Наверх
25 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Сильный доллар"

Для начала, простите за банальность, официальный индекс инфляции в США по CPI еще по прошлому году — 4,2%.

То, что инфляция растет сейчас — к бабке не ходи. При этом ФРС понизила ставку уже до 2,25 и со всей очевидностью собирается понижать еще. При этом CPI — это потребительская инфляция. Люди, знающие Америку, знают, что американцы вообще в меньшей степени ориентированы на бытовое потребление. Главные расходы — здравоохранение, образование, огромное количество разных страховок, в том числе профессиональных, коммунальные услуги (это не считая инфляции в промышленности). По кривой Волкера, по которой инфляцию считали вплоть до нынешнего Буша-маленького, инфляция составляет 12%. Это при той самой огромной финансовой губке, о которой говорит Михаил Хазин. Ставки и так уже существенно ниже инфляции. Дальнейшее их понижение похоже на безумие. Леонид Вальдман, известный финансовый аналитик и, кстати, финансовый практик как раз на американском рынке, в своей недавней лекции заметил: «Понятно, что Бернанке молится о том, что, наверно, весь мир скоро тоже почувствует американский кризис и тоже начнет падать, и тогда эта инфляция погибнет в этом всемирном обвале. Если этого не случится, политика Федерального резерва окажется предельно авантюристичной». Случится — не случится, однако правда в том, что никакой позитивной альтернативы этому безумию у Федрезерва нет.
   


На тему о той же губке финансовой. По тому же Вальдману, очень ясно видно, что случилось с Америкой за последние восемь лет. В 2000 году, когда лопнул фондовый пузырь и, собственно, должен был начаться очистительный кризис, американские корпорации просто перенесли свое производство в Китай. Расходы на рабочую силу в американских компаниях составляют более 50% от себестоимости. Китайская зарплата в 30 раз ниже. То есть можно себе представить, что корпорации не только восстановили прибыль, но и получили колоссальный сверхдоход. Какой тут, к чертям, кризис?! Однако Китай получил самую мощную в мире реальную экономику, а Америка получила сверхдоходы и закрытые рабочие места в реальном секторе. Этих людей надо как-то кормить, притом что эмиссионное субсидирование потребителя Америка практиковала все послевоенное время. И вот эта огромная губка финансовая начала разрастаться все больше и больше, прирастая всякой перераспределительной инфраструктурой. Америка отрастила колоссальный сектор услуг, при этом только финансовый сектор — это треть экономики с рентабельностью в 30% (по Вальдману). Наркобизнес отдыхает.
   


То есть на самом деле есть Китай — производящая база американских корпораций — и Америка, потребляющая база их же. Американская экономика — это, по сути, инфраструктура по распределению произведенных в Китае товаров и доходов среди американского населения. Эта губка, канцерогенно разрастаясь, до сих пор замечательно абсорбировала инфляцию. То, что мы сейчас наблюдаем, — это фазовый переход. Если губка начнет эту инфляцию выдавливать, американцы могут испытать невиданный для них аттракцион: гиперинфляцию в условиях депрессии. Этого «счастья» можно было бы избежать, «сбросив» не менее трети ВВП, в чем, собственно, сходятся и Михаил Хазин, и Леонид Вальдман. Однако что тогда произойдет с Америкой, не поддается никакому восторженному воображению. А что произойдет с Китаем? С мировой экономикой в целом? И нет никаких оснований полагать, что коллапс мягко остановится на этих 30%.
   


Собственно, поэтому у американцев нет никакой реальной альтернативы. Дело даже не в выборном годе. Американская система — как внутриамериканская, так и глобально американская, то есть система американского глобального доминирования, не предполагает возможности обвального спада. Такой спад означал бы коллапс системы и экономической, и политической. Именно поэтому выбран отмороженно-инфляционный сценарий: безудержное эмиссионное стимулирование спроса и такая же накачка падающих финансовых институтов за счет эмиссионного покрытия всех их невозвратных долгов. Что это означает для доллара — объяснять не надо. За отсутствием цензурных синонимов.
   


Кстати, есть основания полагать, что эта глобальная, производимая в Америке инфляция будет выплескиваться на Россию и в виде спекулятивных капиталов, которые будут искать не столько даже «тихую бухту», чтобы укрыться от мирового кризиса (развивающиеся рынки редко выбираются для такой бухты), — они будут искать сверхвысокие спекулятивные доходы, которые явно демонстрируют некоторые сектора российской экономики (например, недвижимость). И естественно, это умножается давлением нефтяных цен. В этих условиях самое худшее — начать бороться с инфляцией кудринскими методами «стерилизации» денежной массы, то есть загнать экономику в стагнацию. Именно против этого предупреждал зампред ЦБ Геннадий Меликьян, когда говорил о том, что мы можем пережить мировые финансовые потрясения, если не будем делать глупостей. Он же заметил, что в условиях финансового кризиса все свободные средства должны быть обращены в инвестиции. Заметим — не в Америку, а именно в Россию, и не в доллар, а в рубль.
   


Вообще надо заметить: этот инфляционный сценарий, принудительно выбранный американцами, — не самый худший для России. Он не грозит одномоментным и резким крахом сырьевых цен, первое время даже наоборот. Он практически заставляет, выдавливает страны (имеющие на то возможность) из доллара, буквально толкает к формированию рубля как собственной резервной валюты и собственной валютной зоны. Для того чтобы оставаться в долларе, нужна всевозрастающая и самоотверженная политическая воля. Похоже, правда, что такая воля, позволяющая сопротивляться давлению реальности, у нас кое-где присутствует. Вице-премьер Александр Жуков тут предположил, что вполне реально, что рубль станет резервной валютой в странах СНГ уже к 2012—2015 годам. И кто ж нам даст это время?! И что же это за резервная валюта для СНГ, если основной наш самый ликвидный экспорт и основной спрос на наше сырье имеют мало отношения к СНГ? Остается надеяться, что вице-премьер имел в виду СНГ именно как рублевую валютную зону. Дай-то Бог.
   


Что касается ближайших перспектив. Оба упомянутых нами аналитика — в некотором роде оптимисты. Михаил Хазин считает, что Америке удастся, во всяком случае в этом году, избежать обвала, не предъявляя для этого достаточных оснований и исходя из его собственной логики. Леонид Вальдман в своей лекции поет осанну кризису как необходимой, полезной и заслуженной очистительной процедуре. На самом деле абсолютно правы те, кто утверждает, что американский кризис — это не финансовый кризис и тем более уж точно не ипотечный, а структурный кризис экономики, который финансовыми инструментами не лечится. Но на самом деле у такого кризиса, поистине глобального, вселенского (это первый реальный кризис пресловутой «глобализации», который с ней в данном виде, возможно, и покончит), есть неизбежные, многофакторные и непредсказуемые социальные, политические и, уж простите, военно-политические последствия. Этот экономический кризис вызван общим кризисом системы, которая действительно не позволяет реагировать на вызов иначе, кроме как это описано выше. Американская система таким же образом неспособна адекватно вести себя в условиях надвигающейся катастрофы, как до нее неспособна была вести себя советская. Это вообще была бинарная система, симбиотическая, и американская система никак не доказала, что она способна эффективно функционировать и вообще выжить в отсутствие советской контрфазы. Что касается профессиональных оптимистов, то можно следовать примеру товарища Буша, который только что заявил, что американская экономика сильна и могуча, а администрация остается приверженцем сильного доллара. Все это напоминает анекдот про больного мальчика на приеме у доктора. «Мальчик, сколько тебе лет? — Скоро пять будет. — Надо же, какие мы оптимисты!..»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK