Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Сели за измену"

Реформа банковского сектора в разгаре: вокруг банкиров сжимают кольцо Минфин, ЦБ и ФАС, финансисты все же успевают провести меры по «защите от вкладчиков», но главное впереди — что будет с системой регулирования финансового сектора, не знает никто. Перемены зреют под грифом «секретно».Большая часть актуальных для банковского сектора законов была принята еще в прошлом году, но работают они пока криво — если вообще работают. Как заметил на Международном банковском форуме в Сочи зампред думского комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Анатолий Аксаков, принято «много толстых законов», но при этом не решена ни одна серьезная текущая проблема. «Лишь созданы новые сложности и барьеры», — неожиданно резюмировал народный избранник. Поэтому накануне осенней думской сессии депутатам есть о чем призадуматься: как запустить закон о кредитных бюро или, например, вывести ипотечные ценные бумаги из области виртуального существования на свет. Банкирам в недалеком будущем предстоит узнать, какими именно Центробанк желает видеть их деловую репутацию и финансовое состояние — личное. Очень интересные новшества могут ожидать частных клиентов банков — то есть нас с вами. Если возможность отказаться от сгоряча взятого в магазине кредита — вещь полезная, то ставшая реальной перспектива введения безотзывных вкладов не слишком радует. Банкиры, спустя год после кризиса добившиеся одобрения этой защитной меры правительством, в один голос твердят о добровольной сути нововведения. Но в слухи о том, что побуждать вкладчиков к выбору безотзывных депозитов банки будут путем снижения ставок по обычным срочным вкладам, почему-то верится. Хотя не хотелось бы.

Частный вопрос

В той или иной степени исправлять придется многие из ключевых нормативных актов, принятых в прошлом году, когда после многолетних споров увидели свет законы о системе страхования вкладов (ССВ), о кредитных историях, о банкротстве кредитных организаций, об ипотечных ценных бумагах и др. Тогда в интервью «Профилю» зампред банковского комитета Госдумы Павел Медведев заявил, что точку в создании полноценной структуры банковского законодательства депутаты поставили (см. «Профиль» №3, 2005). Теперь, видимо, пришло время многоточий. В наибольшей корректировке, как выяснилось, нуждается закон о кредитных историях. Как сообщил «Профилю» г-н Медведев, им уже подготовлены необходимые поправки. Согласно им содержащаяся в кредитных досье информация будет в обязательном порядке шифроваться, а в полном объеме она станет доступна только самому заемщику. Планируются изменения, которые должны подтолкнуть банки к более активной передаче данных о своих клиентах: до властей наконец дошло, что без «стимуляции» полноценного рынка кредитных историй не получится. Многие крупные банки-кредиторы открыто отказываются от сотрудничества, создавая «карманные» бюро. В какой форме будет проводиться внушение, пока не решено. Возможно, банки обяжут запрашивать согласие клиента о передаче информации о нем в бюро — пока заемщиков не спрашивают, они не дают согласия, и, соответственно, нет оснований для передачи сведений. Планируется обязать банки спрашивать у гражданина согласие и на передачу уже накопленной ранее истории. Другой вариант: кредиты, которые выдаются без передачи информации в бюро, должны будут изначально приравниваться к «плохим» и требовать 100-процентного резервирования. В этом случае банки будут заинтересованы в обмене файлами о своих клиентах.

Если поправки в закон о досье депутаты могут и не успеть протолкнуть до Нового года, то в скорейшем внедрении безотзывных вкладов сомневаться не приходится. Как сообщил в Сочи Анатолий Аксаков, правительство еще в июне одобрило соответствующие поправки в ГК, и в ближайшее время они поступят в нижнюю палату парламента. Сейчас Гражданский кодекс позволяет вкладчику изымать деньги со срочного вклада в любой момент. Но летний кризис прошлого года вынудил банкиров активнее лоббировать «меры безопасности» — ведь тогда за полтора месяца запаниковавшие вкладчики изъяли со счетов около 80 млрд. рублей. Теперь банкам позволят разрабатывать новые виды срочных депозитов, снять деньги по которым можно будет только после определенного срока. А чтобы граждане соглашались на такие условия, банкиры собираются предложить более выгодные ставки. «Мы все организуем так, что люди сами предпочтут класть деньги на подобные депозиты», — заметил в разговоре с журналистом «Профиля» один из банкиров. При этом он намекнул, что доходность по обычным вкладам с правом отзыва будет просто снижена до минимума.

Когда клиент прав

Хорошие новости поджидают частных клиентов в ведомстве Алексея Кудрина: Министерство финансов работает над новым для банковского сектора законом — о потребительском кредите. Когда-то с таким предложением выступила Федеральная антимонопольная служба, взявшаяся за проверку наиболее активных в сфере потребкредитования банков. Выяснив, что организации частенько злоупотребляют кредитной неискушенностью россиян, втихую снимая с них крупные суммы за выдачу денег в долг, ФАС пригрозила принять жесткие меры. Минфин собирается обязать банкиров указывать реальную стоимость кредита в договоре, а также прописывать все полагающиеся по нему комиссии и штрафы. Кроме того, министерские работники хотят предоставить гражданам возможность досрочно погашать кредит без потерь для кошелька — сейчас за «досрочность» банки нередко штрафуют клиентов.

Как сообщил «Профилю» знакомый с документом Павел Медведев, в законе также предполагается защитить несчастных жертв навязчивой рекламы. Например, тех граждан, которые в состоянии эйфории решили взять кредит прямо в магазине и заключили договор, а, поразмыслив здраво, передумали. Для этого будет прописан некий срок (на Западе он именуется «периодом охлаждения»), в течение которого клиент сможет расторгнуть договор о кредите без каких-либо последствий. По словам Медведева, законопроект в эту сессию наверняка будет принят. Кроме того, депутаты кредитного комитета планируют внести поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые уберут разночтения по поводу безакцептного списания средств со счетов клиента. По словам депутатов, сейчас кодекс позволяет списывать деньги со счетов еще до суда — по запросу прокурора, однако банковское законодательство запрещает подобную «национализацию». Поправки должны устранить двусмысленность и запретить досудебное изъятие сбережений.

Финансовый попечитель

Минфин вообще все больше радеет о судьбах банковской системы. После многих лет разговоров он собирается узаконить требование по минимальному капиталу банка в 5 млн. евро. Как заявил на форуме в Сочи начальник департамента финансовой политики Минфина Алексей Саватюгин, министерство доработало и внесло в правительство законопроект, который внедрит новый порог с января 2007 года. Правда, как и предполагалось в стратегии развития банковского сектора до 2008 года, планка не будет столь жесткой — действующие банки смогут работать, имея и меньший капитал, но при условии, что он не будет опускаться еще ниже.

Другое новшество, в принятии которого сомневаться не приходится, — прохождение поправок, которые увеличат требования по достаточности капитала для банков (норматив Н1 — соотношение капитала к активам). В июне Госдума приняла в первом чтении изменения в закон о банках и банковской деятельности, а также в закон о банкротстве кредитных организаций — тогда пороговое значение Н1, при нарушении которого ЦБ обязан отозвать лицензию, было увеличено с существующих 2% до 10%. Однако позже банкирам удалось договориться с регулятором. Ко второму чтению планка, при которой следует отзыв, установлена на уровне 5—6%. Если же уровень достаточности дойдет до 10% или 11% (для банков, вступивших в ССВ), ЦБ обязан будет применять меры по предупреждению банкротства.

Еще один «подарок» от Министерства финансов — законопроекты с требованиями к финансовому состоянию и деловой репутации владельцев и руководителей банков. В них будут учтены чаяния ЦБ, давно мечтающего ограничить доступ к руководству банками граждан с подмоченной репутацией. В проектах, которые, как утверждает Саватюгин, скоро будут внесены в правительство, исключается возможность вхождения в совет директоров банка топ-менеджеров, крупных акционеров или членов совета директоров обанкротившихся или ликвидированных по иску ЦБ банков. Такой радикализм навеян недавними наблюдениями чиновников. На прошлой неделе глава департамента лицензирования деятельности и финоздоровления кредитных организаций ЦБ Михаил Сухов публично выразил недоумение по поводу того, что некоторые из экс-руководителей лопнувших Содбизнесбанка, «Кредиттраста» и Союзобщемашбанка не испытывают сложностей с трудоустройством, занимая в кредитных организациях должности, не требующие согласования с ЦБ.

Финансовая служба по финансовым рынкам (ФСФР) готовит нормативные новинки, которые сыграют банковскому сообществу на руку. Не так давно замруководителя службы Владимир Гусаков заявил о том, что пакет документов, необходимых для выпуска ипотечных ценных бумаг, в октябре будет направлен на регистрацию в Минюст, а к ноябрю, возможно, уже вступит в действие. Закон об ипотечных бумагах принят в прошлом году, но необходимой нормативной базы к нему подготовлено не было — реально рынок ипотечных бумаг так и не заработал.

Рука берущего

Центробанк между тем вспоминает еще не забытое старое — он вернулся к идее создания института кураторов. Так именуются сотрудники ЦБ, внедряемые в банки для мониторинга. Среди обязанностей таких «резидентов» — оперативное информирование ЦБ о ситуации в банке. Еще полтора года назад регулятор отобрал для эксперимента 10 пилотных регионов, а в 2005 году система кураторства должна была распространиться на все 78 главков ЦБ. Однако, как сообщил «Профилю» первый зампред ЦБ Андрей Козлов, из-за начатой проверки банков для отбора в ССВ планы пришлось отложить — сотрудники теруправлений были задействованы на работе «в полях». Кроме того, ЦБ взялся за пересмотр возможных мер реагирования на ситуацию в банках. Ужесточение банковского надзора дает о себе знать — регулятор требует расширения своих полномочий. По словам Андрея Козлова, когда-то в законе о ЦБ была предусмотрена возможность применения мер воздействия при возникновении ситуации, угрожающей стабильности банка и банковской системы, однако она уже давно не соответствует реалиям. По новому документу меры реагирования могут быть приняты, например, при несоблюдении банком «антиотмывочного» закона, при распродаже доходов по заниженной стоимости или проведении им операций на нерыночных условиях. Кроме того, меры могут быть приняты, если выявятся факты недобросовестной конкуренции.

Зато идея создания мегарегулятора, похоже, в ближайшее время банковскую систему не затронет. По крайней мере, ЦБ активно ей противится и дает понять — если передача надзорных функций за банками и состоится, то не в этой жизни. «Мы можем обсуждать эту возможность лишь теоретически, — поведал на сочинском форуме Андрей Козлов, — модель ЦБ — хорошая и хорошо работает, так что тема мегарегулятора несвоевременна». Проведенное ассоциацией «Россия» исследование показало: две трети опрошенных банков считают, что функции банковского надзора целесообразнее сохранить за ЦБ, за создание отдельного органа ратует менее 10% респондентов, а за передачу функции надзора за банками мегарегулятору — каждый седьмой банк. «В России, вследствие невысокого уровня развития и взаимного проникновения финансовых рынков, ключевые факторы объединения функций надзора за этими рынками отсутствуют», — считает глава ассоциации Александр Мурычев.

Мегапроблемы

Особо животрепещущие вопросы банкиры предпочитают обсуж- дать в кулуарах, хотя иногда наболевшее прорывается. На прошлой неделе стало известно о трудностях с допуском в систему страхования достаточно крупного банка, несколько банков добилось принятия через апелляцию — то есть после двух отказов ЦБ. А за неделю до этого на форуме в Сочи все обсуждали готовящуюся «черную» PR-кампанию против первого зампреда Центробанка Андрея Козлова. В обозначенные сроки она, впрочем, не стартовала. В числе же заказчиков предполагаемой кампании назывались банки, не прошедшие в систему страхования. Что несколько противоречило другой популярной версии — будто бы для попадания в систему слабые банки активно использовали всевозможные способы поиска заимопонимания с чиновниками, поэтому и прошли почти все. То есть у обиженных деньги на PR есть, а на «административный ресурс» нет? Как стало известно «Профилю», информация о претензиях к проверкам ЦБ при отборе банков в систему страхования есть и у МЭРТа. Также в коридорах власти есть мнение, что истекающие в марте полномочия председателя ЦБ Сергея Игнатьева не обязательно продлевать. Но воспользоваться моментом и провести реформу системы регулирования финрынков, собрав ведомства под крышей мегарегулятора, — тоже не самая популярная идея. Подвести итоги деятельности нынешнего ЦБ и рассказать, что думают банкиры о потенциальных претендентах на кресло председателя главного банка страны, «Профиль» собирается в ближайшее время.

Александр Серов

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK