Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Северное влияние"

А нужно ли России ежегодно тратить миллиарды рублей на содержание развитой социальной и промышленной инфраструктуры на Крайнем Севере? И не проще ли было бы вместо громоздких и дорогих поселений вокруг предприятий и шахт организовать вахтовый метод работы?Валериан Георг, заместитель министра региональной политики: «Север дает России до 80% валютных поступлений, 35% ВВП, почти 100% сырья для внутреннего рынка. Поэтому проблема северного завоза — это действительно вопрос крайне важный.
Когда мы говорим о северном завозе, то подразумеваем обеспечение ряда северных территорий топливом (нефтью и углем) и продовольствием. Основные проблемы с завозом возникают в так называемых депрессивных регионах, например в Эвенкии. В областях и субъектах, где развита та или иная отрасль промышленности, проблем значительно меньше. Они своими силами решают вопросы завоза.
Часто говорят, что проблему с завозом можно решить при помощи перевода предприятий на вахтовый метод. Безусловно, экономически это значительно выгоднее. Ведь для такой организации производства не нужно создавать громоздкую инфраструктуру, тратиться на социалку и т.п.
Но есть и другая точка зрения, которой придерживаются губернаторы северных территорий. Они считают, что если вывезти с севера основное население, то заселить туда кого-нибудь вряд ли удастся. Тем более что сейчас местные жители готовы мириться с условиями жизни и не хотят уезжать. Им нужна работа и минимум социальной защиты. Но при этом они себя прокормить во многих случаях не в состоянии. Поэтому существуют предложения о создании свободных экономических зон по типу действующей в Магадане.
Но, на мой взгляд, предоставление новых льгот регионам едва ли сможет решить проблему.
При плановой экономике задача решалась просто. Было понятно, откуда и куда направлять денежные потоки. При рыночных отношениях так не получается. Все приходится покупать, и ряд предприятий становятся совершенно нерентабельными. Поэтому ситуация постоянно ухудшается. И быстрого решения, боюсь, быть не может. Для решения проблемы нужна долгосрочная, рассчитанная минимум на 10—20 лет общегосударственная программа.
Сейчас на переселение и реструктуризацию поселков и городов на Крайнем Севере нет денег. Кроме того, нет вменяемой программы, которая описывала бы способы выхода из ситуации.
Ведь и с завозом, и вообще с северными территориями существует масса проблем. Одна из них — ледокольный флот. Он официально является собственностью государства. Но при этом государство практически не выделяет средств на поддержание его в рабочем состоянии.
Сейчас ледокольный флот финансирует Мурманское морское пароходство и его крупнейший акционер «ЛУКойл». И их затраты неизбежно включаются в стоимость услуг флота. Что сказывается на стоимости товаров и услуг на территориях.
В жутком состоянии находятся и исправительные учреждения — лагеря. При плановой системе хозяйства ИТУ производили огромное количество продукции. Сейчас на нее просто нет спроса. Поэтому лагеря становятся затратными, их нужно обеспечивать теплом, продовольствием и т.п.».
Дмитрий Зеленин, первый заместитель генерального директора РАО «Норильский никель»: «В последние несколько лет проблема северного завоза сильно трансформировалась. Если при регулируемой экономике завозить топливо и продовольствие приходилось практически на все территории, то сейчас проблемы северного завоза для промышленно развитых областей практически не существует. Там, где есть крупные работающие предприятия: «Газпром», «ЛУКойл», «Норильский никель» и т.п.,— вопросы с обеспечением населения всем необходимым полностью решают коммерческие структуры. Это и понятно. Коммерсанты знают, что население регулярно получает зарплату, и рассчитывают на его платежеспособный спрос. Часто помогают решать проблемы с обеспечением и сами предприятия. Хотя бы потому, что загружают работой смежников, например транспортные компании. Так, «Норникель» загружает до 80% мощностей Мурманского морского пароходства и до 70% Енисейского речного пароходства.
То есть для успешного решения проблем территорий нужны либо патронаж крупных предприятий, либо поддержка государства. Последнее, пожалуй, даже важнее. Государственной политики в отношении Севера сейчас очень не хватает. Самые острые проблемы возникают в регионах, где нет развитой промышленности. И здесь государство должно решить, создавать условия для ее возникновения или начинать реструктуризацию поселков и городов, а попросту говоря, переселить их жителей на «большую» землю.
Многие северные территории из тех, где крупной промышленности нет, остаются интересными для инвесторов. В частности, с точки зрения разработки и добычи полезных ископаемых. Приход туда этих инвесторов автоматически решает большую часть социальных проблем. В том числе и с завозом. Но для их прихода государству необходимо создать особые, специальные условия для их работы. Один из выходов — развитие соглашений о разделе продукции (СРП).
При наличии таких условий государство может рассчитывать на помощь в решении социальных проблем. Здесь, подчеркиваю, речь не идет о прямом финансировании регионов, но лишь о демонстрации решимости государства этот регион развивать. Так, «Норникель» видит на территории, например, Таймыра, очень много интересных возможностей. Но, не имея представлений о планах государства в отношении развития ледокольного флота, мы пока не готовы на масштабные инвестиции. Хотя бы потому, что без ледоколов многие районы Таймыра остаются недосягаемыми даже летом.
Что касается возможности перехода на вахтовый метод работы, то далеко не везде этот способ приемлем. В ряде случаев наличие инфраструктуры и постоянных поселков просто необходимо. Хотя, наверное, имеет смысл несколько сократить и рационализировать эту инфраструктуру. Например, отказаться от содержания крупных больниц и перейти к более компактным и дешевым госпиталям, организовав вывоз тяжелобольных на континент. Кроме того, ведь переход на вахтовый метод занимает не менее 10—15 лет. А проблемы существуют уже сейчас».
Высокопоставленный сотрудник Министерства экономики: «Схемы финансирования северного завоза — один из самых сложных и запутанных вопросов в финансовом секторе. Дело в том, что до 1999 года финансирование осуществлялось на возвратной основе. То есть федеральный бюджет давал регионам ссуды на закупку топлива и продовольствия. Эти ссуды должны были быть возвращены к следующему году. Но начиная с 1993 года общая финансовая ситуация: высокая инфляция, думские и президентские выборы, несвоевременное финансирование со стороны Минфина и т.п.— не позволяла регионам возвращать эти деньги.
Так, в 1994—1995 годах бюджетные ссуды выдавались под 1/3 учетной ставки ЦБ, которая в те времена доходила до 120% годовых и постоянно менялась. За два года субъекты получили более 9 млрд. рублей (с учетом деноминации), которые не были возвращены и «повисли» в регионах в качестве бюджетной ссуды (из нее были сформированы региональные фонды финансовой поддержки северного завоза). Но фактически эти деньги были потрачены на выплату зарплат перед выборами либо просто не возвращены в местные бюджеты. Тем не менее они продолжали числиться как долг регионов. К 1999 году сумма долга, который, по идее, должен был находиться на счетах фондов поддержки завоза в регионах, составила около 20 млрд. рублей. На самом деле этих денег в фондах сейчас практически нет.
Поэтому с 1996 года проценты по полученным в 1994—1995 годах кредитам начислять перестали, а перечисления на северный завоз из федерального бюджета было решено проводить на дотационной основе, то есть безвозмездно. То есть выделенные в этом году 3 млрд. рублей возвращены в бюджет уже не будут.
Помимо финансовых, с северным завозом есть и масса технических проблем. Если завоз не успевают закончить в срок, приходится доставлять продовольствие и топливо по зимним дорогам автотранспортом. А это в несколько раз дороже. В этих случаях субъекты Федерации обращаются в Минфин за ссудой и закладывают в качестве гарантий свои трансферты и другие проплаты из центра, которые и идут на погашение ссуд.
Большие проблемы возникают с объектами Минобороны, ГУИНа, Росгидромета и т.п. Они имеют гигантские задолженности, что влечет за собой возникновение длинных и не очень эффективных зачетных схем».
Вадим Густов, экс-губернатор Ленинградской области (будучи первым вице-премьером в правительстве Евгения Примакова, курировал региональную политику): «В последние годы осуществить завоз вовремя не удавалось практически ни разу. Потому что даже при своевременном выделении денег нужна четко работающая структура на всех северных территориях. Такой системы сейчас нет. Поэтому ближе к сентябрю постоянно приходится подключать к решению проблем МЧС, Минобороны, выделять дополнительные средства и т.п. Отсутствие вменяемой системы приводит к колоссальным злоупотреблениям и коррупции.
Думаю, что средство одно: полностью менять идеологию отношения к северным территориям. Будущее, безусловно, за компактными поселками, за переходом на вахтовый метод. Ведь сейчас масса поселков вокруг шахт уже нерентабельны. Их проще и дешевле закрыть, а работников с семьями вывезти».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK