в казначействе ХДС, чтобы узнать, готов ли его руководитель Вольфганг Пайнер к столь щекотливой операции. В ответ были получены позитивные сигналы.

«Абсолютный верхний предел» в его нынешнем виде казначеи давно уже воспринимают как бремя. Согласно закону каждая партия получает за один голос избирателя от 70 до 85 центов. За каждый евро, перечисленный в качестве пожертвования или членского взноса, положена — во всяком случае, теоретически — дополнительная надбавка в размере 38 центов, однако на практике суммы дотаций зачастую значительно ниже, потому что средств фонда не хватает. Такой порядок был установлен для того, чтобы партии не только полагались на помощь государства, но и сами были вынуждены аккумулировать денежные средства за счет пожертвований и привлечения новых членов.

Казначеев это не устраивает. Веттиг-Даниельмайер, к примеру, любит ссылаться на то, что «предельная верхняя планка» уже более четырех лет ни разу не поднималась, хотя согласно Закону о политических партиях бундестаг вправе это сделать. Решительная казначейша, управляющая кассой СДПГ с 1992 года, дала указание подсчитать, насколько можно было бы увеличить объем денежной кубышки. Считается вероятной прибавка в 3—5%.

Веттиг-Даниельмайер уверена, что в этом вопросе финансисты ХДС/ХСС ее поддержат. Они тоже ссылаются на общие темпы роста цен, в результате чего повысятся расходы партий. Кроме того, увеличивается число организаций, имеющих право кормиться из общего 133-миллионного котла, поскольку учитываются и результаты выборов в ландтаги. Успехи Национал-демократической партии Германии или Избирательной альтернативы WASG снижают долю основных партий в общем бюджете государственных дотаций.

У казначеев есть еще одна финансовая идея, едва ли не более важная. Им хотелось бы изменить главное положение правил передачи пожертвований партиям. На словах говорится о якобы невинной «малозначительной технической поправке». На самом же деле речь идет об отмене денежных штрафов, подлежащих выплате в случае, если партии устанавливают факты сомнительных перечислений средств отдельным политикам или низовым партийным организациям. Ныне действующая норма закона строга и недвусмысленна: если партия обнаруживает ошибку, составляя собственный финансовый отчет, она обязана незамедлительно проинформировать об этом председателя бундестага.

Когда сведения об инциденте передаются с очевидной задержкой, управление делами бундестага проводит проверку на предмет того, почему нарушение не было выявлено сразу. Если удовлетворительное объяснение не дано, партии грозит штраф, максимальный размер которого вдвое превышает сумму, перечисленную в нарушение закона. Деньги переводятся в кассу бундестага.

Теперь казначеи хотят положить конец этой практике. Они намерены исключить штрафные санкции даже в том случае, если сведения о нарушении передаются со значительным опозданием. Добровольного признания должно быть достаточно, чтобы избежать штрафа. Между тем при таком порядке партию нельзя было бы наказать даже за наличие многомиллионной черной кассы, такой, какая существовала в гессенской организации ХДС до начала 2000 года. В казну бундестага в подобных случаях сдавались бы только сами «нечистые» деньги.

Казначеи утверждают, что федеральная партия не всегда в состоянии «незамедлительно» выявить и должным образом объяснить каждую оплошность волонтера, заведующего кассой в провинциальной глубинке, и призывают к снисходительности.

Новая норма позволила бы партиям вести азартную, но гораздо менее рискованную игру по-крупному. Отдельные политики или партии смогут годами держать пожертвованные средства на приватных счетах и тем самым скрывать их происхождение. В худшем случае им придется в какой-то момент сдать эту сумму в кассу бундестага. Общественность же лишится возможности выяснить, не получил ли тот или иной функционер деньги от конкретной компании за оказание некой политической услуги.

Не первый год эксперты предостерегают от выхолащивания соответствующих положений Закона о политических партиях. «Общественность имеет право на своевременное информирование о том, из каких источников партия получает свои деньги, — говорит Мартин Морлок, юрист из Дюссельдорфа. — Это не какая-то бюрократическая блажь, а стремление обязать партии вести прозрачную бухгалтерию».

Однако такого рода возражения не смущают финансовых экспертов ХДС/ХСС и СДПГ. Они настаивают на обязательном внесении соответствующей поправки. Чтобы исключить саму вероятность сопротивления, они готовы на этот случай без лишних церемоний заблаговременно расширить «Большую коалицию».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK