Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ШАТКИЙ ФУНДАМЕНТ"

Очередной крупный спекулятивный пузырь грозит лопнуть — на сей раз в Китае. Политика правительства вызвала скачок цен на недвижимость. Теперь Пекин пытается этому противодействовать, что чревато еще более опасными последствиями.    Над городом давящий душный зной, раздираемый визгом пил, скрежетом буров и грохотом молотов. Сотни многоквартирных домов и коттеджей всех мыслимых стилей пробиваются сквозь пыльный грунт на окраине северокитайского города Тяньцзинь.
   В расположенном поблизости хорошо кондиционированном помещении шоурума продавцы в желтых униформах водят потенциальных клиентов вокруг макета строящегося поселка: «За год мы уже распродали 90% Северной Америки, Азии и Европы, — гордо рассказывает консультант Ци Юньбо. — Теперь готовим к продаже Африку, Океанию и Южную Америку».
   Поселок называется Xingyao Wuzhou — что-то вроде «Светящаяся звезда пяти континентов». Он копирует контуры континентов на карте мира. Это китайский коктейль из Дубая и «Диснейленда». Строят его вокруг и на глади искусственного озера. Цена проекта в пересчете — 2,3 млрд евро. Заду-ман гигантский жилой и развлекательный комплекс класса люкс.
   Жители этого города на воде не должны испытывать недостатка ни в чем. Здесь будут крупнейшая крытая лыжная трасса в мире, площадки для гольфа, семизвездная гостиница, самый большой в мире музыкальный фонтан и мини-копии всемирно известных мостов — Tower Bridge в Лондоне и Golden Gate в Сан-Франциско.
   Китай — страна экономического чуда. Сегодня здесь в моде мания величия. Рекламный слоган инвесторов мегапроекта — «Мир в ваших руках!» Менеджер Ци показывает макеты вилл на берегу озера — объекты исключительной дороговизны. Они будут продаваться последними, говорит он и заговорщически подмигивает. С того момента как жилье начали продавать, цены на квадратный метр уже подскочили на 4000-5000 юаней (в пересчете — 450-570 евро). Инвесторы рассчитывают, что с каждой следующей фазой строительства цены продолжат расти и объект будет приносить еще более умопомрачительные прибыли.
   Наигранный оптимизм — это тот шаткий фундамент, на котором повсюду в Поднебесной создаются проекты такого масштаба. На сомнения наложен запрет, тем более теперь, когда за пределами демонстрационных павильонов настроение начинает меняться. Все чаще и громче раздаются голоса: тренд уже поменялся, пузырь может лопнуть с непредс-казуемыми последствиями для экономики всего остального мира.
   В июне впервые за последние полтора года в 70 крупнейших городах Китая цены на недвижимость по сравнению с предыдущим месяцем снизились. На первичном рынке они уступили 0,4%, на вторичном — 0,1%. Одновременно статистическая служба представила отрезвляющий отчет по общей конъюнктуре.
   Во втором квартале по сравнению с аналогичным пери-одом прошлого года экономика выросла всего на 10,3%. А в первом квартале рост еще составлял 11,9%. Если сравнивать этот показатель с темпами роста ВВП в развитых странах, покажется, что из-за такого сокращения не стоит беспокоиться. Но в Китайской Народной Республике новейшие статистические данные вызвали тревогу: здесь вся модель развития построена на том, что темпы роста экономики должны быть рекордными — иначе может начаться стремительное падение.
   Западные страны, экономика которых ориентирована на экспорт, и среди них Германия, смогли восстановиться от ударов глобального кризиса среди прочего благодаря заказам из Китая. Теперь им приходится вспоминать об угрозах, связанных с азиатской экономикой: «Уже просматривается сюжет обвала на рынке недвижимости, и он затронет банковский сектор», — предрекал недавно гарвардский профессор Кеннет Рогофф, бывший главный экономист МВФ. Это пузырь, тут нет сомнений.
   Даже Сюй Шаоши, министр земельных и природ-ных ресурсов Китая, опасается, что рынок недвижимости в третьем квартале может подвергнуться «полной коррекции», даже если она и будет несколько отличаться от той, что постигла США в последние годы. Там кризис начался с того, что банки стали давать все больше ненадежных ипотечных кредитов. Людей, которые в принципе не могли себе позволить иметь собственный дом, заманивали кредитами и перспективой, что их недвижимость будет неуклонно дорожать и вложения окупятся сами собой.
   Когда цены впервые пошли вниз, сотни тысяч должников оказались не в состоянии выплачивать свои ипотечные кредиты. Кризис недвижимости превратился в банковский, а банковский — в кризис невозврата кредитов, охвативший весь западный мир. Последствия ощутимы и сегодня: в США это миллионы безработных и бездомных, в зоне евро — это такие ситуации, как у Греции, которую грозит раздавить ее гигантский государственный долг.
   Китай долгое время казался страной, обладающей иммунитетом против глобального кризиса. Сейчас ему грозит кризис в сфере недвижимости, винить за который китайцам придется самих себя. У многих региональных ад-министраций могут возник-нуть проблемы. Чтобы финансировать почти треть сво-их грандиозных проектов — вроде строительства аэропортов и вокзалов,- они продавали акулам рынка недвижимости сельскохозяйственные угодья.
   Только в 2009 году они сбыли 319 тыс. гектаров земель — на 44% больше, чем в предыдущем году. Надеясь на то, что цены на земельные участки будут постоянно расти, они взяли крупные суммы в кредит у банков.
   А теперь выясняется, что и рост экономики Поднебесной имеет свои пределы. Шататься начинает один из главных столпов экономики Китая. В рамках мер по поддержанию конъюнктуры правительство закачало 4 трлн юаней (около 450 млрд евро) в крупнейший пакет экономических мер, который когда-либо принимался в КНР. Поначалу это дало мощный толчок буму в строительстве. Но последствия оказались для некоторых плачевными: граждан нередко банкротили самым безжалостным образом.
   С прошлого лета объем ипотечных кредитов в китайских банках вырос более чем на 40%. Итог: ошибки в управленческих решениях и проектировании, загадочное исчезновение денежных потоков и необузданный рост цен во многих сферах, бьющий опять-таки по населению.
   В Китае практически нет смысла копить деньги. После множества потрясений на биржах, иногда весьма драматичных, люди потеряли интерес к рынку ценных бумаг. На этом фоне приобрести собственное жилище долгое время казалось самым разумным и выгодным вложением.
   В некоторых городах число построенных квартир превышало количество возникающих новых домашних хозяйств. В крупных городах, таких, как Пекин и Шанхай, китайцам приходится платить сумму, равную примерно 20 годовым окладам, чтобы купить всего лишь однокомнатную квартиру в доме гостиничного типа. Даже в таких дорогих столицах, как Токио, за аналогичный объект приходится платить лишь восемь годовых окладов.
   Пузырь, грозящий лопнуть, уже сейчас достигает мировых масштабов. Ведь строительная промышленность Китая своей прожорливостью вызвала рост цен на алюминий, железную ру-ду и медь. Неудивительно, что, согласно опросу, более двух третей китайцев уже сейчас желают, чтобы ипотечный пузырь лопнул поскорее. Многие понимают, что азиатский вариант государственного капитализма очень мало похож на саморегулирующуюся рыночную экономику.
   В апреле китайский политический класс отреагировал: чтобы охладить спекулятивную лихорадку, банкам было дано указание сократить число ипотечных кредитов. Одновременно было принято постановление, по которому объем собственного капитала, необходимого для приобретения второй квартиры, должен составлять минимум 50% от ее стоимости. Кроме того, правительство намеревается обложить частное жилье налогом.
   Меры эти, однако, небезопасны. Они могут не только искоренить спекуляцию, но и задушить всю прочую конъюнктуру. Ведь на сектор недвижимости приходится 20% капиталовложений в ре-альный сектор. Потому не ис-ключен и нежелательный эффект: если Китай уменьшит объем жилищного строительства, у сталелитейной, стекольной и цементной от-раслей может возникнуть су-щественный избыток производственных мощностей.
{PAGE}
   Это вовсе не сценарии, выдуманные неисправимыми пессимистами. Даже премьер-министр Вэнь Цзябао недавно признал: «Проблема, с которой Китай столкнулся в макроэкономической политике, оказалась неожиданно весомой». Наличие серьезных факторов риска отражает и динамика шанхайской бир-жи, на которой четверть всей биржевой капитализации приходится на ипотечные активы и банки. В первом полугодии индекс ценных бумаг там упал на 27%.
   Есть ли, однако, действительно повод говорить о близящемся крахе ипотечной системы Китая, или же местным менеджерам удастся смягчить падение? Эксперт Пекинской академии социальных наук Цао Цзианьхай заявляет: «Ки-тайская экономика напоминает вулкан перед извержением». Тем не менее он не считает, что правительство партийного лидера Ху Цзиньтао и премьера Вэня Цзябао допустит обвал экономики до 2012 года, когда истечет срок их пребывания у власти. Он полагает, что зависимость региональных правительств от бума на рынке недвижимости для этого слишком велика. Пекин будет «любой ценой» закачивать деньги в финансовую систему, чтобы обеспечить продолжение стремительного роста экономики.
   Однако через два года, ут-верждает Цао, пузырь может лопнуть. Тогда преемникам председателя Ху и премьера Вэня придется выправлять крен государственного корабля. В самом неприятном случае, предрекает ученый, дело может дойти до того, что народ бросится штурмовать банки, «поскольку из 4 трлн юаней, составивших китайский пакет мер по поддержанию конъюнк-туры, фактически 3 трлн бы-ли выделены региональными правительствами, которые, в свою очередь, деньги позаимствовали у банков».
   Нынешний китайский строительный бум многими внешними признаками — роскошными виллами, парками развлечений и полями для гольфа — удивительно напоминает японский пузырь (Bubble) восьмидесятых годов прошлого века. Говорят, что тогда участок, на котором находится дворец императора, стоил — чисто математически — столько, сколько вся Калифорния.
   Конечно, стареющее ост-ровное государство Японию можно лишь с оговорками сравнивать с гигантским рынком, каким является Китай. В КНР каждый год в крупные города устремляются более 10 млн крестьян. Так что потребность в жилье есть. Но этот реальный спрос никак не связан с нынешним бумом, говорит экономист Цао: «Переезжающие в город рабочие бедны, дорогих квартир они себе позволить по большей части не могут».
   После того, как лопнул Bubble, Япония пережила так называемое потерянное десятилетие, за которым последовали еще десять лет кризисов. Цао уверен, что Китаю тоже придется дорого заплатить за свою зависимость от рынка недвижимости: «Это отбросит нас в промышленном развитии на десяток лет!»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK