Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Сибирская нефть: почувствуйте разницу"

Владимир Путин, весной этого года побывавший с визитом в Тюменской области, отметил: «Если взять Салехард или Сургут — это одно, а если из Сургута переехать в соседний Нефтеюганск — картина совершенно другая». Причем, судя по тону президента, безрадостная.
«Нефтеюганск как был большой деревней, так и остался, даже аэропорт местный закрыли недавно, а Сургут — это город, инфар… инфраструктура — что тут сравнивать», — говорит водитель, везущий нас из сургутского аэропорта.

В самом центре Юганска (именно так называют жители свой город) можно обнаружить законсервированные скважины — например, возле входа в поликлинику No2. Кстати, само понятие «центр» в 100-тысячном Нефтеюганске весьма условное (впрочем, как и в 300-тысячном Сургуте): город строился «кустами», то бишь микрорайонами, поэтому с ходу найти нужный адрес по названию улицы затрудняются даже старожилы.

Всеобщая неопределенность из-за дела ЮКОСа тянется здесь с конца августа, так что к кризису люди постепенно привыкают. «Тяжело было первое время, в конце лета, — говорит молодая мама, с трудом усаживая свое непослушное чадо на санки. — Когда началась вся эта возня с ЮКОСом, все боялись, что вот-вот — и будет крах. А потом привыкли. Все равно работать-то надо будет, кто бы ни пришел». Народ по-прежнему ходит в магазины, работает, развлекается.

Между прочим, развлекательный центр «Империя», построенный местным бизнесменом Владимиром Семеновым, — предмет особой гордости юганцев и зависти сургутян. Вроде бы и в Сургуте развлечений достаточно, а вот поди ж ты — ездят на специальных автобусах в Юганск, дабы испытать судьбу в покер и на рулетке. Юганцы же, в свою очередь, мотаются в Сургут в кинотеатр «Аврора»: приличного кинотеатра в Нефтеюганске нет.

Уеду я от вас

В офисе опального «Юганскнефтегаза» (сокращенно ЮНГ) работа пока идет в обычном режиме. Но люди заранее переживают. Они уверены, что новый собственник проведет основательный «секвестр» руководящего аппарата и число обитателей многоэтажного офисного здания заметно сократится. Единственный повод для радости: зарплату за октябрь получили вовремя — 18 ноября. Мало того, выплатили и долг за сентябрь, чего не ждали даже оптимисты. Только праздник, как говорится, был не для всех: например, в сервисных предприятиях «Юганскнефтегаза» зарплаты не видели уже несколько месяцев.

В Нефтеюганске половина населения — пенсионеры и молодежь. Основная же часть работающих трудится в сервисном блоке «Юганскнефтегаза» — около 30 тыс. человек. Сервисные предприятия ЮНГа (буровики, строители, транспортники и т.д.) выведены из головной компании, чтобы снизить себестоимость нефти. Управляющий компанией Сергей Кудряшов говорит, что из-за ареста счетов «Юганскнефтегаз» пока не в состоянии рассчитаться с ними за выполненные работы, и когда сможет заплатить долги— неизвестно. Так что высокооплачиваемые (средняя зарплата — 27 тыс. рублей) работники «вспомогательного» сектора завидуют сейчас даже бюджетникам, которые свои 8—9 тыс. рублей в месяц все-таки получают.

Местный телеканал «Интелком» как раз во время нашего приезда проводил интерактивный опрос: «Что вы будете делать, если кризис затянется?». Из трех предложенных вариантов ответов («буду ждать, что все изменится к лучшему»; «буду готовиться к решительным действиям»; «уеду») с небольшим перевесом победил третий. Из тысячи с лишним человек, позвонивших в студию, 480 собираются покинуть город, а 470 готовы добиваться решения проблемы «действиями» (правда, какими именно — непонятно).

Долги наши

Что будет потом — зависит уже от нового собственника. Можно считать, что повезло лишь ученикам «ЮКОС-классов» (готовящих школьников 10—11-х классов к поступлению в вуз с прицелом на дальнейшую работу в нефтяном холдинге). Компания обязалась финансировать их содержание до конца учебного года. А, например, будущее программы по переселению «Ветеран» — под вопросом (в этом году свыше 190 бывших работников ЮНГа получили по $5 тыс. для переезда, как здесь говорят, «на материк»). Могут возникнуть проблемы и с ипотечной программой — около 300 человек взяли кредит в компании на покупку жилья (под 7% годовых) на разные сроки. Как и перед кем будут они отчитываться — пока неясно. Между тем хорошая однокомнатная квартира в Юганске стоит около $25 тыс., так что рассчитаться за нее, не имея стабильной и достаточно высокой зарплаты, трудновато.

Но это все частные проблемы. Чего не скажешь о программе «Чистая вода». Еще в гостинице, открыв кран, мы удивились интенсивному желтому цвету вытекавшей из него жидкости. «Это не ржавчина, это железо», — пояснила горничная. Для города содержание железа в воде — очень больной (в прямом и переносном смысле) вопрос: мало того, что здоровье жителей под угрозой из-за превышения предельно допустимой концентрации, так и фильтры в импортной технике очень быстро выходят из строя. Содействовать в решении проблемы взялся опять-таки ЮКОС, перечисливший в прошлом году на реконструкцию комплекса городских водоочистных сооружений $2,5 млн. Однако сейчас реализация и этой программы приостановлена.

В последнее время горожане заметно меньше покупают и продуктов, и промтоваров. Продавцы в магазинах скучают, да и торговцы на рынке стали сговорчивей: один упрямый кавказец долго бежал за нами, сбивая цену на смеситель для ванной с 300 рублей до 250, а под конец готов был отдать его уже за 200.

Среди местных жителей весьма популярны сказки о Сургуте: «Я вот водителем в ООО-шке от «Юганскнефтегаза» работаю, так больше 15 тысяч в месяц не выходит, а в Сургуте знаешь, как водилы зарабатывают… — При этих словах общительный шофер закатывает глаза и бросает руль. — По 50—60 тысяч!» Все сомнения в правдоподобности данного факта отметаются категорично и с ходу: «Съезди и спроси!» Ну что ж, съездим и спросим…

За сургутной печатью

Но, похоже, зря завидуют юганцы сургутянам: золотое время и здесь уже прошло. Продавщица с лотка «Сибирские блины» на вопрос о зарплатах в «Сургутнефтегазе» только печально вздохнула: «Вот раньше было время… Мой мужик в 2001 году отпускных получил 90 тысяч, в 2002-м — 50 тысяч, а сейчас зарплаты вниз пошли. Да еще штрафы разные: за любую провинность можно без премии остаться — хоть месячной, хоть квартальной, а то и 13-й зарплаты». Легенд и слухов много: про зарплаты, страшные штрафы, жесточайшую дисциплину. Вот только подтвердить или опровергнуть их оказалось невозможно: ОАО «Сургутнефтегаз» (обычно компанию называют СНГ) — неприступная крепость и по виду, и по содержанию. Как мы ни бились, но попасть за ажурную розовую оградку (говорят, ее здесь моют мыльным раствором даже в 20-градусный мороз) железобетонного офиса не удалось. И дело, как выяснилось, не только в обиде главы «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова на какую-то давнишнюю статью в «Профиле». Такая же проблема и у местных журналистов, для которых взять одно интервью у «главного» раз в два-три года считается большой профессиональной удачей.

Зато «свободной зоной» стал Интернет. Например, на «Сургутском форуме» любой желающий может почерпнуть много любопытного об СНГ: «Сургутнефтегаз» — это дикая тоталитарная структура, в которой, к сожалению, я работаю. Стремление к всеобщему контролю иногда доходит до маразма, подсиживания и подставы — в порядке вещей. На работу принимают только по блату или случайно. Конкурса никакого нет. Чем хорош Богданов, так это тем, что умеет делиться. Большое ему спасибо (я серьезно!)». Или: «Вам нужна правда, те, кто еще хочет устроиться работать в СНГ? Как сказала одна госпожа, бывшая начальник отдела кадров не скажу какого структурного подразделения, когда к ней подошел простой работник этого подразделения по поводу своей дочки-выпускницы универа: если мы будем брать на работу ваших детей, то куда своих будем девать?»

Здесь со всякими местами, знаете ли, плохо. Хоть в тех же гостиницах. Приехали в рекомендованный нам «Нефтяник». Мест нет. Не веря в реальность происходящего (не курортный же сезон где-нибудь на юге), тащимся до ближайшей «Оби». «Нефтяник» — ведомственная гостиница «Сургутнефтегаза», а «Обь» — обычная, муниципальная. Но результат тот же. В городе, оказывается, сумасшедший наплыв гостей: кто на выставку, кто на повышение квалификации.

Москва—Сургут

Вообще, проблемы Сургута больше По данным местных правоохранительных органов, в городе несколько десятков тысяч нелегальных мигрантов, занятых в торговле и в строительстве. В ходе недавнего рейда по проверке паспортного режима на одном из рынков выявили более 600 китайцев без регистрации. Милиция в растерянности: все жители Поднебесной оснащены некими «коммерческими визами», которые им выдавались в российских консульствах в Китае. Вот только что это за визы и какие дают права, местные милиционеры не знают — запросили МИД, теперь ждут ответа.

Цены аренды жилья в Сургуте опять же почти московские: снять приличную двухкомнатную квартиру стоит $450—470 в месяц (в Юганске — втрое дешевле). А чтобы купить «однушку», придется выложить от $35 тыс. и больше. На цену влияет не месторасположение, а проект, по которому построен дом.

Как и в Москве — обилие частного автотранспорта. По статистике, на каждого второго жителя Сургута приходится по автомобилю, наличие 2—3 машин в семье сегодня никого не удивляет. Водители отчаянно подрезают друг друга и бешено сигналят. Но есть одно загадочное от Москвы отличие. Стоит пешеходу ступить на пешеходный переход — движение моментально останавливается. Местный таксист объяснил: «Если гаишник увидит, что я не пропустил пешехода, без лишних разговоров лишит прав на 3 месяца, а это — кранты». Действительно, кранты, учитывая, что с общественным транспортом в городе туго, а простоять на остановке 30—40 минут на северном морозе — смерти подобно. Секрет неподкупности местных гаишников раскрыть не удалось: в то, что они, сидя на бюджетных окладах, не берут взяток, верилось с трудом. Однако частники сей факт единодушно подтвердили: «Не все, но процентов восемьдесят — это точно». Почему? Это так и осталось загадкой.

Ханты-манси, «Горбачев»

Цены в магазинах никак не отличаются ни от юганских, ни от московских: картошка по 8 рублей, яблоки по 40—50. Вот только медвежий и барсучий жир (2 тыс. рублей за килограмм) в Москве встретишь редко. Так же как нежнейшую рыбу муксун, которая водится в местных реках. В сургутском «Пассаже» нарасхват последний писк моды — мужские норковые кепки «Горбачев» по 4 тыс. рублей. При чем тут президент СССР, который, как известно, носил норковый «пирожок», продавщица не знает: «Это в Питере шьют, так что к ним вопросы». Собственной северной экзотикой рынок не блещет: шапки-ушанки из енота или норки, унты из меха собак и оленей (от 2 до 4 тыс. рублей) и полное отсутствие изделий народного промысла от аборигенов. «А где же ханты и манси?» — интересуемся. «Да пьют, наверное. Работать не хотят, так что только оленьи шкуры от них получаем, а шьют все в Тюмени». Ханты находятся в положении привилегированном, как американские индейцы в резервации. Существуют экономические соглашения между нефтяными компаниями и коренными народами, которые перезаключают раз в три года. По любому землеотводу переговоры ведутся с главой рода. Претендуют нефтяники на родовые угодья? Ханты им сразу счет — за пользование, за нарушение привычного уклада жизни. Говорят, на последних переговорах по поводу Юкьявинской площади глава одного семейства после шестичасового торга в качестве компенсации потребовал 100 тыс. рублей, рацию Nokia, новую избу и загон для оленей. Да и зачем ему работать, когда есть нефть под ногами?

«В «Сургутнефтегазе» работает почти полгорода»

Александр Сидоров, мэр Сургута:

«Сургут не является «моногородом»: здесь есть и предприятия энергетики (ГРЭС, «Тюменьэнерго»), и «Сургутгазпром», и мощный транспортный узел (международный аэропорт, железнодорожный вокзал, речной порт). Тем не менее значение поступлений «Сургутнефтегаза» в городской бюджет все равно является определяющим — это свыше 60% (7,8 млрд. рублей) налоговых поступлений. В «Сургутнефтегазе» работают около 80 тыс. человек, а это почти полгорода. События, которые происходят сейчас в нашем регионе, — скорее, следствие той политики, которая была избрана руководством двух компаний в начале рыночного пути развития. Одна ведет себя по принципу: «Нам здесь жить и нам здесь работать» — и, следовательно, озабочена вложением средств в разведку и освоение новых месторождений, в новые технологии и оборудование, внедрение его на промыслах. А в другой рассуждают примерно так: «Мы должны зарабатывать максимум возможного». При этом уделяя, конечно, какое-то внимание социальному положению в своем городе и районе, но основной мотив такой — минимум затрат и издержек, «снимание пенки» без вложения больших средств в доразведку и т.д. Благо, на этот период у этой компании волею судеб оказалось самое перспективное за последние годы на нашей территории Приобское месторождение. Ну а дальше они, видимо, просчитались на предмет налоговой политики и отношения государства к «оптимизации» налогов. Это относится, разумеется, к топ-менеджменту, а не к простым нефтяникам».

«Люди начали экономить»

Виктор Ткачев, мэр Нефтеюганска:

«Нефтеюганский регион (а это более 200 тыс. человек) по жизни и укладу моноструктурен, и «Юганскнефтегаз» исторически являлся градообразующим предприятием. И хотя сегодня ситуация в плане формирования бюджета поменялась (в собственных доходах городского бюджета налоги ЮНГа составляют 30%, а 70% — это доля налогов всех прочих предприятий, малого и среднего бизнеса), тем не менее каждая третья семья напрямую зависит от стабильности работы «Юганскнефтегаза». И кризис, разразившийся в компании, уже оборачивается конкретными потерями для города: люди начали экономить, готовясь к худшему. Понимание того, что надо кормить семью, а ситуация неопределенная, повлияло на уменьшение платежей за услуги ЖКХ. Только за октябрь кредиторская задолженность населения по городу выросла до 15 млн. рублей. Предприятия-сервисники ЮНГа перестали доплачивать за содержание детей работников в детских садах и общежитиях — сегодня их задолженность составляет более 20 млн. рублей. По нашим прогнозам, это может привести к банкротству муниципальных предприятий, которые их содержат. И рынок отреагировал снижением покупательной способности населения».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK