Наверх
20 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Шоу без права на пенсию"

Есть в этом мире вечные ценности: когда зацветают мимоза и миндаль, в Сан-Ремо начинается фестиваль итальянской песни. Вот уже 67 лет телекомпания RAI, монопольно владеющая этим праздником жизни, непотопляемо ведет его между Сциллой падения зрительского интереса и Харибдой растущего бюджета.   Вот и в этом году события с 28 февраля по 5 марта в маленьком курортном городке преподносились итальянским телеэфиром как топ-новости. Правда, за прошедшие годы он растерял немало своих «примочек». Первой жертвой пала фирменная лестница театра Аристон, по которой ведущие и певцы когда-то легко и непринужденно сбегали на сцену. По мере того как успех шоу стал определяться ростом моделей и высотой их каблуков, лестница оказалась ненужным препятствием на пути к заветной цели.

   Пару лет назад были перетасованы и условия конкурса. И в нынешнем году участники соревновались в довольно странных категориях: «мужчины», «женщины», «ансамбли», «молодежь». Хотя была певица, не вписавшаяся в эти простые социумы, заявившая о себе в канун фестиваля, что она не женщина, не мужчина, а божественное существо. Существо зовут Анна Окса. Эмигрантка из Албании, она обладает великолепным голосом и двумя статуэтками победительницы Сан-Ремо прошлых лет. На Апеннинах певица имеет довольно скандальную славу из-за трансгрессивной манеры выступлений, чересчур смелых сценических костюмов, а также былой связи с албанским предпринимателем Фаусто Пачолли. Итальянское правосудие имело к нему ряд неприятных вопросов, связанных помимо всего прочего и с деятельностью его фирмы в качестве подрядчика на реставрацию Большого Кремлевского дворца в 90-е годы прошлого века.

   Певица давно отказалась от шлягеров. Ее последние песни — Non shendero («Я не спущусь»), Sensa pieta («Без жалости») — больше напоминают декларацию жесткой жизненной позиции и трудно вписываются в сладкоголосый сан-ремовский стиль.

   На этот раз 45-летняя Анна Окса решила превзойти саму себя, не говоря уже о довольно жестких правилах Сан-Ремо. Наотрез отказавшись от публичных репетиций и держа в полном секрете свой номер, она появилась на сцене в национальном костюме и босиком, в окружении хора албанских детей, африканских барабанщиков, индийских тамбуристов и прочих этнических музыкантов. Исполненное ею произведение называлось Processo a me stessa («Суд над собой»). Оно было невероятно сложным по мелодике и тексту, который певица держала перед глазами. Было похоже, что она в трансе. Все это вызвало недоумение у публики, и жюри быстренько определило «нарушительницу конвенции» на последнее место, что повлекло за собой ее автоматическое исключение из конкурсной борьбы. Окса покидала Сан-Ремо, отказавшись говорить с журналистами, не удостоив кивком своих фанов, и ее машина на запредельной скорости, а в некоторых местах по встречной полосе промчалась по спящему городку, унося певицу в ее резиденцию в горах, спускаться с которых, как поется в ее знаменитой песне, она, видимо, не собирается.

   — Какой кошмар! — возмущалась одна из судей. — А волосы-то у нее свои или приклеенные?

   В Сан-Ремо таких выступлений не любят.

В Сан-Ремо любят простых девчонок
   Выступления остальных участников конкурса наводили скуку. Предвидя это, но ставя перед собой цель подсадить-таки телезрителя на сан-ремовскую иглу, организаторы шоу пошли по проторенной дорожке. На подмогу двум красоткам, традиционно оттеняющим ведущего, в этот раз были выписаны еще четыре модели, в чьи обязанности входило демонстрировать необыкновенной красоты туалеты от Валентино, Версаче, Ферре и т.д. Их крупные планы, а порой схваченные объективом детали вызывали неподдельный зрительский энтузиазм и даже, я сказала бы, патриотизм, так как акция была задумана как промоушен итальянского стиля.

   — Повернись-ка, милая, чтобы чуть-чуть повысить наш телерейтинг, — просил ведущий девушку, вышедшую в версачевском платье с открытой до ягодиц спиной.

   Несмотря на свою вспомогательную функцию, модельки Сан-Ремо-2006 войдут в фестивальную историю. Сказанная одной из них на пресс-конференции фраза: «Я не привыкла говорить на публике, я привыкла делать другие вещи» — была мгновенно растиражирована итальянской прессой, смаковавшей эти слова на протяжении всего фестиваля.

   Но публика не злопамятна в отношении красоток, заученно повторяющих, что они «простые девушки, как все». Именно в таком качестве на роль помощницы ведущего была приглашена на фестиваль Илария Биази, молодая жена легендарного капитана футбольного клуба «Рома» Франческо Тотти. Действительно очаровательная и весьма простая в обращении девушка, как говорят все, кто с ней уже работал на телевидении. Олицетворение итальянского стиля. Мать, жена, сестра. Улыбка и взгляд долу. Все родственники в зале. Хромающий Тотти, перенесший на днях сложную операцию после неудачного падения во время триумфального матча своей команды, как бы неожиданно появившийся в театре Аристон, тоже был мобилизован во спасение зрительского интереса. Однако то ли из-за боли в ноге, то ли из-за непривычного антуража футболист смотрелся в партере как-то незначительно и с трудом вымучивал из себя банальности.

   Атмосфера бессловесного идиотизма Сан-Ремо сумела инфицировать даже такого крепкого орешка, как Джон Траволта, который был приглашен в качестве почетного гостя.

   С упорством двоечника знаменитый италоамериканец отвечал «нет» на все вопросы журналиста, включая такой: видел ли он прежде фестиваль Сан-Ремо и знает ли, как зовут его ведущего. Правда, некоторым извинением мог послужить факт, что в тот момент актер только прибыл в город цветов и еще не был ознакомлен со сценарием праздника.

Фестиваль par condicio
   За всех приходилось отдуваться ведущему Сан-Ремо-2006, известному итальянскому комику Джорджио Панариелло (Giorgio Pаnariello). Причем диапазон его возможностей был ограничен — вот уж никогда не поверите — условиями предвыборной борьбы. Вся телеэкранная жизнь Италии, где 9 апреля состоятся парламентские выборы, регламентирована так называемым законом о par condicio, предусматривающим обязательный политический паритет на телеэкране. Панариелло, являющийся признанным профессионалом, но не обладающий, в отличие от своих предшественников, телевизионной харизмой, в основном потому и был выбран на роль ведущего, что его имя не ассоциируется у публики ни с левым, ни с правым политическим блоком. Политическая сатира не раз вносила оживление в сан-ремовскую скуку, а в случаях, доведенных до артистического совершенства, как это было несколько лет назад с монологом кинорежиссера Роберто Бениньи, становилась ключевым и самым ожидаемым моментом фестиваля. В итальянском шоу-бизнесе есть фигуры, способные на острые и талантливые политические скетчи, способные прилепить к телевизору даже тех, кто никогда его не смотрит. Тому пример — не так давно прошедшая серия передач Адриано Челентано. К сожалению, сан-ремовским шуткам не было дозволено выходить за пределы кухонно-спальной бытовухи. В своем стремлении сохранить паритетную невинность организаторы фестиваля даже лишили мэра Сан-Ремо его обычной привилегии мелькнуть перед телекамерами во время награждения победителей. И это было особенно нелепо на фоне совпавшего с песенным праздником визита премьер-министра Сильвио Берлускони в США, подробно отраженного телеканалами в обход всякого par condicio.

   До сих пор не понимаю: и как это гостю фестиваля автору мюзикла Notre Dame de Paris Риккардо Кoчианте (Riccardo Cocciante) разрешили выступить с песней «Маргарита»? Ведь так называется входящая в левоцентристский блок партия.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK