Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Системный интегратор"

Когда в старину хотели подчеркнуть чьи-то ум, знания либо умения, о таком выдающемся человеке говорили, что он «хитер зело». Когда же речь шла об обмане или хитрости, обычно использовали слово «перемудрил». Князя Ярослава Владимировича называли Мудрым еще древние летописцы. До сих пор не утихают споры, кто же таков был этот правитель: целеустремленный и коварный хитрец, обманом и подлостью добившийся трона, или мудрый правитель, обеспечивший благоденствие своей земле и народу?Персонаж с купюры

Историческая память чтит личность Ярослава. Не случайно уже в наши дни два независимых государства поместили светлый княжеский лик на своих денежных знаках. Украина — на скромной двугривенной купюре, а Россия — на представительной тысячерублевой. Киевский и москальский Ярославы решительно не похожи. В основу российской версии положен установленный в Ярославле памятник работы покойного Олега Комова (вдова скульптора пыталась даже судиться с властями на предмет компенсации за тиражирование знакомого многим изображения). На украинский манер Ярослав, как и отец его Владимир Красное Солнышко, изображен с длинными казацкими усами. Художники, впрочем, вольны в своих предпочтениях — реальный облик правившего почти тысячелетие тому назад князя с точностью восстановить вряд ли возможно (даже знаменитая реконструкция М.М. Герасимова по черепу дает лишь приблизительное представление о реальном облике правителя). О Мудром точно известно лишь одно: с его правлением связано представление о «золотом веке» державы Рюриковичей; личность же самого Ярослава многими воспринимается как идеал русского князя.
Ярослав Владимирович не сразу стал Мудрым, а Русь в начале его правления вовсе не была тем могущественным европейским государством, покровительства которого искали многие монархи. В начале своего княжения он получил Русь раздробленную и ослабленную. Долгие годы пришлось ему собирать и устраивать державу.
Братская любовь

Любвеобильный креститель Руси Владимир Святославич, как известно, был женат неоднократно и от этих браков только сыновей имел двенадцать человек. Каким по счету в этом «Большом гнезде» значился наш герой, точно сказать из-за летописных неувязок трудно. Матерью его в летописи обычно указывают полоцкую княжну Рогнеду, на которой Владимир был женат, еще будучи язычником, но специалисты и эту информацию подвергают сомнению. Ближе к концу правления Владимира все его сыновья в качестве отцовских посадников были направлены в главные города Руси. Ярослав получил в управление сначала Ростов, а затем, после смерти нескольких старших братьев, Новгород. Вдали от Киева молодой князь почувствовал себя достаточно самостоятельным и решил отказать отцу в причитавшейся тому ежегодной дани. Владимир собрался в поход на непокорного сына, но военные приготовления пришлось прервать из-за его кончины. В 1015 году престол в Киеве занял Святополк, старший из его наследников.
С этого момента между всеми братьями Владимировичами разгорелась кровавая усобица. Будучи детьми от разных матерей, они не желали признавать права Святополка на старшинство в роде. Вскоре в этом противостоянии погибли Борис Ростовский, Глеб Муромский и Святослав Древлянский. Летописец обвинил во всех этих убийствах Святополка, называя его Окаянным. Борис и Глеб представлены как кроткие безвинные жертвы. Именно они в качестве страдальцев и мучеников вскоре были канонизированы церковью и стали первыми русскими святыми.
Однако повествование о тех событиях, вошедшее в летопись, создавалось уже значительно позднее — при сыновьях Ярослава, поэтому не исключено, что летописец стремился снять подозрения с Мудрого и всячески унизить Святополка. В наши дни активно разрабатывается гипотеза о непричастности Святополка к убийству Бориса и Глеба. Во всяком случае, именно Ярослав сумел наилучшим образом воспользоваться сложившейся после жестокого убийства ситуацией и обернуть расклад политических сил в свою сторону.
К 1017 году из двенадцати сыновей Владимира в живых остались лишь четверо: старший Святополк, Ярослав, Мстислав Тмутараканский и Судислав Псковский. Было ясно, что мирное сосуществование братьев невозможно и борьба между ними будет идти до тех пор, пока один не захватит всю власть в свои руки.
Борьба между Ярославом и Святополком за Киев шла с переменным успехом с 1017 по 1019 год. В столкновения между братьями были вовлечены отряды варягов, поляков и печенегов. Наконец Ярославу не без помощи присущей ему хитрости (она же «мудрость») удалось победить брата. Святополк бежал в Польшу, где через какое-то время умер.
Утвердившись в Киеве, Ярослав вынужден был выяснять отношения с Мстиславом. В 1023 году тмутараканский князь напал на Ярослава и победил его, но Киев захватывать не стал. Мстислав не хотел владычества над всей Русью. Он видел себя единоличным правителем юго-восточных земель. Поэтому братья договорились о разделе Руси: земли по правому берегу Днепра оставались у Ярослава, а левобережные территории отходили Мстиславу. Лишь в 1035 году, после смерти Мстислава, Ярослав Владимирович вновь включил их в свои владения.
Незавидной оказалась и судьба последнего сына Владимира — Судислава, выжившего в этой усобице. По приказу Ярослава его бросили в тюрьму, из которой он был освобожден своими племянниками после смерти брата, но лишь для того, чтобы постричься в монахи.
Поборник европейской интеграции

Не мытьем, так катаньем Ярослав Мудрый стал единовластным правителем на Руси. Посвятив долгие годы борьбе с собственными братьями, Ярослав спешил сделать как можно больше для обустройства Русской земли. Во внешней политике Ярослав, как и его отец, больше надеялся на дипломатию, чем на оружие. Он сумел обеспечить для Киевской Руси признание и высокий авторитет среди прочих европейских держав. Там, где Петр Великий, не считаясь с потом и кровью своих подданных, рубил узенькое окошко в Европу, во времена Ярослава Мудрого была широко открытая дверь.
Положение той или иной страны в эпоху средневековья определялось династическими связями. Чем могущественнее было государство и чем большим авторитетом пользовался его глава, тем больше было иностранных правителей, желающих породниться с ним. Короли почти всех западных государств почитали за честь стать родственниками Ярослава Владимировича. Так, через супружеское ложе христианских государей, в те времена осуществлялась общеевропейская интеграция. Раскол церкви на православную и католическую был оформлен только в год смерти Ярослава — 1054-й, и идейных препятствий для породнения династий в первой половине XI века еще не было.
Сам Ярослав женился на Ингигерде (в православии Ирине), дочери норвежского короля Олафа. Казимир, король польский, женился на сестре Ярослава, Марии. Основатель славного города Осло Гарольд Смелый, норвежский принц, впоследствии ставший королем, был женат на дочери Ярослава, Елизавете. Король Франции Генрих I женился на другой дочери Ярослава, Анне, которая после смерти своего мужа стала регентшей при малолетнем сыне Филиппе I. Франция, еще бедная и слабая, могла тогда гордиться союзом с Русью. Анастасия Ярославна вышла замуж за короля Венгрии Андрея I. Один из сыновей Ярослава, Всеволод, женился на византийской царевне из семьи Мономахов; старший сын Всеволода от этого брака, Владимир, был назван в честь деда — Мономахом.
Не случайно роль Ярослава в русской истории определяется главным образом не военными удачами, а успешными дипломатическими шагами, внешними династическими связями с Западом и его трудами по внутреннему устройству Русской земли. Внутри страны державные труды Мудрого ознаменовались расцветом «стольного града» Киева и укреплением экономических и культурных связей между отдельными частями государства.
Великий князь упорядочил правовые обычаи Руси и ее церковное устройство. При Ярославе возник первый свод узаконений, регулировавший отношения внутри княжеских владений, названный «Русской правдой». «Устав Ярослава», или древнейшая «Русская правда», был дан Новгороду в 1016 году. Он был основан на старых традициях, устном «Законе русском», который упоминался еще в договорах Руси с Византией.
«Русская правда» строго наказывала за умышленное убийство. Все еще допускалась кровная месть. Право мстить убийце отныне получали лишь близкие родственники (брат, отец, сын, дядя). Если же таковых не оказывалось, то убийца платил великому князю виру — штраф размером 40 гривен (в пересчете на серебро это около восьми килограммов). Подобный принцип применялся и при наказаниях за увечье и побои. Виновный оплачивал лечение и платил ощутимую виру князю.
Первый русский писаный закон касался прежде всего вопросов общественного порядка, защищал людей от насилия, бесчинств, драк, которые были нередки в ту эпоху даже в самом изысканном обществе. Примечательно, что в небольшом по объему документе были предусмотрены наказания за удар чашей или рогом, а за повреждение бороды оппонента (это было жестоким оскорблением) назначалось наказание, равное штрафу за убийство. Одновременно в «Русской правде» проглядывали черты развивающегося социального неравенства. Проблемы, связанные с неоднородностью древнерусского общества, нарастали и быстро обгоняли развитие самого законодательства. За преступление холопа штраф платил его господин. За обиду, нанесенную холопом свободному человеку, последний мог безнаказанно убить обидчика. Позднее «Русская правда» расширялась и дополнялась новыми статьями, но именно «Правда Ярослава» XI века явилась первым русским письменным законом.
В своей церковной политике Ярослав ориентировался на Константинопольскую патриархию. При нем Киевская митрополия окончательно вошла в орбиту влияния константинопольской церкви и стала одной из 72 епархий, подчинявшихся патриарху Константинопольскому. Правда, при этом князь стремился отстоять самостоятельность Русской церкви. Так, после целого ряда неудачных назначений в русскую епархию (обычно из Византии присылались митрополиты-греки, не знавшие славянского языка, чуждые местным традициям) по настоянию Ярослава главой русской церкви был избран русский по происхождению священник, талантливый публицист и образованный человек Иларион.
Ярослав понимал значение христианского просвещения. Главным оружием в борьбе с язычеством он считал книги. Собирая повсюду книгописцев и переводчиков, он умножил число книг на Руси и постепенно ввел их в повсеместное употребление. С этого времени книжная премудрость прочно утвердилась в русских землях. По всей земле собирали при Ярославе детей и обучали их грамоте. Показательно, что сын Ярослава, Всеволод, не выезжая из Киева, выучил пять языков. Похоже, что тогда в столице Руси имелись и возможности, и нужда в овладении иностранными языками.
Борец с международным терроризмом

Большим успехом Ярослава Владимировича стал разгром в 1036 году осадивших Киев печенегов. В том году он пошел в Новгород, чтобы посадить туда на княжение своего старшего сына Владимира. На северо-западе Руси князя настигла весть о том что печенеги осадили Киев. Ярослав спешно собрал войско из варягов и новгородских словен. С этой ратью князь пришел к Киеву. Пробившись внутрь города и изготовившись к битве, русские вышли в поле. Варягов Ярослав поставил посередине, киевлян — на правой стороне, а новгородцев — на левой. Битва была жестокая, так что Ярослав с большим трудом одолел печенегов лишь к вечеру. После поражения под Киевом печенеги больше не нападали на русские земли и вскоре были вытеснены из южно-русских степей другими тюркскими кочевыми племенами — половцами.
На месте своей победы Ярослав заложил храм св. Софии, а неподалеку — монастыри св. Георгия и св. Ирины — в честь своего и своей жены небесных покровителей. В 1036—1037 годах по его приказу были построены мощные крепостные укрепления («город Ярослава»), Золотые ворота с надвратной церковью Благовещения. Прообразами всех этих построек стали архитектурные сооружения Константинополя и Иерусалима; они призваны были символизировать перемещение в Киев центра православного мира.
Успешно отбиваясь от натиска с юго-востока, Русь продолжала наступление на запад: Ярослав несколько раз вторгался на земли ятвягов и ляхов. А в 1030 году князь основал на западном берегу Чудского озера город Юрьев, долго служивший опорным пунктом Руси в этих землях (ныне Тарту; назван так по второму, христианскому имени Ярослава — Юрий). Для защиты Киева с юга Ярослав велел рубить по реке Рось новые крепости — Торческ, Корсунь, Треполь и другие. На далеком северо-востоке, в местах, где еще сильно было язычество, был заложен город Ярославль, названный в честь великого князя.
Времена Владимира и Ярослава стали эпохой расцвета Киевской Руси, имевшей все основания гордиться не только политической, но и экономической мощью. Не случайно только эти князья могли позволить себе чеканить собственные золотые и серебряные монеты — златники и сребреники.
Скончался Ярослав Мудрый 19 февраля 1054 года в своей загородной резиденции Вышгороде. Похоронили его в Киеве, в Софийском соборе. Один из обучившихся грамоте подданных князя процарапал на стене храма надпись: «В лето 6562 (1054 год) месяца февраля 20-го успение царя нашего…»
Ярослав заслужил свое место в истории в первую очередь созидательными делами. Он не относился к числу отчаянных завоевателей, но в его княжение Русская земля расширилась за счет присоединения северных и восточных земель (ныне Пермская, Архангельская и Вологодская области). Каменный пояс (Уральские горы) стал восточной границей Руси. Именно Ярослав завершил собирание той самой «Всея Руси», борьбу за возвращение которой столетия спустя вели московские государи, а завершили уже русские императоры. Ирония судьбы проявилась в том, что Хитрый, он же Мудрый, князь стал последним царем единого во время оно народа, разделившиеся потомки которого с гордостью помещают изображения давным-давно почившего правителя на своих отнюдь не полновесных деньгах. Выходит, способен Мудрый кого-то перехитрить не только при жизни, но и без малого через тысячу лет после смерти…

ФЕДОР АСПИДОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK