Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Следуя логике"

Он говорил почти так, как думает на самом деле. Он придерживался своей внутренней логики. Она по-своему целостная и законченная, хотя стороннему наблюдателю может показаться противоречивой. Это не логика самодержца, а просто логика лично Путина. Он искренне верит почти во все, о чем говорил. И он отражает основные чаяния населения. Поэтому на итоговой годовой пресс-конференции Путина центральной темой для журналистов из регионов было пригласить Владимира Владимировича к себе. И попутно — то, что формально не имеет к нему отношения. Но поскольку теперь имеет отношение все, первое и последнее слово говорит президент. И он сказал…Старт пресс-конференции — почти как картина страны: Первый канал и газета «6 соток»… Садоводы и огородники. Куликовская битва и юбилей Калининграда-Кенигсберга. И все-все хотят видеть президента у себя. Показательно прозвучал вопрос от корреспондента-нижегородца: приезжайте к нам, сказала девушка, да и еще «небольшой вопрос» — а мэры тоже будут назначаться вслед за губернаторами?

Что ж, страна сама хотела, чтобы на проблему назначаемости-избираемости мэров и губернаторов смотрели как на «небольшой вопрос» сквозь график поездок президента. Путин всего лишь откликнулся на призыв. Как откликался и в четверг на пресс-конференции на просьбы спасти садоводов и огородников, сохранить северные надбавки, заняться наконец трубами и вообще «коммуналкой», защитить камчатских крабов от бурильных машин «Роснефти», защитить «Роснефть» от нападок западных судов, пенсионеров — от высоких цен, страну — от инфляции и коррупции.

Как заметил один из зрителей прессконференции, «ничего нового не ожидалось, это ведь подведение итогов, а не оглашение программы на будущее». Верно. И все же новое в четверг было. Это прежде всего логика самого президента, она отчетливо проявилась, выкристаллизовалась и звучала все 3 часа его 51 ответа на 51 вопрос. Путин гордится своими достижениями как в политической, так и в экономической сфере. Это видно, и никакая Байкальская группа не омрачит его гордости. И никакие олигархи, которые «в начале 90-х годов… используя различные уловки, в том числе нарушающие даже тогда действовавшее законодательство», получившие «многомиллиардную государственную собственность», не уйдут от справедливости возмездия. Сам Путин не видит коллизии: с одной стороны, отвечая на вопрос об успехах административной реформы, он говорит, что «нужно постепенно выводить государство из тех сфер экономики, где оно присутствует необоснованно».

С другой стороны, комментируя полуночную сделку «Роснефти» с «Юганскнефтегазом», заверяет, что это «вполне нормально», поскольку «сегодня государство, используя абсолютно легальные рыночные механизмы, обеспечивает свои интересы». То есть здесь ему видится присутствие государства вполне обоснованным.

Говоря о «приобретении «Роснефтью» известного актива», Путин применил свою фирменную шутку: «Я не помню точно, как она называется… Балтийская инвестиционная компания?» — задумался президент. И не увидел противоречия в собственных словах. А между тем за 3 часа беседы Путин дважды заметил, что внимательно читает документы, с которыми работает, и от первой профессии сохранил привычку обращать «внимание на формулировки». Вряд ли он забыл точное название компании, фигурировавшей в сделке стоимостью $10 млрд. Тем более чуть позже он вновь затронул тему пристального госвнимания к недрам и их использованию.

Еще один аспект собственной логики Путин показал, говоря о взаимоотношениях с соседями, и особенно соседями неспокойными, каковых в последний год на просторах СНГ появилось изрядно. Источники в «ближнем круге» президента говорят: Путин очень болезненно воспринял сначала Грузию, а потом — и особенно — Украину, потому что совершенно искренне полагает: события там — не проявление истинной позиции и воли народа, а манипуляции тех, кто «платит зарплату» лидерам оппозиции. Собственно, от этого, говорят источники, и столь жестка позиция президента: он боится, что у соседей воцарятся марионетки, и чтобы обеспечить истинно неподкупных и независимых лидеров братским народам, Москва и должна вмешиваться. В четверг эта логика частично прорвалась на публику. «Вы так сразу слепили все грузинское руководство с Западом. Не потому ли, что оно зарплату получает от Сороса?» — отреагировал Путин на вопрос грузинского журналиста, представителя телекомпании, наиболее ярко поддержавшей Саакашвили в «революцию роз». Похоже, российский лидер искренне относит Сороса если не к врагам, то минимум к недоброжелателям…

А с другой стороны, почти тепло пригласил Михаила Саакашвили в Москву, правда, отвечая на вопрос, не собирается ли сам Путин в Тбилиси. Стало быть, «лучше вы к нам»…

С Украиной столь ярких проявлений путинского понимания хода вещей было меньше. Выглядело, будто российский лидер почти смирился с победой Виктора Ющенко и готов с ним работать. Спрашивается, что же было так копья ломать весь год?

Но вот на Абхазии Путин вновь немножко сорвался. Вопрос прозвучал довольно жестко, с аргументами и как бы продолжал саму логику Путина. Ответ на предыдущий вопрос уже содержал тезисы о двойных стандартах, тему Абхазии, «территории», «народа, с которым Россию связывают многовековые отношения». Да еще и вопрос снова принадлежал телекомпании «Рустави-2». «Я хочу еще раз повторить, — заявил российский президент, — мы за территориальную целостность Грузии, но при обязательном учете интересов всех людей, которые проживают на этой территории». И яростно добавил, что замгенпрокурора Колесников находился в Абхазии, предотвращая «внутренний вооруженный конфликт». И предотвратил. Или Грузии нужна война? Получилось же в итоге примерно следующее: мы признаем территориальную целостность, но поскольку с абхазами нас связывает много веков дружбы, мы поехали туда и предотвратили конфликт. И это — абсолютно четкое понимание ситуации Путиным. Хотя, следуя такой логике, можно, очевидно, продолжить размышления: британцев связывают многовековые отношения с США, Канадой и Индией. Почему бы им не направить туда своего замгенпрокурора? Украинцев связывает не меньшая дружба с Россией, почему бы представителю украинских спецслужб не приехать на Северный Кавказ мирить народы, там проживающие?

Но такой логики президент не приемлет. На это он ответит (собственно, и ответил): это будет преследование политических целей, а не забота о благе народа, да еще людей, которые непонятно где и у кого получают зарплату.

И Россия это понимает и поддерживает логику президента. Потому что иначе представителей СМИ волновал бы не столько вопрос приезда Путина в Якутию или на Куликово поле (что само по себе, конечно, значимое и приятное событие для любого региона), сколько вопрос, как будут избираться мэры и перед кем нести ответственность губернаторы (это, может быть, и не столь приятно, но более жизненно).

Касаясь одной из самых спорных на сегодня тем — нового способа избрания губернаторов, президент, по сути, сказал то, о чем несколько раз уже так или иначе говорил: «Мне представляется, что с учетом огромной территории… огромного количества проживающих народов и этносов… со своим укладом жизни, со своими политическими традициями, с большой очень, к сожалению, угрозой терроризма и дезинтеграции — в современных условиях это очень оптимальное решение». Однако ни сам президент, ни те, кто готовил это решение, ни разу так все же и не дали исчерпывающего ответа на вопрос, который особенно активно задают со свойственной им непосредственностью иностранцы: как же связаны назначение (по сути) губернаторов и борьба с терроризмом?

Не исключено, что Путин сам для себя до конца на этот вопрос еще не ответил. Хотя при этом, говорят в его окружении, он прекрасно понимает, что дело не только в губернаторах, а прежде всего в самих людях, которые и есть — первая помощь, а главное — в работающих спецслужбах. Говорят, недавно он прилично «взгрел» ФСБ, но на публике об этом не обмолвился, опять искренне полагая, что не надо на эту самую публику подобные вопросы выносить. Он и по трансляциям заседаний правительства прошелся, следуя этой же логике: дескать, зачем же напоказ-то… «Не думаю, что это было такое уж совсем продуманное решение, потому что работать перед работающими камерами достаточно сложно», — заметил президент и тут же высказал надежду, что часть обсуждения закроют. «Не потому, что секреты какието есть, а для того, чтобы в свободном режиме, откровенно друг с другом разговаривать». Это искренняя логика Путина: зачем беспокоить общество? Он не допускает мысли, что внешняя монолитность еще не означает эффективность, а публичный диспут подчас может быстрее снять проблему, нежели яростный шепот по кабинетам.

И наконец, последнее, в чем Путин опять же остался верен себе: он категорически не хочет ни с кем делиться самым сокровенным — темой семьи и… 2008 года. Его ответы на оба вопроса были короткими и вежливо-отстраненными. «О возможности баллотироваться на такую высокую должность, как президент Российской Федерации, в 2012-м, 2016 году либо совсем уже дальше — конечно, сейчас я об этом не думаю. Но думаю о том, как мы пройдем рубеж 2008 года. Это серьезный рубеж для страны».

Все пока внутри него. И хотя с этой мыслью ему явно непросто, президент не хочет беспокоить ею общество. Да и правда — зачем? Оно же не беспокоится.

СВЕТЛАНА БАБАЕВА, РИА «Новости», — специально для «Профиля»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK