Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Синяя птица — или удавка на шее?"

Спутники нового поколения должны стать «глазами и ушами» «звездных войн». Но все может закончиться провалом.Во времена Дикого Запада опытные стрелки всегда стремились встать спиной к солнцу. Это также обычная тактика военных, использующих солнечный свет для маскировки своих действий в атаке. И тем не менее разработчики важнейшей системы сенсоров космического базирования для Пентагона почему-то проигнорировали проблему солнца. Точнейшие приборы «слепнут», когда «смотрят» на участки Земли на фоне светила.
Подрядчик Lockheed Martin Corp. знал о проблеме пять лет назад, но недооценил ее сложность. И всего за год до намеченного на 2002 год развертывания системы проект пришлось пересматривать и «надевать» на сенсоры «солнечные очки». «Это совершенно очевидная проблема, которая должна была быть решена», — отмечает сотрудник Министерства обороны. Теперь необходима новая серия испытаний, что может отодвинуть все дело как минимум до 2004 года.
Это лишь одна из множества проблем Space-Based Infra-Red System High (SBIRS High) (инфракрасная система космического базирования, верхний уровень. — «Профиль»). Ее бюджет был увеличен с $1,8 млрд. до $4 млрд., но реальные расходы превосходят обе цифры на 275% и 70% соответственно. Из-за этого Пентагон может быть вынужден закрыть программу, если только не сумеет доказать конгрессу, что она необходима для национальной безопасности, контроль над затратами возможен и альтернативы нет.
Печальная повесть о SBIRS — это не просто история о еще одной неудачной военной разработке. Эта программа, о которой известно немного, лежит в основе всех планов министра обороны Дональда Рамсфельда (Donald H. Rumsfeld) по совершенствованию ПРО и сбору разведывательной информации на дальних подступах. Но сейчас И.К. Пит Олдридж-мл. (E.C. Pete Aldridge Jr), бывший астронавт, а ныне пентагоновский царь и бог по закупкам новых вооружений, всерьез рассматривает вопрос об отказе от SBIRS. Военно-воздушные силы и Lockheed Martin неистово ее защищают, но отказались от комментариев для Business Week.
Поначалу SBIRS не вызывала столько споров. Тогда все были согласны с необходимостью замены нынешней системы раннего обнаружения, которой уже 30 лет. После нескольких фальстартов в середине 90-х Пентагон остановил свой выбор на SBIRS на двух уровнях. На верхнем (SBIRS High) — запуски ракет должны отслеживать шесть спутников: четыре на геосинхронной и два на высоких эллиптических орбитах. На нижнем (SBIRS Low) — сеть из 24 спутников должна суметь различить ложные и настоящие боеголовки. Как вспоминает Филип Койл (Philip E. Coyle), работавший в Пентагоне при Клинтоне, предполагалось, что SBIRS High будет попроще.
С самого начала в Lockheed Martin были вынуждены смириться с тем, что у каждого ведомства свои требования. Такой разнобой приводил к неудачам в военных разработках уже не раз. Команда «звездных войн» хотела, чтобы SBIRS High выдавала предупреждение о пусках ракет быстрее и могла, проанализировав траекторию полета и прочие факторы, определить, несет ракета неопасный спутник или боеголовку. Разведчики настаивали на том, что система должна предоставлять информацию о наземной ситуации, включая испытания ракетных двигателей. А сухопутные войска требовали информацию о пусках ракет Scud и других ракет малой дальности в ходе боевых действий.
Тем временем компании спорили, чьи технологии лучше подходят для комплексного решения таких разнородных задач. TRW Inc. настаивала на доработке ее системы сканирующих решеток. Каждая из них сканирует свой участок поверхности Земли, и эти данные потом сводятся в цельную инфракрасную «картинку». Конкуренты, такие как Lockheed, выступали за фокальную решетку, которая может постоянно «смотреть» на всю Землю через открытый объектив, создавая цельный образ сразу. Итогом противостояния стал сложный и дорогостоящий компромисс. SBIRS High будет пользоваться сканирующей решеткой для определения зон особого интереса, а потом станет переключаться на другой тип решетки. К сожалению, говорит Теодор Постол (Theodore A. Postol), физик из Massachusetts Institute of Technology, пока «никому не удалось решить проблему создания достаточно большой фокальной решетки».
Еще одна сложность: разные задачи, возлагаемые на SBIRS, требуют разных, противоречащих друг другу технологических условий. Например, для целей разведки в мирное время нужны необыкновенно чувствительные сенсоры, чтобы передавать изображения маленьких, слабоконтрастных деталей. Но такой уровень чувствительности в детекторе ракетных пусков приведет к массе ложных срабатываний.
К тому же ложную тревогу может вызвать не только это. Для расчета траектории запущенной ракеты два спутника SBIRS High направляют на цель лучи и устанавливают ее положение при помощи триангуляции. Все нормально, когда речь идет об одной цели. Но несколько целей больше чем вдвое увеличивают число ложных отметок. Поэтому, если какое-то государство-изгой использует для удара много ракет, компьютеры SBIRS High не выдержат наплыва информации. Такое уже было однажды в ходе испытаний.
Ветеран космоса Рой Данчик (Roy Danchick), математик и бывший старший инженер TRW, утверждает, что нашел способ обойтись без триангуляции и избавиться от «призраков». Как он утверждает, его эксперименты были более чем просто успешны. Но руководство SBIRS пока не проявило к этому интереса.
Виноватых во всех бедах программы много. «Дядя Сэм» неоднократно менял требования к SBIRS High, а военно-воздушные силы и конгресс постоянно что-то «химичили» с бюджетом, нарушая график Lockheed Martin. Аналитики также считают ошибкой возложение всей ответственности за инженерную часть проекта только на подрядчика. Несколько источников утверждают, что в Lockheed Martin, зная о том, что жесткого внешнего контроля не будет, поручили работу инженерам второго эшелона. Этот вопрос также поднимался в февральском докладе независимой комиссии, подготовленном для ВВС. ВВС клянутся обеспечить тщательный контроль над разработкой SBIRS High, если программу не прикроют.
Кроме того, есть сомнения в беспристрастности одного человека, от которого во многом зависит решение о дальнейшей судьбе SBIRS High. Замминистра ВВС Питер Титс (Peter B. Teets), один из бывших руководителей Lockheed Martin, ушел оттуда после перетряски руководства в 1999 году. Если проект закроют, то это может быть воспринято как месть со стороны Титса. Если не закроют, кое-кому может показаться, что это благодаря его прошлым связям. Некоторые эксперты полагают, что Титсу лучше самоустраниться. «Хочется, чтобы решения по вопросу, цена которого много миллиардов долларов, принимал максимально объективный чиновник», — говорит Джозеф Чиринчоне (Joseph Cirincione) из Carnegie Endowment for International Peace.
Вероятнее всего, SBIRS High пока будет жить, но под пристальным вниманием и жестким контролем. Но если она не сумеет соответствовать предъявляемым требованиям, программа может быстро прекратить существование. Если SBIRS High все же придется закрыть, это нанесет сильнейший удар по планам Рамсфельда, связанным с ПРО. На этот случай у него есть резерв: закрытая разработка National Reconnaissance Office/NRO, сверхсекретная схема контроля над американскими спутниками-шпионами. Команда Рамсфельда предпочла бы не разыгрывать эту карту из опасения выставить на всеобщее обозрение тайный мир NRO, а посему Рамсфельду остается молиться, чтобы все новые проблемы не доконали SBIRS High окончательно.

Стэн Крок (Stan Crock) в Вашингтоне. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK