Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Северный Шао-Линь"

Первое впечатление — шведы, немцы и большевики минут 20 как ушли. Декорации фильма-катастрофы: рассыпавшаяся кирпичная кладка, облупившаяся штукатурка, покосившиеся сараи, пустые оконные проемы, повсюду разбросан металлический лом, мусор — и непролазная грязь.

   Образ нации, мечущейся в поисках собственной национальной идеи, вызывает у меня недоумение. Видные умы, полагающие, что ее нет, предлагают перечни мероприятий, благодаря которым мы ее обязательно обретем. Не очень (или совсем не видные) — готовые рецепты ее немедленного обретения.
   Уверяющих, что ее обретение лежит в построении общества материального изобилия, можно вообще не рассматривать. Есть план — план Путина, и дай Бог с ним бы справиться. А вот городящие огород в сфере духовной просто слепые поводыри. Оглянитесь! С приснопамятного вопроса Who is mister Putin? и по сей день много чего произошло, из чего образ новой России вырастает сам собой.
   Подвиг псковских десантников и планомерное уничтожение бандглаварей. Нобелевская премия Жореса Алферова и всплеск нанотехнологий. Успешные пуски ракет «Булава» и выход России из Договора об обычных вооружениях. Выступление Алексея Немова в Афинах и право на Олимпиаду-2014. Рейд десантников на Приштину и возобновление боевого патрулирования стратегической авиации. Пересмотр проекта «Сахалин-2» и учреждение государственных авиа- и судостроительной компаний. Конный выезд президентской гвардии и начало перевооружения войск. Сборная России — сборная Франции — 3:0 (по футболу, если кто не помнит или не верит) и высший рейтинг Марии Шараповой в мировом теннисе. Фестиваль военных оркестров «Кремлевская зоря» и возрождение орденов Российской империи. Четвертый в мире золотовалютный запас и российский энергетический диктат. Возвращение исторических ценностей и воссоединение Русской и зарубежной православной церкви. Немало. И с каждым фактом подбородок все выше…
   Немало. И все при нынешней власти, Православной церковью благословленной. По традиции, ликом Матери Божией — заступницы земли Русской.
   


Второй Рим
   Среди хранимых на Руси ликов Царицы Небесной есть икона, по преданию написанная евангелистом Лукой и названная спустя столетия Тихвинской — «с пяточкой Христовой». Матерь Божия изображена на ней с Предвечным Младенцем на левой руке. Апостол писал ее в дар новообращенному Феофилу и отослал ему в Антиохию. Позже икона вернулась в Иерусалим.
   В V веке император Константин, решив затмить блеском Рим, превратил Константинополь в город Пречистой Девы. Многие лики Богоматери были перевезены сюда. Для иконы святого Луки даже построили Богородичную церковь. Она пробудет здесь 539 лет, дважды избавив город от вражеской осады. В Х веке в этой церкви произойдет явление Богоматери блаженному Андрею, ставшее православным праздником Покрова Пресвятой Богородицы.
   Обстоятельства появления иконы на Руси связывают с преподобным Антонием Дымским, жившим в ХIII веке в Великом Новгороде. После долгих лет паломничества он стал отшельником на Дымском озере. Эти заболоченные и лесные земли называли «страною тифинскою». Здесь-то, через 110 лет после его смерти, в 1273 году и была обнаружена чудотворная икона, позже ставшая небесной покровительницей новгородских земель. Источники сообщают: «В 1383 году, во дни великого князя Димитрия Иоанновича Донского, при митрополите Пимене, в пределах Новгорода, на Русской земле явилась икона Богородицы с Предвечным Младенцем на левой руке». На месте обретения иконы был сооружен храм Успения Пресвятой Богородицы.
   Свидетельство, что это именно византийская святыня, пришло из Константинополя с новгородскими купцами. Византийцы не оставляли ее поисков, и, узнав от купцов о чудесном ее появлении в новгородских землях, патриарх константинопольский передал с ними ее описание, один из пунктов которого — «ножка Младенца обнажена» — разрешил все сомнения. Но в 1453 году Константинополь взяли турки и икона, таким образом, обрела «Дом Пресвятой Богородицы», как издавна зовется наследница православия Русь.
   Отстроенный для нее храм не раз горел, пока великий князь Василий Иоаннович не повелел возвести для нее каменный собор по образу Успенского собора Московского Кремля. В 1526 году он посетил собор и молился чудотворному лику. В 1547 году перед венчанием на царство, по традициям византийских императоров, собор посетил его сын Иоанн Грозный. Он и основал здесь в 1560 году Большой Успенский мужской и Введенский девичий монастыри. Икона стала «градообразующим фактором» — Пречистенский погост стал посадом, а с 1772 года — городом с названием Тихвин.
  


Третий Рим
   В 1611 году шведы захватили обитель, но вторая попытка в 1613-м была не столь удачна — они лишь осадили Большой монастырь, хотя Введенскую обитель сожгли дотла. Воины избранного на царство Михаила Романова осаду сняли, но попытки продолжались — в 1614-м шведы были разбиты у стен монастыря, а в следующем году пришли вновь с единственной целью — Большой монастырь уничтожить, а чудотворный образ рассечь. Но… повернули назад и погибли в болотах. Это убедило защитников в помощи Царицы Небесной. В 1617 году был заключен Столбовский мир, по которому земли новгородские возвращались Московскому государству.
   Поток паломников к иконе стал нескончаем, а ее значение для России трудно переоценить. Начиная с Петра I (в 1717 году) и по конец XIX века многие члены царской семьи припадали к чудотворному лику. В 1734 году императрица Анна Иоанновна пожертвовала в ризу иконы редкий по величине изумруд с резьбой, изображающей Распятие, Богоматерь и Иоанна Богослова. В 1747 году обитель посетила императрица Елизавета Петровна с наследником и его супругой, будущей императрицей Екатериной II. Павел I основательно перестроил Успенский собор, и в 1798 году — вместе с супругой Марией Федоровной, наследником Александром и великим князем Константином — с почетом перенес святыню во вновь отстроенный собор. В 1823 году цесаревич, будучи уже императором Александром I, вновь посетил обитель. Повторил свой визит и великий князь: в 1809 году он сопровождал сестру — великую княгиню Екатерину Павловну, пожертвовавшую обители великолепный бразильский топаз в 68,5 карата, — и передал дар матери-императрицы — еще более роскошный голубой сапфир в 80 каратов. Последним из самодержцев обитель посетил император Александр II в 1858 году.
   


Хождение по мукам
   В начале ХХ века монастырь закрыли большевики. Правда, чудотворный образ они не тронули — зачем им древняя доска, мифическим старцем расписанная? Нашлись другие — в 1941 году немцы взяли Тихвин, замкнув блокадное кольцо. Через месяц их отбросили к западу, но времени им хватило — монастырь превратили в пыточную, а православную святыню вывезли. И вновь начались ее мытарства, как в стародавние времена: Латвия, рейх, а там и того дальше — Троицкий собор в Чикаго…
   Но покровительство Пречистой Девы не оставило Россию через списки с ее чудотворного первообраза. Они тоже прославились чудотворениями, став святынями не меньшими.
   Наиболее ранним из них почитался список Ипатьевского монастыря в Костроме. Им был благословлен на царство основатель династии Романовых юный Михаил.
   Один из списков — уменьшенная копия — находился в самой Тихвинской обители. Эта икона, названная Ополченной, была вручена Тихвинскому ополчению в Отечественную войну 1812 года. Она же сопровождала тихвинцев в Севастополь во время Крымской войны 1855—1856-годов. Возвратившись, икона стала почитаться святыней.
   В память об избавлении от шведов был сделан список, хранимый в Успенском соборе Московского Кремля. Им-то патриарх Алексий II и благословил Владимира Путина в мае 2004 года.
   Но в 1863-м был создан еще один список — «мерный», т.е. точная копия, «писанная в меру и по подобию в чистый четверг» с первообраза «Тихвинской чудотворно-явленной иконы Пресвятой Богородицы с Предвечным Младенцем на левой руке, размером в длину 1 аршин 2 вершка и в ширину 14 вершков», — поныне хранимый в Тихвинском Введенском девичьем монастыре, основанном, как и мужской, Иоанном Грозным.
   Очень он ему пригодился! О монастыре с момента основания и слышно не было, пока не надумал Иоанн Васильевич жениться в четвертый раз. Ничего хорошего брак не принес, но от предыдущих все же отличался. Начнем с того, что потребовалось разрешение Церкви и был созван Духовный собор. Брак узаконили, но Иоанну это вышло боком — на него, человека крайне набожного, была наложена епитимья, явившаяся чуть ли не отлучением от Церкви. Любовь, однако: третью жену он выбрал аж из 2000, так сказать, претенденток. Четвертую же — Анну Колтовскую, из новгородских бояр, — взял без всяких смотрин. И наконец, Анна в браке не умерла, а напротив, сумела Иоанна своему влиянию подчинить: дни напролет он проводил в ее тереме, пренебрегая этикетом. Ближнее окружение ушло в тень. Анна благодаря красоте, уму, такту и сознанию собственного достоинства, присущему гражданам вольного города, повела борьбу против опричнины. И поначалу успешно — казни прекратились.
   Но… Иоанн Васильевич был человек непоследовательный — уже через год он резал почем зря саму опричнину! Двор Анну возненавидел, но лить помои на государеву усладу не решался — здоровье дороже… Все было бы славно, не окажись царица женщиной принципиальной — через три года брака она приняла монашеский постриг под именем Дарьи. И муж здесь ни при чем — из переписки современников следует, что приняла она постриг добровольно. Видимо, понимание, что муж неисправим, отвратило девушку от белу свету…
   Род Колтовских вырезали — а как же? — но Анну проводили с почетом. А с 1596 года она уже игуменья Введенского девичьего монастыря. Был, правда, при царице и соглядатай — Роман Тушин, но в руках Дарьи он превратился в верного и рачительного завхоза: благодаря ему ни в чем Дарье отказа не было от «администрации» Годунова! А в 1604 году по ее просьбе Введенский монастырь получил полную самостоятельность.
   Обитель расцвела: кельи, амбары, конюшни, скотный двор, каменный Введенский собор и даже водяная мельница — канал прорыли от озера, расположенного аж в семи верстах! С тех пор игуменью иначе, как царицей Дарьей, и не называли.
   В 1613 году, укрывшись в лесах на берегах того самого озера, прозванного позже Царицыным, игуменья и сестры от шведов не пострадали. А земляная келья царицы на его берегах стала предметом поклонения.
   Первый из Романовых, Михаил, отнесся к вдове последнего из Рюриковичей с уважением — Дарье назначил жалование, а монастырю дал денег и материалы на восстановление. Окрестные земли закрепил частично за монастырем, а частично пожаловал самой царице. Обеспечил и право монастыря на лов рыбы в Волхове. Уже через пять лет дела Введенского монастыря были куда в большем порядке, чем до нашествия шведов. Умирая, в 1626 году, Дарья оставила цветущее хозяйство, добротные здания и налаженный монастырский быт.
   


Вечное и суетное
   В глухих, но не забытых Богом местах Новгородчины потекла размеренная жизнь отдаленного девичьего монастыря… Именно отдаленность вынуждала эти святые места остро чувствовать интриги и политические потрясения, сталкиваясь с самыми омерзительными их сторонами. Подобные монастыри часто использовались властью для расправы с наиболее слабыми, а нередко и невольными участниками таких событий — с женщинами. В те времена насильный постриг неугодной супруги или монастырское заключение нежелательной свидетельницы были делом почти обычным.
   Не избежал этого и Введенский монастырь. Насильно пострижена в его стенах была первая жена арапа Петра Великого Абрама Ганнибала — «красавица, родом гречанка…», урожденная Диопер. И за что — «…родила ему белую дочь». После смерти Екатерины I сюда сослали ее наперсницу княгиню Аграфену Волконскую с повелением «содержать там неисходно». В 1730 году в монастырь была заключена княжна Юсупова, преступления которой до сих пор неизвестны. Через пять лет заключения вынесли смертный приговор, но… помиловали — и насильственного пострига «до кончины жизни ея» она не избежала. Да и царица Анна, видимо, приняла постриг под давлением отнюдь не благоприятных обстоятельств…
   А жизнь шла своим чередом, и к началу ХХ века монастырь превратился в богатейший и красивейший центр религиозного просвещения. Было в нем всего три «с половиною» деревянных строения: западные, северные и юго-восточные кельи да каменно-деревянный дом на северо-восточной оконечности. Введенский же собор, трапезная с церковью Рождества, колокольня с надвратной церковью, несколько келейных корпусов, а также дом к северу — все каменное. Архитектура и убранство строений были «замечательны и изящны». Монастырь был обнесен каменной стеной. От ворот вела липовая аллея. У собора — кладбище сестер и затворниц. Фруктовый сад. Рядом — Царицыно озеро: полноводное, с болотистыми берегами, а дно из белого песка твердое, как дорожный настил. Никакой растительности, а рыбы!.. Но ее не ловили — озеро с земляной кельей царицы Дарьи местом было священным. На Иванов день там собирались на пикники, но огня не разводили — чай пили из огромного монастырского самовара.
   В обители было около 200 монахинь и послушниц и 24 воспитанницы приюта для девочек-сирот. Сестры вели хозяйство, занимались ремеслами, готовили детей в учебные заведения…
   А потом пришли большевики. Официально монастырь закрыли в 1926 году, а фактически — с начала Гражданской войны: здесь разместили детскую колонию. Так что первым делом пострадала безопасность сестер. Затем, понятное дело, фруктовый сад. А та-а-ам…
   


Мрак запустения
   Русский Север, заповедные места… А названия — Старая Ладога, Кириши, Будогощь (этот мягкий знак почему-то особенно умиляет). Да и Тихвин… Столетиями его жизнь была связана с жизнью монастырей — магазин «Ковчег», гостиница «Подворье»… Где-то в центре, у перекрестка Богородицкой и Берегово-Явленной, стоит Тихвинский Введенский девичий монастырь.
   Вот и перекресток улиц Ленинградской и Зайцева. Выясняется: раньше Ленинградская вообще Безбожной называлась! Может, не туда попали?
   Аляповатое пожарное депо. С каланчой. Тихвин, в сущности, городок — почему бы и не быть каланче? Перед каланчой — поклонный крест расстрелянным в 1937 году священникам, и среди них — последняя игуменья Введенского монастыря Иоанникия, в миру Александра Яковлевна Кожевникова. Значит, куда надо попали. А «каланча» — видимо, бывшая монастырская колокольня со святыми воротами и надвратной церковью святой Екатерины. Минуем груды кирпича некогда монастырских стен.
   Со двора — дверка с козырьком: типичное заднее крыльцо какого-нибудь сельпо. Тянем дверку на себя…
   Вверх-вниз по лесенкам, кривыми коридорчиками и через крохотные помещения — нет никого! Поднявшись по очень крутой лестнице куда-то совсем высоко, оказались в просторной, с окнами на четыре стороны, опрятной комнате. Навстречу поднялась женщина во всем черном с широко расставленными голубыми глазами. Представилась: «Матушка Любовь».
   Матушка Любовь, Любовь Борисовна Большакова, в недавнем прошлом послушница Богородичного Успенского монастыря, а в давнем — учитель музыки, появилась здесь чуть более двух лет назад с единственной целью — возродить былую обитель. Ходит, пишет, убеждает — и получает отписки, отказы и казенные обоснования затягивания сроков, отсутствия полномочий и невозможности оказать помощь — от самых разных инстанций. Чтобы представлять себя в «высоких» кабинетах, даже учредила некоммерческую организацию «Возрождение Введенского девичьего монастыря».
   Монастырь? Чуть повела вокруг руками — да вот, собственно: церковь святой Екатерины да сестринские кельи. Церковь… Нет, понимание, что это помещение культовое, было. Но что церковь?.. В голове стереотипы: иконостас, царские врата, алтарь… Ничего этого нет — угадывается солея, одно из окон закрывает лик Богородицы, левее — Иерусалимские дары. На правой стене — «мерный» список Тихвинской чудотворной иконы, иконы по стенам да колоннам. Здесь же колокольня. Вернее, колокольчик. Под самым сводом, видимо, у двери в звонницу, где нет ничего — баржу с колоколами в войну немцы утопили, а спасенный, с надписью «…не продать, не заложить» — в Кирилло-Белозерском монастыре, и никак его не выцарапать.
   


Власть хозяйственников
   Департамент Государственного контроля охраны и использования объектов культурного наследия еще в октябре 2005 года постановил, что «комплекс монастырских построек «Введенский монастырь» является объектом культурного наследия регионального значения» и передача его Церкви возможна. Понятно, что в соответствии «с утвержденным порядком передачи имущества религиозного назначения»! Вот колокольню и кельи в том же году и передали. Правда, еще весной и без участия департамента — решением депутатов райсовета. А порядок, видимо, еще не утвердили… Ну, пойдем кельи посмотрим.
   По дороге узнали, что собственником монастырских застроек долгие годы был Тихвинский лесохимический завод, чье заводоуправление ясно проглядывалось сквозь дыры в стенах монастыря. Они, кстати сказать, не разрушились, а разрушены — растащили на кирпичи для заводских корпусов. А на фундаменты надгробья разбили. На могильной плите игуменьи Серафимы была, например, надпись: «Остановись, не попирай гробницу! Над нею слезы льют и сиры, и вдовицы. Здесь инокинь наставница лежит…» Не остановились… И насчет «каланчи» не ошиблись — стояли в святых вратах пожарные машины завода! А в августе 2006-го завод обанкротился. И поделом.
   И кто ж хозяин? Ленинградский облкомитет по управлению госимуществом в мае 2007 года сообщил, что объекты недвижимости Введенского монастыря в реестре государственного имущества области не числятся, и на владельца прямо указал — «на балансе администрации МО «Тихвинский район». Успокоенные, пошли дальше: братья-тихвинцы не продадут!
   Каменное здание. По местным стандартам, вполне приличное — даже стекла есть. Подштукатурить там да подкрасить. Они? Не-е-ет, это — восточные кельи, заняты фондохранилищем Дома-музея Н.А. Римского-Корсакова. Его тут, оказывается, крестили. Жаль. Нет, Николай Андреевич, конечно же, был очень приличным человеком, к тому же на момент крещения за свои действия, безусловно, не отвечал. Ну и земляк, понятное дело…
   Внимание привлек убогий домишко прямо напротив. Матушка с гордостью поведала, что это бывшие деревянные кельи, совершенно в своем роде уникальные — из подобных построек своего времени в Ленинградской области сохранились только две. И обе — здесь!
   Перед домом, политкорректно выражаясь, — группа лиц из бывших южных республик СССР. Увидев нас, они, как по команде, скрылись за дверью, забыв на столе бутылку пива. Дверь закрылась и больше не открывалась. То ли сдают металлолом, то ли принимают — все пространство вокруг им завалено. Фирма, что ли? Ни вывески, ничего… Мы, правда, как-то сразу окрестили ее «вторчерметом», ухватив самую суть, и попрошу никакой двусмысленности тут не усматривать.
   Постучали. «Э, что надо, дарагой? Нет никого». В окне второго этажа появилась голова и стала обозревать окрестности, пока мы тут бродили. Пост? Голова, правда, все время ныряла куда-то вниз при виде фотообъектива. Может, роняла что? Или причесывалась?
   Позади «фирмы» — Царицыно озеро. Матушка с прихожанками частенько приходят на уборку его берегов и постоянно находят там использованные шприцы. Во множестве. Что ж за фирма?.. В плохое как-то не верится — монастырь все-таки. Может, по предоставлению потомкам новгородских славян медицинских услуг? Внятное объяснение, ставящее все на свои места: благотворительность — так уж повелось — не должна быть гласной.
   Интересно другое: согласно справке комитета по управлению муниципальным имуществом за август 2005 года той самой администрации муниципального образования (МО) «Тихвинский район», на которую столько надежд, здание по Зайцева, 8, корп. 8, где и находится обнаруженная «фирма»… расселено и находится в аварийном состоянии!!! Договора аренды, да и никакого другого, нету…
   Постояли у озера. В 1920-х большевики болота вокруг осушили. Рыба ушла сразу. Озеро обмелело и зацвело. Земляная келья царицы Дарьи, простоявшая на болотах с ХVII века, в 1930 году — на осушенных-то берегах! — обвалилась…
   Церковь Рождества — частью разрушена, по документам не проходит. Трапезная — частью разрушена, и, согласно справке того же комитета администрации МО «Тихвинский район Ленинградской области» за январь 2006 года, не используется, хотя на балансе этого самого МО состоит. Чего не отдать?
   А вот и сестринские кельи. Каменные… Сталинград! Жертва интенсивной эксплуатации доведена какими-то спортсменами до аварийного состояния и брошена… Даже зная, что по поводу этого строения уже в стадии оформления договор о безвозмездном использовании его организацией возрождения Введенского монастыря, непонятно, какими силами хрупкая женщина собирается все это поднимать? МО, друг, помоги! Хоть прибраться…
   Ответ МО (в общем-то, собственника объектов) от 06.06.05: «Финансирование работ по уборке территории монастыря на 2005 год в местном бюджете не предусмотрено. И.о. зам. главы Д. Горбатенко». От 08.02.06: «Финансирование работ по восстановлению Введенского монастыря не предусмотрено в федеральных и региональных программах на 2006 год». Тогда на фиг он вам нужен? Умиляет заключительная фраза: «Администрация Тихвинского городского поселения по мере возможностей предполагает оказывать такую помощь и в дальнейшем. Зам. главы И.Г. Аксайский». Да-а?! Ну, камень с души. А вот пример трогательной заботы от 18.08.06: «В бюджете МО «Тихвинский муниципальный район» не предусмотрено финансирование организаций и учреждений внебюджетной сферы. Администрация района рекомендует вам обратиться к руководителям коммерческих организаций, частным предпринимателям города… И.о.главы администрации Н.П. Жуковецкий». Отец родной!
   А че их так много? Да за два года глав района сменилось пять, а этих-то кто считал? Как сквозь пальцы уходят. Четвертый, правда, Лисин такой, под следствие ушел. Но чем дело кончилось, тоже неизвестно.
   А ведь в одном из каменных домов монастыря сидит ОАО «Управление жилищно-коммунальным хозяйством Тихвинского района» — ему и карты в руки. А оно, с договором аренды, в этой самой грязи и сидит. Рядом — перл деревянной архитектуры, которым так гордится матушка Любовь, — деревянные кельи. Да это дом жилой — расселять надо. А куда? По Тихвину колесили, башен мобильной связи видели полно, а вот башенных кранов — ни одного.
   Добрались до Введенского собора. Куполов нет, главный вход замурован. Тут же поклонный крест — место-то святое. За окнами — жизнь: «Детско-юношеская спортивная школа «Богатырь», на балансе муниципального учреждения дополнительного детского образования. И даже с новым договором оперативного управления (не недавно ли въехали?). Здоровые, жизнерадостные мужики — затылки в плечи уходят, — и все правильно понимают: храм возвернуть? Да Бога ради! В городе стадион строят, через два года нас тут днем с огнем не сыщете!
   Все показали-рассказали, но в алтарь не пустили — торчащая из него на улицу труба вытяжной вентиляции и так о многом говорит. Санузел там. Нет, совсем не обязательно то, что вы подумали! Санузел — он разный: бассейн, баня, душ… В алтаре-то.
   Ладно, на выход. А это что ж за палаты такие, выкрашенные да отремонтированные? А это игуменские кельи. Может, им положено так? Посмотрим… Не пускают! Обаяние, легендирование, чуточка артистизма… И мы — внутри! ООО «Клуб «Здоровье». Договор хозяйственного ведения — чин чинарем! Вот только deja vu какое-то: только что — бокс, борьба… Тут — айкидо, карате. Монастырь с мордобоем?..
   Господи, да Шао-Линь же! Хотя он, кажется, мужской… А вот и «иконостас» — с «сэнсэем» в полный рост. Знакомьтесь: полноправный хозяин того самого МО, пятый по счету глава администрации Тихвинского района, слуга народа Олег Никитин, 3-й дан по айкидо.
   Добрая, широкая улыбка руководителя, вникающего в нужды и чаяния земляков. И чувствуется: прост, ой как прост господин Никитин с народом. Возьми так вот запросто как-то матушке и скажи: «Ну, ты хитра-а-а! Я тебе мизинчик просунуть позволил, а ты по локоть норовишь?» Видимо, про колокольню с кельями. Путает, конечно, себя с депутатами райсовета, ну и что? Ее, что ли, монастырь-то? Тут хозяин есть.
   Иногда к матушке прибегают мальчишки из спортивных секций и, по-детски путаясь в словах, с не по-детски серьезными лицами спрашивают: «Матушка, а то, что мы здесь, это грех?» О-хо-хо… Ответ на вопрос «заниматься спортом или нет?» очевиден. Все лучше, чем подворотня. Нет на вас греха, пацаны.
   А вот к господину Никитину пара вопросов есть. Нет, не условия договора его клуба с его МО, хотя вопрос первый — местного масштаба: бывая, думаю, часто в своем клубе, знает ли он о существовании на территории монастыря загадочной фирмы, условно здесь названной «вторчерметом», о характере ее деятельности и законности пребывания в занимаемом помещении?
   Второй пошире — в масштабах страны: понимает ли господин Никитин, что если бы Иоанн Грозный тут обитель не основал, работать ему было бы негде?
   Матушка Любовь любит повторять: «Ничего, Господь управляется…» Со смирением говорит, но — твердо. А ведь правда — потихоньку, но все в Тихвине возвращается. В 1995 году вернули Церкви Большой мужской Успенский монастырь. В 2004-м вернули-таки чудотворную икону в Россию. К инаугурации, правда, не успели, но в июле 2004-го Путин сам к ней съездил, поклонился. В 2005 году вернули Введенскому монастырю кельи с колокольней…
   Никитин, верни остальное.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK