Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "СКОРАЯ КРЕДИТНАЯ ПОМОЩЬ"

В начале кризиса специалисты опасались, что поддержка потребуется ста тысячам ипотечных заемщиков. В реальности эта цифра оказалась существенно меньше.    Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК) было создано в феврале этого года. Его задача — поддержка граждан, столкнувшихся с проблемами при выплате ссуд за квартиру. В интервью «Профилю» глава АРИЖК Андрей Языков рассказал о том, как работает агентство и почему банки уже не торопятся выселять проблемных заемщиков из квартир.
   — Андрей Дмитриевич, почему для поддержки попавших в беду ипотечных заемщиков была создана новая структура? Эти же функции могло взять на себя АИЖК?
   — В пользу создания отдельной компании было два весомых аргумента. Первый: рейтинги. Напомню, ключевой задачей АИЖК является привлечение долгосрочных инвестиций на ипотечный рынок через выпуск ипотечных ценных бумаг. И чем выше рейтинг агентства и его бумаг, тем дешевле АИЖК привлекает деньги. Так что качество бумаги очень важно. Но их рейтинг был бы снижен, если бы на балансе агентства висели и хорошие активы, и плохие. Поэтому в декабре прошлого года было принято решение создать дочернюю компанию — АРИЖК, обособив проблемные долги. Второй аргумент — дать сигнал рынку, что мы готовы работать с любыми кредитами, а не только с теми, которые выданы по стандарту АИЖК. Это был один из самых частых вопросов — будет ли распространяться программа поддержки на заемщиков всех банков? Выделив деятельность по реструктуризации, мы тем самым подчеркнули независимость от стандарта кредитования.
   — АРИЖК создано только на время кризиса?
   — Формально — да. Не важно, что средний срок реструктурированных, то есть попадающих под отсрочку, кредитов составляет 17 лет. По окончании кризиса те заемщики, которые восстановились, могут быть переданы обратно своим кредиторам, а которые восстановиться не смогли — с ними будет проводиться отдельная работа. Но в любом случае не предполагается объединение активов на едином балансе АИЖК.
   — Из-за кризиса очень многие россияне полностью или частично лишились дохода и не могут в прежнем режиме погашать ипотечные кредиты. Скольким из них вам уже удалось помочь?
   — В начале 2009 года экономисты сошлись во мнении, что предельное число потенциальных участников государственной программы поддержки ипотечных заемщиков — около 100 тыс. человек. Однако благодаря эффективным антикризисным мерам число заемщиков, нуждающихся в реструктуризации, оказалось значительно меньше. Всего за 7 месяцев текущего года поддержка была оказана 30 тыс. заемщиков. Это совместный результат усилий и банков, и АРИЖК. Мы намеренно не детализируем цифру, поскольку АРИЖК фактически стал создателем нового рынка — реструктуризации кредитов, и банки начали активно идти навстречу своим заемщикам, создавать собственные программы реструктуризации, нередко даже с лучшими условиями, чем наша.
   — То есть банкам легче самим договариваться с заемщиками?
   — Скорее, выгоднее. Причин тому много, но главная из них в том, что они хотят удержать заемщика у себя. Есть проблемы с резервами (банки вынуждены приукрашивать «плохие» кредиты на своих балансах, чтобы не начислять под них резервы, а на своем балансе это сделать проще. — «Профиль»), есть проблемы, которые мы называем «брак кредита» (два кредитора к одному залогу, и его становится невозможным рефинансировать). Но с точки зрения заемщика, это хорошо: помимо того, что он вообще получил возможность реструктуризации, он еще и может выбирать программу поддержки: нашу или банка.
   — Но банкиры не всегда с распростертыми объятиями готовы принимать должника и давать ему отсрочку…
   — Тогда заемщик может уйти и сказать, что будет реструктурировать свой кредит через АРИЖК.
   — Но как узнать, восстановит заемщик свою платежеспособность или нет?
   — Хороший вопрос… Изначально мы предполагали ранжировать заемщиков по трем категориям: тем, у кого все хорошо, можно отказать. Тем, у кого нет никаких перспектив восстановиться, бессмысленно помогать. Помогать надо только средней категории заемщиков. Но критерии «безнадежности» заемщика были очень условными, к тому же мы столкнулись с проблемой отсутствия в регионах маневренных фондов, куда заемщик формально должен выселяться после продажи его единственной квартиры. Потому было решено не выделять «безнадежную» категорию, и, если заемщик верит в свои силы и имеет желание восстановиться, мы ему поможем. Главное условие — купленная в кредит квартира должна быть единственным жильем, а после уплаты ипотечного платежа у семьи должно оставаться не более трех прожиточных минимумов на каждого члена семьи в месяц (в среднем по стране прожиточный минимум составляет 5083 рубля. — «Профиль»).
   — А могут вашей денежной помощью воспользоваться мошенники?
   — Практически невозможно, ведь, одобряя сделку, мы опираемся на документы, из которых видим, что кредит существует и обращение идет не с целью «получить деньги», а с целью сохранения имеющейся квартиры.
   — Заемщик получает от вас деньги на руки или вы их перечисляете напрямую в кредитную организацию?
   — Деньги безналичным путем переводятся на счет заемщика, с которого банк автоматически списывает средства. Случаев, когда деньги уходили не по назначению, у нас еще не было. На самом деле мы сильно нервничали по поводу мошенничества, но быстро поняли, что заемщик, у которого есть квартира, ответственно подходит к своим обязательствам. Наша программа активно заработала с марта этого года, и уже 20 человек, которые ею воспользовались, нашли работу и отказались от дальнейшей помощи, при-чем семь из них уже вернули нам потраченные средства с процентами. Они не стали ждать, когда пройдет год и наступит время возвращать долги банку и нам.
   — То есть можно на любом этапе сказать: все, спасибо, больше не надо за меня платить?
   — Да. Это мы и наблюдаем — как только у человека появляется работа, люди начинают отказываться от дальнейшей поддержки. Они могут сразу начать погашать наш кредит или могут дождаться 12-го месяца. Соответственно, никаких штрафных санкций нет. Второй момент: уже после одобрения сделки несколько сотен человек отказались получать от нас поддержку. Сказали — нет, мы нашли внутренний ресурс и будем сами обслуживать свой долг. Наше согласие на помощь действует 90 дней, и, как правило, постоянно порядка 600 человек используют нашу услугу как «запасной парашют»: получили добро на выделение финансовой помощи, но пока ее не забрали, продолжая активные поиски работы.
   — Вы готовы работать с любыми кредитами?
   — Абсолютно. С любыми банками, в любой валюте, с любой формулой процентной ставки.
   — Сколько вообще ипотечных заемщиков оказалось неспособно оплачивать кредит?
   — Я думаю, проблемными являются порядка 8% из 800 тыс. ипотечных жилищных кредитов.
   — Почему не всем удается получить от вас помощь? В судах уже более 20 тыс. исков о взыскании квартир.
   — Наша программа имеет четкую социальную направленность, поэтому задачи помочь владельцу «квартиры на Остоженке» нет. Но есть очень неприятная тенденция — некоторым заемщикам приходится отказывать по той причине, что процесс уж слишком запущен. При ухудшении финансового состояния заемщик, как правило, впадает в депрессию. Все банкиры подтверждают: в этот момент заемщик начинает прятаться — не отвечает на телефонные звонки, не открывает дверь. И доводит это дело до критического срока, когда банк начинает процедуру взыскания. Как только суд наложил арест на залог, все, мы уже помочь не можем. Были случаи, когда мы уже выдали согласие, а банк наложил арест и начал процедуру взыскания. Недавно мне пришлось по этой причине отказать сразу 15 заемщикам в один день. Для россиян это первый ипотечный кризис, и люди не знают, как себя вести. Не надо прятаться от кредиторов, спокойно излагайте ему свою проблему — скорее всего, он сам вам поможет. Если не получится, то обращайтесь к нам.
{PAGE}   — Если дело не доходит до суда, банк готов пойти навстречу заемщику?
   — Можно сказать, с августа готовы все. Мы со всеми банками провели работу. Инцидентов после этого у нас не было, хотя раньше банкиры очень возмущались. В январе-марте 2009 года банки занимали однозначную позицию — выселять должников из квартир, пока цены на недвижимость окончательно не упали. Но потом поняли: оживший пациент лучше, чем мертвый. Балласт недвижимости никому не нужен.
   — Что будет с заемщиками, которые так и не смогут восстановить свою платежеспособность через год?
   — Мы будем смотреть по обстоятельствам. Сейчас на кадровом рынке уже появилась некоторая стабилизация. И мы занимаем жесткую позицию: заемщику дается срок для поиска работы и восстановления своей платежеспособности, то есть не просто 12 месяцев отсрочки платежей, но и необходимость трудоустройства. Подчеркиваю, 12 месяцев, согласно мнению экспертов, это двойной максимальный срок поиска работы, поэтому у заемщика есть все возможности восстановить свою платежеспособность. Ежеквартально мы требуем от него полный подтверждающий пакет документов о поиске работы. Соответственно, если заемщик этого не делал, если за 12 месяцев так и не восстановился, мы вместе с банками-кредиторами будем проводить взыскание.
   — Квартира продается, а как делятся вырученные средства?
   — Есть договор, в котором предусмотрено, что сначала деньги получает банк, а все, что останется, получает заемщик. В нашем случае цепочка удлиняется: кредитор, мы, а потом заемщик.
   — А где чаще люди просят помощи: в столице, где проникновение ипотеки выше, или в регионах?
   — Я могу сказать, что количество обращений за помощью в Москве такое же, как и в Самаре. Больше всего обращений в Челябинске, Кемерово и Новосибирске, но там население хорошо информировано о возможностях данной программы. Хотя, конечно, проникновение ипотеки в крупных субъектах выше, чем, например, в моногородах. В Пикалево, например, всего пять заемщиков по ипотеке.
   — Сейчас обращений не стало меньше?
   — Поток обращений стабилен. Каким он был в июне, таким и остается.
   — А сколько средств выделено и планируется выделить на эту программу?
   — В бюджете на нее заложено у нас 30 млрд рублей, из них мы уже получили 5 млрд. Остальные деньги пока находятся в резерве в нашей материнской компании — АИЖК. Если они так и не потребуются, то будут направлены на классическую ипотеку. То есть программа полностью профинансирована и работает во всех субъектах Федерации.
   — Может, пустите оставшиеся средства на поддержку других заемщиков, например взявших потребительские ссуды и автокредиты?
   — Нет, это не наш сектор. Деньги выделены только на ипотеку. Мы все-таки пытаемся поддержать тех заемщиков, которые могут лишиться жилья и оказаться на улице. Мы сохраняем крышу над головой. У автовладельцев, наверное, крыша какая-то есть.

   Механизм реструктуризации ипотеки
   1 АРИЖК — заемщик
   финансовая помощь — ежемесячно в течение года
   2 Заемщик — АРИЖК
   проценты за фактически перечисленные средства — ежемесячно. Сумма, потраченная агентством, плюс проценты — через год
   3 Заемщик — банк
   платежи по кредиту — ежемесячно

   ЛОВКАЧИ
   ХОТЯ В АРИЖК ЗАЯВЛЯЮТ, что не сталкиваются с массовым мошенничеством, отдельные попытки получить помощь обманным путем имеются. Так, одна жительница Улан-Удэ указала в заявлении, что у нее есть земельный участок, который невозможно продать. На деле оказалось, что это один из популярнейших в городе рынков. В ходе проверки выяснилось, что за счет денег АРИЖК предпринимательница хотела пополнить оборотные средства — ведь целый год ей бы не пришлось платить за кредит. Ей, разумеется, было отказано.

   РЕКОМЕНДАЦИЯ
   АРИЖК РЕКОМЕНДУЕТ: если у вас проблема с погашением ипотечного кредита — сразу обратитесь либо к своему кредитору, либо к представителю агентства (они есть практически во всех крупных городах). Получите одобрение АРИЖК, оно действует 90 дней. Если за это время вы не найдете работу, то получите поддержку от агентства.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK