Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Схватка двух Ганди"

В Индии начались парламентские выборы, которые будут проходить в несколько этапов и продлятся до середины мая. Дополнительную интригу традиционному противостоянию Индийского национального конгресса и индуистской партии БДП придает тот факт, что по разные стороны баррикад оказались представители легендарной семьи Ганди.Династический спор
  
Индию называют «самым большим демократическим государством на земле», однако демократия здесь своеобразная. Политические свободы сочетаются с кастовым устройством общества и династическим правлением. Последние полвека у власти в Индии практически постоянно находится династия Неру—Ганди, подчинившая своему влиянию крупнейшую, сложившуюся еще в колониальную эпоху партию — Индийский национальный конгресс (ИНК). Основатель государства Джавахарлал Неру передал бразды правления своей дочери Индире Ганди, которая, в свою очередь, подготовила к роли индийского премьера сына Раджива. После того как Индира была убита собственными телохранителями, а Раджив погиб в результате теракта, его жена Соня Ганди — итальянка по происхождению — долгое время отказывалась вмешиваться во внутриполитические интриги. Однако на выборах 2004 года она возглавила Индийский конгресс и привела его к победе. От поста премьера Соня отказалась, предоставив его одному из преданных сторонников семьи — экономисту и бывшему министру финансов Манмохану Сингху, фактически исполняющему роль «регента» при молодом «принце».
   Сын Раджива и Сони, 38-летний Рахул, — прямой наследник семьи Ганди, которого, несмотря на итальянскую кровь, никто не рискнет назвать «чужаком». Два года назад он был назначен одним из генеральных секретарей правящей партии, и эксперты стали поговаривать о том, что, если Конгрессу удастся одержать победу на выборах, через несколько лет Рахул сменит Сингха на посту премьера. Сам Сингх уже сейчас заявляет, что у молодого Ганди есть все необходимые навыки для того, чтобы претендовать на верховную власть в стране. Он принимал активное участие в предвыборной кампании, появляясь перед толпой своих сторонников под звуки «Джай хо» — мелодии из саундтрека к фильму «Миллионер из трущоб», пытался привлечь под знамена ИНК представителей низшей касты и касты неприкасаемых, лоббируя масштабные социальные программы. Есть у Рахула и команда единомышленников, пришедшая вместе с ним в центральный аппарат партии. В индийской прессе ее иронично окрестили «отрядом мальчиков», однако когда молодежь составляет в стране 56% электората, такая ирония неуместна. И хотя основным кандидатам на премьерское кресло, Манмохану Сингху и Лал Кришне Адвани, перевалило за 75, победа на выборах сейчас зависит от представителей нового поколения индийских политиков.
Ганди vs Ганди
   Это прекрасно понимают и в оппозиционной партии Бхаратия Джаната Парти. Неслучайно одним из ее лидеров стал 29-летний кузен Рахула, Варун, который является единственным наследником старшего сына Индиры Ганди, Санджая, погибшего в авиакатастрофе в 1980 году. «Варуна называют паршивой овцой в семье Ганди, — пишет The Daily Telegraph, — его националистические экстремистские высказывания противоречат традициям этого влиятельного клана, всегда проповедовавшего этническую и религиозную терпимость». В конце марта за одно из таких высказываний Варун был арестован и лишь недавно отпущен под залог для участия в парламентских выборах. Во время выступления в округе Пилибхит молодой политик сравнил своего соперника с лидером «Аль-Каиды» Усамой бен Ладеном и пообещал перерезать горло всем мусульманам. Некоторые эксперты заявили, что призывы к насилию поставили крест на политической карьере Варуна Ганди, однако, по словам индийского аналитика Раджеша Диксита, «Варун — прекрасный оратор, умеющий играть на настроениях толпы. Он — настоящий сын своего отца, которого Индира Ганди прочила себе в преемники».
   В целом складывается ощущение, что на индийской политической сцене разыгрывается эпизод из древнего эпоса или болливудской мелодрамы: добрый принц, который чтит заветы предков, ведет праведную жизнь и помогает бедным, вступает в схватку со своим непутевым кузеном — злодеем и вероотступником.
Предвыборные расклады
   Конечно, фамилия Ганди остается главным индийским брендом, однако, судя по всему, даже он не позволит двум ведущим партиям получить на этих выборах парламентское большинство. И определять состав правительственной коалиции вновь будут региональные и кастовые партии. Существует даже вероятность, что созданный ими «Третий фронт», заключив союз с партией неприкасаемых Бахуджан Самадж Парти, может назначить своего премьера. По мнению индийских политологов, фрагментация национальной политики является естественной эволюцией демократии в стране, где существует 22 официальных языка, 6 религий и сотни различных этнических групп.
   В схватке между Конгрессом и БДП большинство экспертов предрекают победу Конгрессу. Считается, что после терактов в Мумбаи националистам так и не удалось убедить избирателей, что, в отличие от правящей коалиции, их партия сможет противостоять террористической угрозе. Однако, обвиняя власти в неспособности обеспечить безопасность государства, они значительно ослабили позиции своих соперников из ИНК. Союзники Конгресса отказались распределять избирательные округа между кандидатами, заявив о том, что с коалиционными предпочтениями они определятся лишь после подсчета голосов. В связи с этим многие уже заговорили о фактическом развале возглавляемого ИНК Объединенного прогрессивного альянса. Лидеры БДП, которым удалось сохранить хорошие отношения со своими союзниками из Национального демократического альянса, надеются в итоге вырвать победу из рук Конгресса.
   Это может привести к кардинальным изменениям во внешнеполитической стратегии государства. Конечно, ни одна из партий не собирается отказываться от сотрудничества с Вашингтоном, ведь только Соединенные Штаты могут дать Индии почувствовать себя великой державой. В их силах, например, добиться реформы Совета Безопасности ООН, которая закрепила бы за Дели статус постоянного члена этой организации. К тому же на Америку ориентируется крупный индийский бизнес, связанный с информационными технологиями и военной промышленностью. «Премьер-министр Манмохан Сингх верит в век США, в то, что судьба Индии неразрывно связана с этой страной», — пишет Джоти Малхотра, редактор дипломатического отдела индийской газеты The Telegraph.
   Однако если у власти окажутся националисты из БДП, отношение к Вашингтону будет более подозрительным. По их словам, правительство Сингха нарушило основной принцип индийской внешней политики, исключающий построение «эксклюзивных» двусторонних альянсов, и пошло на уступки США при заключении ядерной сделки, которая была задумана в эпоху правления БДП.
   Националисты критически относятся к проектам американских политологов, предлагающих создать неформальный союз США и Китая, и занимают довольно жесткую позицию по кашмирскому и тибетскому вопросам. Новое правительство БДП, скорее всего, отойдет от характерной для их соперников стратегии «сверхприсоединения», означающей развитие тесных связей со всеми мировыми и региональными державами.

 

Таблица %T%Прогноз распределения мест в индийском парламенте*
%T%Прогноз распределения мест в индийском парламенте*

Индийский национальный конгресс154
Союзники Конгресса44
Бхаратия Джаната Парти (БДП)135
Союзники БДП41
«Третий фронт»35
Бахуджан Самадж Парти (партия неприкасаемых)33
Социалистическая партия29
Другие партии72
По данным опросов общественного мнения.
Источник: The Times of India.

 
«Хинди—руси — бхаи-бхаи»
   Индия всегда играла ключевую роль в построениях российских геополитиков. В дореволюционной России идеей фикс было освобождение этой страны из-под британского владычества. Император Павел даже направил в Индию отряд донских казаков, которые должны были «обрушить подмостки торгашеского величия». Генерал Михаил Скобелев во второй половине XIX века уверял, что достаточно одного прикосновения к индийским границам, чтобы произвести всеобщее восстание. «Дайте мне 100 тыс. верблюдов, и я завоюю Индию», — говорил он. Не оставили эту идею и большевики: Лев Троцкий и Михаил Фрунзе вынашивали планы освободительного похода на Индостан. Когда же Индия получила независимость, британский лорд Чорли предупреждал на митинге Индийской лиги в Лондоне, что «в Дели должны быть готовы к отражению российского нападения».
   В эпоху холодной войны Индию и СССР связывали особые отношения. Фактически Москва и Дели сформировали геополитический союз в противовес их нынешнему партнеру по БРИК, Китаю. Концепция неприсоединения, выдвинутая основателем индийского государства Джавахарлалом Неру, по сути, отвечала российским стратегическим интересам, поскольку представляла альтернативу военным союзам, нацеленным на сдерживание СССР. Москва выступала в поддержку Индии во время конфликта с Пакистаном, пыталась играть роль посредника между сторонами, не раз отстаивала индийские интересы в Совете Безопасности ООН. Индия закупала в СССР вооружения и использовала советский опыт плановой государственной экономики. Фраза премьера Николая Булганина «Хинди—руси — бхаи-бхаи» (индийцы и русские — братья) стала символом той эпохи.
   Кульминацией российско-индийской дружбы считается брежневский период, когда между советским генсеком и премьером Индии Индирой Ганди сложились настолько доверительные отношения, что они стали даже темой для анекдотов. В своих речах Брежнев заменил официальную формулу «госпожа Ганди» на произносимое с выразительным нажимом уникальное обращение «дорогая Индира Ганди». Именно тогда был заключен договор о сотрудничестве, который, по словам индийского премьера, должен был «охладить авантюризм стран, проявляющих по отношению к Дели патологическую враждебность».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK