Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СИСТЕМНАЯ ПОБЕДА"

Выборы депутатов региональных парламентов и мэров ряда городов показали, что «Единая Россия» готова делиться в разумных пределах.    Общество ждало, сработают ли на региональных выборах новые правила игры, установленные президентом Дмитрием Медведевым. Напомним, он трижды — на встречах с руководством партий и на «политическом» Госсовете — говорил о неприемлемости использования административного ресурса и нарушений закона на выборах. Прошлое воскресенье показало: партии и чиновники на местах в основном к президенту прислушались.
   «На этих выборах впервые с осени 2007 года, периода перед «большими» парламентскими выборами, сменилась парадигма избирательной кампании, — полагает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Роль административного ресурса снизилась. Тогда (перед регионами. — «Профиль») была поставлена задача: обеспечить максимальный результат «Единой России» любой ценой. Фактически людям задавали вопрос: «Вы за или против президента?»
   По оценкам Алексея Макаркина, все последовавшие за тогдашними выборами кампании 2008-2009 годов проходили по той же самой схеме. Это привело к тому, что в заксы начали проходить не четыре, а две или три партии. Соответственно, оппозиция, включая и три парламентские партии — КПРФ, СР и ЛДПР, постепенно, регион за регионом вытеснялась из местных парламентов, а значит, из легального политического поля. «В октябре 2009-го грянул кризис системы: парламентская оппозиция осознала, что если так пойдет и дальше, то на выборах Госдумы-2011 они вылетят из нее, — говорит эксперт. — Протест «Справедливой России» и ЛДПР совпал с экономическим кризисом и интересами президента Дмитрия Медведева».

   Алексей Макаркин полагает, что в интересах Медведева расширить свою электоральную базу за пределы избирателей «Единой России». По его мнению, результат, полученный «Единой Россией» в прошедшие выходные, — это и есть ее «реальный лояльный электорат». «Это избиратель, который помнит надежды конца 1980-х, разочарования 1990-х и выше всего ценит стабильность, — уточняет эксперт. — Его так много, что хватило для победы «Единой России». Чистой, добавим, победы, что подтверждается косвенно и оппонентами партии власти. «У нас есть параллельный подсчет голосов, — говорит член ЦК КПРФ, депутат Госдумы Вадим Соловьев. — Мы уже обработали около 25% протоколов, составленных на-шими наблюдателями, и по-ка не обнаружили расхождений с официальными данными». И это притом, что раньше коммунисты каждый раз находили несоответствия в цифрах и требовали пересмотра итогов выборов.
   Впрочем, результаты прошедшего 14 марта голосования действительно не похожи на многие предыдущие. Так, во всех восьми регионах в областные думы и курултаи прошли все четыре парламентские партии. Большинство в парламентах удержала «Единая Россия», получив от 64,76% на Ямале до 39,79% в Свердловской области. «Задача была взять большинство, то есть больше 50%, в каждом региональном парламенте, — говорит руководитель общественного совета при президиуме Генсовета ЕР по взаимодействию со СМИ и экспертным сообществом Алексей Чеснаков. — Цель понятна: контролировать законодатель-ный процесс, выдвигать кандидатуры губернаторов и за-фиксировать имиджевый ста-тус партии». Как отмечает эксперт, добиться победы было непросто: большинство регионов, где выбирали заксы, для «Единой России» сложные. Так, в Рязанской и Воронежской областях на прошлых региональных выборах, в 2006-м, партия власти получила 22% и 31% соответственно! Верх по партийным спискам тогда взяли левые — «Родина» и КПРФ. Теперь картина изменилась. «За «Единую Россию» проголосовали на 800 тыс. человек больше, чем раньше, — говорит эксперт. — На этот раз не слишком хороший результат партия получила в Екатеринбурге (39,8%); это произошло из-за того, что новый губернатор Александр Мишарин назначен только три месяца назад, и он просто не успел мобилизовать избирателей партии».
   Для ЕР ключевыми проблемами этой кампании стали, по оценке Алексея Чеснакова, три аспекта. Партии власти надо было соответствовать новому имиджу более динамичной партии. Например, ЕР пришлось серьезно подойти к вопросу обеспечения участков партийными наблюдателями и выставить их в три раза больше, чем выставили коммунисты. Также партии пришлось формулировать новые послания для расширения аудитории: в Воронеже, к примеру, партийный губернатор Алексей Гордеев перехватил у левых тему повышения тарифов на услуги ЖКХ, был проведен митинг у офиса генерирующей компании, а в Ря-зани партия подхватила тему борьбы с рвущимися к власти криминальными элементами. Результат: 62,4% в Воронежской области и 50,6% в Рязанской. «Конечно, претензии по креативу есть, — сетует Алексей Чеснаков. — Но ведь раньше все было гораздо проще: вместо кампании — референдум о доверии Путину и губернатору».
   «Особенно стоит отметить, насколько качественно региональные отделения подобрали кандидатов, которые прошли по одномандатным округам, — говорит член Генсовета ЕР Владимир Плигин. — Там, где выборы проходят по смешанной системе, от оппозиции по одномандатным округам про-шли единицы». Владимир Плигин также считает победой то, что «Единой России» удалось не потерять значительное число голосов в связи с кризисом и традиционно возлагаемой на партию власти ответственностью за экономические неурядицы. «Поддержка говорит, что большинство заинтересовано в стабильном развитии и связывает это развитие с «Единой Россией», -уточняет эксперт.
   Однако итогами выборов довольна и оппозиция. «Объективно электорат начал голосовать за оппозицию, — радуется коммунист Вадим Соловьев. — Среднее число голосов «Единой России» — 49,96%, а оппозиции совокупно — 50,14%. Монополия начинает уходить». Конечно, подсчеты Соловьева социологи всерьез не примут: это такая «средняя температура по больнице». Совокупные подсчеты более уместны на федеральных выборах, например, Госдумы или президента, но никак не на местных, где в каждом населенном пункте у людей свои причины голосовать так, а не иначе.

   Тем не менее у КПРФ в ряде регионов заметно прибавилось поддержки. Лидер партии Геннадий Зюганов отмечает: например, больше за левых стали голосовать в наукоградах. ЛДПР также в целом удовлетворена полученными голосами: партия сможет создать новые фракции в региональных парламентах, вдобавок кандидаты от ЛДПР победили на выборах и довыборах в ряде городских дум. Справедливая Россия» также считает результаты выборов вполне обнадеживающими: ее кандидаты стали главами ряда районов и поселений, в различные органы местного самоуправления также прошли несколько десятков справедливороссов. И хотя, как полагает депутат Госдумы от СР Михаил Емельянов, в ряде областей административный ресурс «был включен на полную катушку, в целом по стране можно говорить о том, что мы вступаем в полосу реальной многопартийности и политической конкуренции».
   «Нарушения с дня голосования переместились на предвыборный период, — отмечает Вадим Соловьев. — То есть главный упор сейчас был сделан на агитацию. Но какую: колоссальный административный ресурс! Губернаторы, мэры, ТВ, радио, газеты — все агитируют, не глядя на законы, призывают голосовать за партию власти». В Рязани от имени КПРФ и ЛДПР полтора месяца беспрепятственно распространялись фальшивые листовки с призывом к свержению режима. В Воронеже был изъят тираж фальшивой «Правды». Похоже, главной темой, которую намерены по мере сил раздувать коммунисты, будет история с портретами официальных лиц. Недовольны в компартии тем, что ЕР использовала билборды с Путиным и Медведевым. «По идее, должно быть разрешение, — напоминает Вадим Соловьев. — И администрация президента сказала, что оно есть. А так ли это на самом деле, кто и как проверит? Но в любом случае, если президент такое разрешение дал, то он пошел на нарушение закона, который запрещает должностным лицам участвовать в агитации в пользу партий. Поэтому я удивлен: президент — юрист, он все это знает».
{PAGE}
   
МЭРСКАЯ СИТУАЦИЯ


   Одной из сенсаций прошедших выборов называют то, что ЕР пришлось «отдать» оппозиции три мэрских поста. В Иркутске кандидат от КПРФ Виктор Кондрашов набрал почти в два раза больше голосов, чем его оппонент, поддержанный ЕР. Другой коммунист, Анатолий Кондратенко, стал градоначальником в Новочеркасске. «Справедливая Россия» записала себе в актив пост мэра Усть-Илимска, где выборы выиграл Владимир Ташкин. Причем если в двух последних случаях победили сильнейшие, то в Иркутске граждане выбрали мэра от противного — голоса были отданы коммунистам в пику агрессивной и навязчивой кампании кандидата-единоросса, предложенного губернатором.
   «ЕР в Иркутске сделала неверную ставку на того, кого предложил губернатор, — поясняет Алексей Чеснаков. — Волеизъявление граждан было чистой воды протестным голосованием». По словам политолога, новоизбранных оппозиционных мэров партия власти к себе заманивать не будет (такая практика была распространена еще в прошлом году): «Партия будет поддерживать там, где увидим адекватные инициативы, а где нет — пусть не ждут понимания». «Единая Россия» в вопросах, касающихся защиты интересов жителей этих городов, будет работать с этими мэрами, но и спрашивать с них тоже будет. Об этом уже заявили Грызлов и Володин», — подытоживает Алексей Чеснаков. Во всех трех городах мэров-оппозиционеров окружает единороссовское большинство в горсоветах.
   Впрочем, теперь, когда очередные региональные выборы прошли, все это детали. Теперь главное, говорит Алексей Макаркин, какая модель будет воспроизводиться на следующих выборах Госдумы в 2011 году: продемонстрированная на этих выборах новая парадигма управляемой демократии или схема выдавливания оппозиции образца 2007 года.
 

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK