Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "<Сколотить освободительные отряды>"

Историк Франк Гольчевски о попытках кайзеровской Германии оказать поддержку Украине в ее борьбе с русским царем.Франк Гольчевски, 59 лет, профессор Гамбургского университета. Основное направление научной деятельности — новейшая история Восточной Европы

: Господин профессор, во время Первой мировой войны многие государства оказывали поддержку мятежникам в стане противника. Например, Германия пыталась мобилизовать против России украинцев, финнов, грузин. Кто натолкнул немцев на эту мысль?
Гольчевски: Действительно, эта мысль не сама пришла им в голову. Как правило, за этим стояли политические беженцы. Это хорошо видно на примере Украины. В сентябре 1914 года представители украинской диаспоры в Австрии и украинские беженцы из России приехали в Берлин, чтобы объяснить дипломатам из немецкого МИДа, что представляет собой Украина и что такая земля вообще существует. Конечно, они преследовали свои интересы. Они искали союзника, который поддержал бы их стремление к независимости от царской империи.
: И как на это отреагировали дипломаты?
Гольчевски: Они сразу начали финансирование. Они пообещали предводителю украинцев 1 млн крон. На эти деньги украинцы смогли развернуть широкую пропагандистскую кампанию. То есть на рынке появилась пресса определенного толка и брошюры. Немцы смекнули, что украинцы могут быть им полезны в войне против России. Но они еще не знали, как их использовать. Поэтому они поручили специалистам по Украине — истинным или мнимым — подготовить концепции. Осенью 1914 года один из работников МИДа сделал интересное замечание: мы просто утопаем в докладных записках.
: И как немцы распорядились полученной информацией?
Гольчевски: Они, например, узнали, что уже в Австрии украинцы пробовали создавать организацию для борьбы против господства царя. Немцам это было на руку, потому что мобилизовать против России другие народы, например поляков, не представлялось реальным. В Пруссии с поляками обращались не слишком хорошо, так что попытки призвать их к активным действиям могли ударить по самой Германии. Поэтому украинцы пришлись очень кстати. Немцы послали их в лагеря для военнопленных, где содержались украинцы, служившие в царской армии.
: И как они там действовали?
Гольчевски: Немецкие солдаты приезжали с представителями украинской диаспоры из Австрии и агитировали за создание отдельных украинских лагерей пленных. Кто хотел, мог идти с ними — им обещали хорошее обращение.
: И что же было там?
Гольчевски: Замысел состоял в том, чтобы, так сказать, воспитать из пленных настоящих украинцев. Немцы хотели, чтобы те почувствовали себя украинцами, а не подданными русского царя. Хотя вначале немцы и сами не знали, что с ними делать дальше. Например, нужно ли создать что-нибудь вроде освободительных отрядов, которые стали бы национальной ударной группой в борьбе с их противником в войне? Украинские лагеря были созданы в Раштатте, Зальцведеле, Вецларе и Ганноверш-Мюндене.
: Сколько там было украинских военнопленных?
Гольчевски: Вначале около 50 тыс. Но возникла одна проблема. Среди них оказались и унтер-офицеры, а их считали гораздо более пророссийски настроенными, чем рядовых. Простые солдаты нередко не осмеливались показывать свою принадлежность к украинской нации. И вообще украинцы шли на сотрудничество не очень охотно. Для них устроили занятия по истории Украины, но большинству из них это было неинтересно. Лишь около 10 тыс. человек восприняли усилия немцев так, как было задумано.
: И что, пленных в этих лагерях действительно лучше кормили?
Гольчевски: Да. Это во-первых, а во-вторых, тот, кто посещал занятия, мог не работать. Пророссийски настроенных унтер-офицеров удалили из лагерей, так как они тормозили подъем национальных чувств среди солдат. А потом лекции об украинском национализме вообще отменили и заменили занятиями по таким практическим предметам, как земледелие, севооборот и т.д.
: Но ведь эти предметы никак не связаны с национальностью?
Гольчевски: Зато они действительно интересовали людей, даже в военное время, причем не только на Украине, но и в России, где остро встал вопрос о земле. Требование передать земли крупных землевладельцев крестьянам было одной из основных пружин Февральской революции 1917 года, как на Украине, так и в остальных регионах России.
: То есть украинским военнопленным говорили: вернувшись домой, вы сможете взять судьбу в свои руки, став свободными крестьянами?
Гольчевски: Конечно. И еще этим людям внушали определенные политические убеждения. Им объясняли, что дома жизнь такая тяжелая из-за русских — они, мол, не учили вас самостоятельно думать. Кроме того — и это очень интересно, — пленным преподавали теорию революции.
: Как делать бомбы и взрывать мосты?
Гольчевски: Нет, им втолковывали социалистические идеи. Украинцев с политической жилкой готовили действовать в социалистическом духе, когда они окажутся на родине. Чтобы это понять, нужно помнить: пробуждение национальных чувств украинцев, прибалтов, финнов и других народов не было военной целью Берлина, оно было средством ведения войны. Немцы стремились ослабить противника и считали, что подходящими инструментами для этого будут социальные беспорядки и политический социализм, и разжигание беспорядков на националистической почве.
: И для этого Берлин организовал переезд Ленина из Швейцарии через Германию в Россию.
Гольчевски: Да, задача состояла в том, чтобы навредить врагу изнутри.
: В январе 1918 года Украина объявила себя независимой. Какую роль в этом сыграли немцы?
Гольчевски: Этому предшествовали мирные переговоры с Германией в Брест-Литовске, на которых украинцы не позволили, чтобы их представляли большевики. С декабря 1917 года уже шел кровопролитный конфликт с ними. Поэтому украинцы вели сепаратные переговоры с представителями Берлина. Чтобы заключить сепаратный мирный договор, имеющий международно-правовую силу, они должны были сначала объявить о своей независимости. Что и было сделано в январе 1918 года, когда большевики практически уже обстреливали здание Центральной Рады в Киеве. Вскоре после этого независимому правительству пришлось бежать из Киева.
: Значит, независимость Украины не результат целенаправленной германской политики, а, скорее, случайность, иначе не удалось бы заключить сепаратный мир в Брест-Литовске?
Гольчевски: Верно. Вообще-то, украинские националисты стремились к автономии в составе демократической Российской Федерации, а не к независимости, к которой их вынудили. В начале февраля был заключен сепаратный мир, хотя с большевиками договор был подписан только месяц спустя, в марте.
: После этого немецкие солдаты вместе с украинскими отрядами из лагерей военнопленных вошли в страну и заняли ее.
Гольчевски: Они прогнали большевиков, которые к этому моменту уже успели закрепиться. А несколько недель спустя немцы сместили и украинское правительство, заключившее с ними мир. С помощью крупных землевладельцев и немцев был назначен один из генералов российской армии, украинец по национальности. После этого немцы полгода почти неограниченно хозяйничали на Украине.
: Но ведь они привели и революционно настроенные украинские отряды из Германии. А у них цели были другие.
Гольчевски: Их без лишних церемоний распустили и отправили по домам. Немцы не знали, как быть с этими революционизированными отрядами, они просто хотели, чтобы те как можно скорее растворились и не вздумали использовать то, чему их научили, против своих учителей.
: Без немецкой помощи Украины вообще не было бы?
Гольчевски: Нет, так сказать нельзя, хотя именно это позднее и утверждали недруги немцев и Украины. Польские национал-демократы заявляли, что украинцев как нации вообще не существует, что это чисто немецкое изобретение. И Антанта была склонна этому верить. Еще в 1939 году писатель и журналист Йозеф Рот писал, что украинцы — немецкая выдумка. Немцы придумали Украину, чтобы разбить Российское государство. Поэтому долгое время украинцев считали пятой колонной немцев. Вначале, конечно, это было не так, но в период между войнами ситуация изменилась.
: Значит, украинцы заплатили за сотрудничество с немцами очень высокую цену.
Гольчевски: Да. Но сами этого не замечали. Многие националисты считали, что до самого последнего момента — фактически до окончания Второй мировой войны — получали выгоду от своих связей с немцами.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK