Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Сколько можно пить"

Травят ли молдавские виноделы россиян? Корреспондент «Профиля» попробовал лично выяснить это, посетив один из тамошних заводов и заглянув в винные магазины Кишинева.   Когда едешь из международного аэропорта Кишинева в молдавскую столицу, сразу становится ясно, что эта республика — одна из самых бедных стран Восточной Европы. Несмотря на прекрасную теплую погоду, в южном воздухе витает ощущение разрухи и деградации. Дороги асфальтированные, но, похоже, не ремонтировались с советских времен. Панельные многоэтажки в спальных районах Кишинева сильно обшарпаны. Облепившие окраины города новые частные дома — мечта каждого молдаванина — стоят плотно-плотно друг к другу, так как под каждый дом власти выделяют лишь по 6 соток. Из-за этого многие дома растут вверх. 2—3 этажа — норма, а площади некоторых могут позавидовать особняки на Рублевке. Эти дома строят в основном те, кто работает за границей: таких в Молдавии 1 млн. человек — почти треть населения страны. Ежегодно они привозят в республику $2 млрд. Собственно, на эти деньги и живет большинство молдаван.

   

    «А ведь во времена Союза Молдавия процветала, — говорит наш водитель Петр. — Сейчас у нас ходит шутка о том, что молдаване просто не осознавали, требуя суверенитета и выгоняя русских, что жили при коммунизме и катались как сыр в масле. Проблемы с экспортом вина в Россию нас просто добьют».

   

   Виноградники, окружающие Кишинев, весной стоят пока без листьев: как будто сами не знают, будет ли грядущий виноград востребован осенью. Экспорт вина — ведущая отрасль экономики. Она кормит почти 500 тыс. человек.

   

    «По самым общим подсчетам, мы теряем от запрета $50 тыс. дохода в день, а также $200 тыс. оборотных средств, — говорит руководитель компании Acorex Wine Holding Сергей Борец, показывая десятки дипломов, которые его вино завоевало на международных дегустационных конкурсах. — Остаться без оборотных средств для работающего предприятия хуже всего. Две трети наших рабочих и инженерные работники цехов разлива отправлены в неоплачиваемые отпуска».

   

   Ущерб молдавскому бюджету от запрета Роспотребнадзора России — $3—4 млн. в месяц. Для республики, где средняя зарплата составляет $111, деньги немалые. Причем именно в виноделии зарплаты выше всего. На Acorex Wine Holding рабочие получают $160—360, а технологи с высшим образованием — $1000—1200. Хозяева винзаводов понимают: если платить меньше, даже квалифицированные кадры подадутся на заработки за границу.

   

   В Молдавии 89% экспорта вина контролируют всего 20 компаний. Acorex Wine Holding пострадал меньше других производителей. Дело в том, что эта компания поставляет в Россию только 68% своего вина, остальное уходит в другие страны: Канаду, Великобританию, Японию, США, Германию… Диверсификацию бизнеса, который изначально был ориентирован только на Россию, пришлось провести после экономического кризиса 1998 года, когда экспорт вина резко упал.

   

   «Мы стремились к тому, чтобы в Россию отправлялось только 50% вина, — подчеркивает Сергей Борец. — Хотя работать на западных рынках чрезвычайно сложно. Они не завоевываются за один год. Эти рынки пресыщены, нужно предлагать что-то особое. После кризиса 1998 года мы поняли: то, что производили, нельзя продать в Европе. Поэтому начали совершенствовать технологии. Нашли крупную итальянскую компанию, которая стала поставлять нам технологии. Мы пошли с нашим вином на Запад и уже оттуда вернулись в Россию, когда там начался экономический рост».

   

   Завод по разливу вина, в цистернах которого содержится более 2 млн. литров напитка, — зрелище фантастическое. Предприятие находится под Кишиневом, а вино поступает с трех винзаводов, что на юге Молдавии. Многометровые емкости из нержавеющей стали, переплетения стальных трубопроводов, установки по фильтрации вина — все это работает сейчас всего семь дней в месяц. Раньше один из самых современных заводов в стране, который обошелся хозяевам в $14 млн., отгружал партии вина 24 часа в сутки. Технология разлива — одна из самых современных в мире.

   

   «При разливе у вина есть два врага — кислород и пробка, в ней могут присутствовать бактерии, — объясняет производственный директор Владимир Лазарюк, показывая объемную папку с документами, в которой лежат российские и молдавские сертификаты качества. — На заводе сделано все, чтобы вино избегало контакта с кислородом. А все партии пробок, которые мы получаем в основном из Западной Европы, проверяются».

   

   Аргументы Геннадия Онищенко, что в молдавском вине присутствуют вредные вещества, в Молдавии категорически отвергают.

   

   «Санитарно-эпидемиологические правила и нормы России не предусматривают выявления пестицидов в винодельческой продукции, — утверждает Владимир Лазарюк во время дегустации вин, которая проходит в заводской лаборатории, где даже есть аппарат, изначально предназначавшийся для молекулярного анализа крови, но переделанный по просьбе виноделов под тесты вина французской фирмой-изготовителем. Эта лаборатория, говорят на заводе, оснащена гораздо лучше московских лабораторий Роспотребнадзора. — Между тем даже стандарты Англии допускают наличие в вине определенного количества пестицидов 96 видов, включая, кстати, пресловутый ДДТ. В Молдавии же разрешено к использованию в полях только 15 пестицидов, а ДДТ запрещен еще с 70-х годов. Кроме того, мы проводим обработку винограда ядохимикатами 5—6 раз, а в той же Италии из-за влажного климата приходится защищать лозу от грибка и насекомых 12—16 раз во время созревания».

   

   Качество продукции самого современного завода в Молдавии подтверждено многочисленными дипломами дегустационных конкурсов.

   

   «Но в любом обществе есть мерзавцы, — говорит Сергей Борец. — Наверняка и у нас есть целый ряд производителей, чье вино я не могу даже понюхать. Но я уверен, никто из молдаван российские ГОСТы не нарушал, поэтому отравиться таким вином, которое действительно не отличается высокими потребительскими свойствами, однозначно нельзя. Это все же вино, а не спиртосодержащая жидкость! Но оно производится на недорогом оборудовании. Например, в емкостях из крашеного железа. Это корректно и не опасно, но может приводить к постороннему вмешательству в тонах вина».

   

   По словам молдавских виноделов, главная проблема в том, что именно такое низкокачественное (то есть невкусное) вино заказывают российские импортеры.

   

   «Закупщик, к большому сожалению, не основывается на вкусовых параметрах, — поясняет Сергей Борец. — В России важна прежде всего цена. Можно сказать, что российские импортеры испортили наших виноделов. У вас потребитель пока не имеет возможности выбирать, что ему пить. Я думаю, кризис рано или поздно будет разрешен. Но какой ценой, не знаю. Сейчас в России активно идет процесс замещения на полках молдавских вин в экономическом сегменте. Мне кажется, у Молдавии нет шансов восстановить рынок больше, чем на 50%. То есть 25% от общего объема импортного вина в России — это будет очень хорошо. До кризиса же у нашей страны было 56% рынка».

   

   Если запрет на поставки вина из Молдавии не будет отменен, местная продукция все равно попадет в Россию. «Думаю, молдавское вино потечет на российский рынок под видом румынского, — считает Сергей Борец. — В Болгарии заказы подпрыгнули аж в три раза, но у них нет такого объема. В Венгрии тоже ажиотаж. Российское посольство даже собирало виноделов и знакомило их с импортерами. Сейчас все кинулись в Европу. Испанцы предлагают России вино по 45 центов. Я так предполагаю, что это взять в рот невозможно. Качественное вино может стоить от 60 центов. Ваш же закупщик скажет, что и 45 центов для него дорого».

   

   Молдавские виноделы никогда не играли на экспортном рынке по правилам своего государства. В стране работали три лаборатории российских проверяющих структур, которые на месте давали заключения на все отправлявшееся в Россию вино. До недавних пор все заключения были положительными.

   

   «Создайте же комиссию, пусть она приедет и проверит все, начиная от цистерн, трубопроводов, земли, лозы, — предлагает Сергей Борец. — Мы готовы к таким проверкам! Нельзя хаять всех!»

   

   Действительно, дегустация вин компании Acorex Wine Holding показала, что качество при использовании самых современных технологий может быть на высоте. Некоторые из этих вин на конкурсах даже побеждали французские.

   

   Однако по некоторым оценкам, если меры контроля за молдавскими винами будут ужесточены, то лицензии все же потеряют около 60 из 130 местных производителей вина. Скорее всего, это будут те, кто использует устаревшее оборудование, небрежно следит за технологическими процессами производства и разлива вина.

   

   Кстати, интересная деталь: сами молдаване постепенно охладевают к своему традиционному напитку. В стране в последние годы растет потребление водки, бутылка которой стоит от $1, и пива. Сортов же водки на полках центральных магазинов Кишинева стоит уже больше, чем вина. Купив после заводской дегустации наугад три бутылки вина из разных ценовых категорий, лично убедился, что даже самое дешевое пить можно без последствий для здоровья.

   

   — Ситуация с экспортом в Россию не вызовет у вас каких-либо социальных потрясений, бунтов? — спрашиваю на обратном пути у водителя Петра.

   

   — Бунтовать летом у нас никто не будет, даже если работы нет, — смеется он. — Через две недели на огородах уже редиска прорастет. А вот к зиме, когда будет холодно и есть станет нечего, молдаване задумаются, что им делать.

   

   Не исключено, что Росэпиднадзор скоро начнет войну с молдавской редиской…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK