Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ШПИОНЫ ПО СОСЕДСТВУ"

Мир ощутил холодное дуновение ветра из прошлого: ФБР раскрыло 11 российских агентов, которые вели образцовую жизнь добропорядочных американцев из среднего класса. Добраться до государственных тайн им так и не удалось.    Всего через пару дней после государственного визита президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в США сотрудник американских спецслужб, работавший под прикрытием, встретился с женщиной, которую в ФБР подозревали в принадлежности к российским шпионским кругам. Он пригласил даму в манхэттенское кафе под предлогом задания из Москвы: это последний, решающий этап охоты за доказательствами, что Россия, великий и ужасный противник времен холодной войны, до сих пор имеет шпионскую сеть в Америке. Охоты, длившейся более 10 лет.
   Двадцативосьмилетняя молодая особа — привлекательная шатенка и владелица интернет-агентства недвижимости в Нью-Йорке. Русское имя — Аня Кущенко, американское — Анна Чапман. Вскоре для всего мира она будет исключительно «той самой сексапильной шпионкой», или, как напишет Washington Post, женщиной, «которая смогла бы согреть даже самую морозную ночь времен холодной войны».
   Сотрудники ФБР имели возможность регулярно наблюдать, как по средам, сидя за столиком в кафе на Манхэттене, женщина обменивалась со связным данными, которые перебрасывались с ноутбука на ноутбук. Вскоре преследователи знали: Чапман — российская шпионка. Оставалось лишь уличить ее в этом.
   Человек из ФБР выдает себя за сотрудника российского консульства, он хочет, чтобы на следующий день Чапман передала связному поддельный паспорт. Он оговаривает с ней все детали: журнал, который нужно держать под мышкой, первые фразы. «Извините, — должен спросить связной, — не встречались ли мы прошлым летом в Калифорнии?» Ответ Чапман: «Нет, думаю, в Хэмптоне». Это сигнал. «Хорошо, — произносит она, — я готова». Охотник и жертва прощаются.
   Все это напоминает сценарий классического шпионского триллера и кажется донельзя клишированным. Неужто возможно, чтобы спецслужбы по сей день ра-ботали так? Наверное, в том числе этим и объяснялись опасения ФБР: а вдруг мисс Чапман заметила, что не все в этой встрече ладно? Ее «провели» по всему Бруклину — женщина заглянула в аптеку CVS, в салон мобильной связи Verizon, потом — в другую аптеку, сети RiteAid, после чего, наконец, вернулась в Verizon. В ФБР хотели знать, станет ли Чапман звонить в Москву.
   Позднее агенты ФБР нашли упаковку от мобильника, зарядное устройство и договор с оператором. Все это Чапман просто выбросила в урну. А ведь кое-что из этого документа все же можно узнать: в нем указано не только придуманное имя, но и адрес, недостоверность которого столь очевидна, что задаешься вопросом: что это — наглость или же глупость? 99 Fake Street. Перевод: «99-я Вымышленная улица».
   С кем довелось столкнуться ФБР, с профи или с дилетантами? И было ли ошибкой или провокацией столь явно продемонстрировать, что пре-доставленная информация — фальшивка? Насколько серьезно теперь можно воспринимать прочих шпионов? И как это повлияет на отношения с Россией? Вот вопросы, которые волнуют сегодня всю Америку.
   Одиннадцать предполагаемых шпионов оказались под колпаком у ФБР давно, за некоторыми из них наблюдение велось на протяжении более 10 лет. Очевидно, что все это русские, обустроившие свою жизнь на американский манер в пригородах мегаполисов — Бостона, Ва-шингтона, Нью-Йорка, лю-ди, мирно проживающие по поддельному паспорту, так называемые «нелегалы», которые, в отличие от прочих разведчиков, не пользуются прикрытием дипслужбы и потому не могут претендовать на неприкосновенность. До сих пор среди зарубежных коллег такие агенты пользовались славой «вундеркиндов» российского шпионажа: они свободно общались на нескольких языках, причем без акцента. Их забрасывали в страну с «легендой», не имевшей ни малейшего отношения к действительности, и они работали там по 10-20 лет, а некоторые и дольше. Априори им не нужно шпионить в условиях постоянной слежки: «нелегалы» редко попадают в поле зрения контрразведки, по крайней мере, на первых порах.
   Как бы то ни было, на следующий день Чапман в условленном месте не появилась и паспорт не принесла. Теперь паника поднялась уже в ФБР. Неужели русские заметили слежку? Значит, теперь подозреваемые лягут на дно? Федералы начали операцию по задержанию всех подозреваемых в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Массачусетсе, Виргинии и на Кипре. Их уже не могло остановить то, что всего за 72 часа до этого главы России и Америки, Дмитрий Медведев и Барак Обама, подтвердили: общей целью обеих стран является укрепление экономического сотрудничества и дальнейший курс на ядерное разоружение. После этого в вашингтонском предместье Арлингтон в забегаловке Ray`s Hell Burger политики пообедали чизбургерами и картошкой фри — подчеркнуто американская трапеза. Увы, шпионские страсти нарушили эту идиллию.
   Джон Болтон, «ястреб» от республиканцев и бывший представитель США в ООН, не преминул воспользоваться ситуацией, чтобы истолковать аферу как доказательство «глубокой неприязни» к США, до сих пор царящей в Москве. Стивен Фланаган из Центра стратегических и международных исследований не исключает осложнений с ратификацией нового договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. А Самуэль Чарап из Центра за американский прогресс, «мозгового центра» демократии, заявил: «Инцидент напоминает о том, что Россия до сих пор остается Россией». Ну а экс-шпион Владимир Путин — Владимиром Путиным.
   И действительно, нынешний председатель российского правительства после холодной войны сумел вновь нарастить мощь разведаппарата. Долгое время у русских на это не было средств. Путин восстановил престиж спецслужб, обеспечил необходимое финансирование. Произошло это после того, как первый президент, Борис Ельцин, в 1998 году назначил его главой Федеральной службы безопасности, годом позже — премьер-министром, а накануне нового, 1999 года провозгласил Путина своим преемником, кандидатом на президентский пост.
   В отличие от Соединенных Штатов, где инвестиции в индустрию шпионажа главным образом предполагают внедрение ультрасовременных технологий, в вопросах добывания информации Москва по-прежнему делает ставку на кадры. Путин продолжил традицию — и в первую очередь это касается «нелегалов».
   Агенты растворялись в американском обществе, в пригородах, где живет больше половины американцев. Они ухаживали за гортензиями, пекли печенье в форме нью-йоркских такси или же статуи Свободы. Они встречались в кофейнях Starbucks, на Рождество устанавливали у дома надувного Санта-Клауса — американский китч, стандартная программа любого жителя пригородов. Многие обзаводились американскими именами, профессиями, хобби — так поступила и Анна Чапман, красавица-маклерша, занимавшаяся нью-йоркской недвижимостью. Нужно «как следует американизироваться», рассказывала она соседям. Подчас «нелегалы» становились большими американцами, чем сами американцы.
   Например, Доналд Хитфилд — якобы урожденный канадец, переехавший на ПМЖ в США. Свой псевдоним Хит-филд «позаимствовал» у ребенка, умершего в 1962 году в Канаде в возрасте шести недель. Хитфилд отучился в Гарварде по программе послевузовского образования и в 2006 году основал фирму Future Map, предлагавшую компаниям «программное обеспечение будущего». Хитфилд продавал его, не покидая дома. Его жена Треси Фолей, якобы тоже урожденная канадка, работала маклером по недвижимости.
   Другой пример — среднестатистическая американс-кая чета Мерфи, которая жи-ла в Монклэре, штат Нью-Джерси. У них был дом и две маленьких дочки — Кэти и Лиза, одиннадцати и семи лет. Синтия Мерфи работала в Morea Financial Services — компании в южной части Манхэттена, консультировавшей по вопросам налогообложения и составлявшей бухгалтерскую отчетность, получала $130 тыс. в год и параллельно училась в Колумбийском университете. Ричард Мерфи был домохозяином, болел за хоккейную команду New Jersey Devils. Соседи считали Мерфи «образцовыми жителями пригорода».
{PAGE}
   Два года назад они приобрели дом за $481 тыс. — два этажа, в колониальном стиле, с кровлей из бежевой дранки, коричневыми подоконниками и аккуратно постриженной лужайкой с цветниками. Тогда, как считает следствие, Мерфи обратились за материальной поддержкой к Москве: «Покупка дома является естественным следствием нашего многолетнего пребывания здесь».
   В «центре» время от времени проявляли обеспокоенность, напоминали «лазутчикам» об их основной задаче: «Вам доверили долгосрочное задание в США. Ваше обучение, ваш банковский счет, автомобиль, дом — все это служит одной цели: выполнению вами главной миссии, а именно установлению связей с политическими кругами».
   Система доступа к информации посредством безупречной мимикрии обходилась недешево. Парочка бостонских шпионов предъявляла немаленькие счета: $8500 — аренда жилья, $160 — телефон; $2180 — аренда авто. При этом ни одного секретного документа от них так и не дождались, плоды их труда по добыванию информации оставались скудными. У американских обвинителей даже не хватило доказательств, чтобы инкриминировать шпионаж, речь идет лишь об отмывании денег и заговоре. «Мало тайн», гласил заголовок в New York Times. Ольга Оликер, аналитик из Rand Corporation, считает: «Это чудовищно неэффективный подход. Возможно, в прежние времена он был оправдан».
   Существуют серьезные ос-нования полагать, что шпионы из пригородов не шли в ногу со временем. Конечно, они были зарегистрированы в социальных сетях Facebook, Twitter или LinkedIn, выкладывали видеоролики на YouTube. Но вместе с тем они то и дело пользовались классическими приемчиками аген-туры: деньги передавались, как говорится, в «неприметных сумках оранжевого цвета», конспиративные встречи проходили в подземке, письма писали невидимыми чернилами. А слишком трудный пароль просто записывали на бумажке.
   К этому добавляются странные задания из Москвы — например, «выяснить, чего хочет добиться Барак Обама на всемирном саммите в июле». Но что можно узнать об этом, находясь в Йонкерсе, городке близ Нью-Йорка? В другой раз руководство надеялось прощупать перспективы «глобального рынка золота». В апреле 2006 года в московской штаб-квартире разведки заинтересовались, как США будут реагировать на интенсификацию использования Интернета террористами и как в Вашингтоне оценивают российскую внешнюю политику на Западе, а в преддверии визита Обамы в Россию в минувшем году — позицией, которую занимает правительство США в связи с атомной программой Ирана. Всю эту информацию куда проще получить из газетных колонок комментариев и сплетен — или же из докладов аналитиков. Похоже, горе-шпионы пока не вошли в эпоху информационной свободы, в эпоху Интернета и Google.
   Россиянин Юрий Дроздов называет задержание подозреваемых и предъявление им обвинений «смехотвор-ной провокацией». «На этом явно делают политику, — говорит он. — Например, с немцами мы тактично выясняем такие моменты за кулисами».
   Одиннадцать с половиной лет 84-летний ветеран КГБ возглавлял самый секретный отдел советской внешней разведки: управление «С». Он был одним из руководителей штурма президентского дворца в Кабуле накануне ввода советских войск в Афганистан. В компетенцию управления «С» входили не только ликвидации за рубежом, но и ведение «нелегалов». «ФБР якобы следило за ними на протяжении 10 лет — и все, что они могут предъявить, это обвинения в отмывании денег, — говорит Дроздов. — Если бы мои люди так работали, я бы их вышвырнул без права на пенсию».
   В настоящий момент российское правительство заинтересовано в раздувании старого конфликта не больше Обамы. Министерство иностранных дел в Москве сперва назвало обвинения необоснованными и раскритиковало их как скатывание к холодной войне. Позднее представитель МИДа подтвердил, что задержанные шпионы действительно име-ют российское гражданство, что, очевидно, касается и перуанской колумнистки Ви-ки Пелаес, сын которой утверждает, что ее единст-венной связью с Россией является любовь к музыке Чайковского. Арестованным соотечественникам окажут «дипломатическую поддерж-ку», обещали московские ра-ботодатели.
   Тем временем в Америке по отношению к потерпевшим неудачу «шпионам» преобладает насмешка, что весьма на руку Обаме. В СМИ пока что обсуждается не ущерб, нанесенный Америке, а как поступить с детьми задержанных — и, безусловно, что ожидает новую суперзвезду, рыжеволосую Анну Чапман.
   Ее давно уже не считают угрозой национальной безопасности — Чапман выбилась в число знаменитых красоток, ее физические достоинства обсуждаются обстоятельнее, чем профессиональные недостатки.
   Сегодня американцы знают ее «роскошную квартиру» в финансовом районе, рядом с Уолл-стрит, с видом на Бруклинский мост. Им также известно, что полгода назад дамочка покрасила волосы в рыжий цвет и что случилось это в салоне Nadine`s Ellysim Hair Salon. На портале Facebook у нее 180 друзей, а ее видеоинтервью на YouTube посмотрели сотни тысяч раз. «Америка — свободная страна, здесь так просто встретить успешных людей, — сказала она. — В Москве это практически невозможно, потому что сначала для этого нужно стать таким же успешным, как они».
   И патриот Америки не смог бы произнести лучшей похвалы своей стране.
   

   ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
   БУДЕМ МЕНЯТЬСЯ?
   Российский ученый Игорь Сутягин, осужденный в 2004 году к 15 годам лишения свободы за шпионаж, может быть выслан в Великобританию в обмен на гражданина России, задержанного в США по аналогичному обвинению. С таким заявлением выступила адвокат Сутягина Анна Ставицкая. По ее словам, Сутягин сообщил своим близким, что его и еще десять заключенных, скорее всего, собираются обменять на тех, кто был задержан недавно в США. Ставицкая также рассказала, что в минувший понедельник ее подзащитного перевезли из Архангельской области, где он отбывает срок, в московский следственный изолятор ФСБ («Лефортово») и предоставили возможность повидаться с род-ными. Его также посетили офицер Службы внешней разведки и представитель США. Ставицкая полагает, что Сутягина могут выслать в Великобританию в течение ближайших дней. По ее мнению, ученый получил «предложение, от которого невозможно отказаться». Он утверждает, что вопрос его обмена «уже решен», а в случае отказа «вся его жизнь была бы перечеркнута». Завсектором военно-технической и военно-экономической политики отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады РАН Игоря Сутягина задержали в октябре 1999 года по обвинению в государственной измене в форме шпионажа. По версии следствия, в 1998-1999 годах он за вознаграждение передавал секретные сведения британской компании, под прикрытием которой, как полагают российские спецслужбы, действовало ЦРУ США. Защитники ученого утверждали, что тот всего лишь написал аналитическую записку на основе открытых источников. Госдепартамент США ставил под сомнение справедливость процесса, проходившего за закрытыми дверями.
   Роман Уколов, «Профиль»

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK