Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Смена власти. Как это принято в России"

Смена власти в России больше чем политическое действо – это природный катаклизм. Как приход зимы в России, он всегда неожидан, а потому и нежеланен.Верховная власть в России почти всегда персонифицирована. В Киевской Руси это великий князь, в Московском царстве — царь, в Российской империи — император, в советской России — генеральный секретарь, в современной России — президент. Иногда бывало так, что фигура верховного правителя не была ясно определена и формировалась в ходе острейшей политической борьбы (Иосиф Сталин в 20-е годы). В советской России верховный правитель не был определен законодательно и мог занимать различные должности либо не занимать никаких. Тот же Сталин в середине 30-х годов не занимал государственных постов, да и в партийной иерархии был лишь одним из секретарей ЦК.

Иногда в России не было верховного правителя, и верховная власть принадлежала правительству бояр (семибоярщина), Верховному Совету (XVIII век) либо Политбюро ЦК (1953—1955 годы). Однако эти периоды были непродолжительными. По существу, каждый из них был лишь временем выявления нового верховного правителя в ходе борьбы за власть.

Под переправой всегда есть омут

Самый сложный момент в жизни российского государства и общества — время передачи власти от одного верховного правителя к другому. Почти все кризисы государства и общества напрямую связаны с этим процессом. Смутное время было вызвано пресечением династии, гибелью царевича Димитрия и обострено смертью царя Бориса Годунова. Февральская революция привела к прекращению власти последнего российского императора Николая II и была усугублена отречением. Распад Советского Союза был осложнен на территории России процессом передачи власти от президента СССР к президенту РСФСР.

Процесс смены власти в России всегда сопряжен с большими опасностями для государства. Именно поэтому высшая власть, с одной стороны, всегда стремится создать определенные правила, которые бы гарантировали безболезненную передачу власти, а с другой стороны, группировки правящего класса постоянно стремятся размывать эти правила в том случае, если они мешают их кандидату прийти к власти либо оставаться в ней. Это проявлялось не только в отмене сроков пребывания у власти генсеков ЦК КПСС. К примеру, правление Екатерины II стало незаконным после взросления ее сына Павла, которому она должна была передать власть (впрочем, незаконным оно было и до этого).

В истории Российского государства верховная власть часто переходила в другие руки в обход традиций и закона. Незаконность способа прихода к власти учащается в периоды смуты и революций, а также совпадает с временем формирования новой правящей элиты. Так, на этап формирования имперской элиты приходится период дворцовых переворотов XVIII века. Становление большевистского режима, формирование номенклатуры и борьба за власть в высшем партийном руководстве тоже вовсе не случайно совпали по времени.

Незаконность смены верховного правителя чаще встречается в периоды, когда страна находится на подъеме своего развития, и реже наблюдается в периоды социально-экономического спада.

Порядок смены верховных правителей регулируется либо традицией, либо законом. В монархии действует по крайней мере один закон, который выше государя. Это закон о престолонаследии. Государь не может его отменить или с ним не считаться. Он обеспечивает преемственность власти и придает стабильность всей общественной системе. Чем тверже он соблюдается, тем прочнее монархический режим. В России, как ни странно, не было прочного монархического режима: для его существования недостаточно просто формального закона о престолонаследии. Нужно еще такое моральное и духовное состояние общества, когда сама мысль о том, чтобы посягнуть на порядок престолонаследия, считалась бы верхом греха и кощунства, о котором страшно даже подумать.

В России монархическое сознание было слабым. Уже в древнейших летописях мы находим предание о Борисе и Глебе, младших братьях киевского князя Святополка, в которых тот видел соперников и поэтому предательски их умертвил. Молодая российская монархия уже в Смутное время подверглась жестоким испытаниям. Цари Федор Годунов и Димитрий I были убиты, умер в плену Василий Шуйский. В следующем, XVIII веке происходит целая череда убийств монархов: Петр III, Иван VI Антонович, Павел I. Впоследствии были убиты Александр II и Николай II. В таких условиях традиции неприкосновенности личности монарха выработаться просто не могло.

Быть конкурентом — опасно…

Власть правителя в России обеспечивается не законом или традицией, а силой. Силой же она может быть отнята. Поэтому правитель должен постоянно заботиться об укреплении своей власти. Опираясь на одни группировки, верховный правитель вынужден подавлять другие. Привилегии, которыми он награждает своих приближенных, в любой момент могут быть отняты, имущество конфисковано, а сами они могут быть подвержены пыткам, казнены или заживо похоронены в каземате. Жестокая борьба за власть на большевистском олимпе — лишь продолжение того, что происходило на вершинах власти на протяжении всей истории России. Только половина верховных правителей России умерла своей смертью. Другая половина убита, умерла в плену, эмиграции.

Понятие добровольной отставки в русской политической истории практически отсутствует. Исключение составляет отставка Бориса Ельцина. Попытки отставки Ивана Грозного и Иосифа Сталина воспринимались соратниками как проверка верности, а просьба об отставке Леонида Брежнева подрывала положение сложившейся правящей группы и поэтому была для нее неприемлема. Соратники сделали все, чтобы Брежнев оставался на посту до конца дней своих.{PAGE}

Часто смена верховной власти проходила в острой конкурентной борьбе. И это касается не только современных выборов президента на альтернативной основе. Во времена монархии конкуренция тоже часто бывала очень жесткой. Наибольшей опасности подвергались те конкуренты на высший государственный пост, которые проигрывали в этой борьбе. В подавляющем большинстве случаев они были либо убиты, либо арестованы и сосланы. Некоторую гарантию жизни имели лишь лица царствующей фамилии: даже если их незаконно обошли троном, они часто оставались живы. Это не касается правления Ивана Грозного, Петра I. Судьба конкурентов изменилась лишь с середины XX века, когда их прекратили не только убивать, но и даже арестовывать.

Смена исторической традиции произошла во время правления Никиты Хрущева, который начал с традиционного убийства своего главного конкурента — Лаврентия Берии, а закончил вполне гуманными понижениями в должностях своих политических конкурентов, потому и сам сохранил жизнь после вынужденной отставки.

…а соратником — еще опаснее

Надежды тех, кто приводил к власти очередного правителя, сбывались не всегда. Так, были отстранены от дел убийцы Павла I, хотя их усилиями на престол взошел Александр I. Убиты в застенках Лубянки сподвижники Сталина, помогавшие ему последовательно убрать Троцкого, Каменева, Зиновьева, Рыкова, Бухарина и др. Очень часто подвергались репрессиям те, кто возводил на престол предыдущего верховного правителя. Его преемник, как правило, проводил противоположную политику и потому убирал главных сподвижников своего предшественника. Голицын, Хованский, Щегловитов, давшие высший пост царевне Софье, были арестованы или казнены при Петре I. Верховный Совет, который возвел на престол Анну Иоанновну, был распущен, а его лидеры — Голицын, Долгорукие — сосланы. Миних и Остерман, давшие власть Анне Леопольдовне, при Елизавете также подверглись опале. Эта же традиция, но в более мягкой форме была продолжена уже в советское время, когда активные организаторы смещения Хрущева — Шелепин и Семичастный — были уволены со своих постов. Так же поступил и Горбачев с теми, кто поддержал его кандидатуру на пост генсека.

Как становятся царями

Предсмертная воля предшествующего верховного правителя не имеет особого значения при определении будущего главы государства. Обычно ведущую роль в трактовке завещания, его поиске или сокрытии играет правящая верхушка. Так, велика вероятность, что было скрыто завещание Екатерины II, передававшее власть не сыну Павлу, а напрямую внуку Александру. Меншиков с помощью гвардии трактовал неявно выраженную предсмертную волю Петра Великого в пользу Екатерины I. Сталин стал верховным правителем вопреки ясно и однозначно выраженной воле Ленина о смещении Сталина с поста генерального секретаря.

Кризисы, сопровождавшие смену российской верховной власти, были непосредственно связаны еще с одной исторической традицией — правлением «до гробовой доски», что вызывало ожесточенную борьбу за наследство ушедшего из жизни верховного правителя. С его смертью, как правило, не оставалось личности либо властной инстанции, способной стать арбитром в борьбе элитных группировок, что и приводило к ожесточенной борьбе в момент перехода власти.

В российской истории главную роль в решении вопроса о наделении лица верховной властью играл узкий круг сановников, занимающих высшие должностные посты и контролирующих армию и спецслужбы. Так было в период Московского царства, когда с помощью стрельцов сделали регентшей царевну Софью. Так было в период дворцовых переворотов. Так было в советское время.

Роль народа в определении кандидатуры верховного правителя всегда была незначительна. Верховного правителя выдвигала верхушка элиты. Народ мог лишь выбирать между кандидатами разных элитных или классовых групп. Например, царей Бориса Годунова, Василия Шуйского, Михаила Романова выдвигали влиятельные боярские группировки, а народ в лице земских соборов лишь утверждал этот выбор. Последнего президента — Владимира Путина — выдвинул Борис Ельцин, народ лишь утвердил этот выбор. При этом та обстановка секретности, в которой это делалось (ближайшее окружение Ельцина узнало об отставке только в день его ухода с поста), свидетельствует о том, что Борис Николаевич хотел поставить соратников перед свершившимся фактом, иначе ему было бы трудно довести задуманную комбинацию передачи власти до планируемого завершения.

«Отречение» с двойным дном

Нынешняя политическая ситуация является уникальной в российской истории. Еще не было случая, чтобы российский верховный правитель, находясь на пике популярности, добровольно отдал реальную власть в другие руки. Два предшественника Путина — Горбачев и Ельцин — отказывались от власти добровольно, но их авторитет к тому времени был обнулен, а уход неизбежен. Но о Путине-то такого никак не скажешь.

Сегодня довольно часто высказывается предположение об избрании на пост президента заведомо слабой личности и временной передаче ей власти.

Автор этой технологии — Иван Грозный. Он ее применил, когда разделил государство на опричнину и земщину, во главе последней был поставлен крещеный татарин, касимовский хан Симеон Бекбулатович. Ему был дан титул государя великого князя всея Руси, а сам Иван довольствовался скромным титулом князя Московского, ездил к Симеону на поклон как простой боярин и в челобитных своих к Симеону величал себя князем Московским Иванцом Васильевым, который бьет челом. Симеон Бекбулатович правил царством два года, потом его сослали в Тверь.

Этот прецедент и положил начало технологии сохранения реальной власти за пределами высшего официального поста. Иван Грозный показал, что реальный авторитет значит даже больше, чем официальный титул царя. Для того чтобы такая технология сработала, нужно соблюсти два условия: огромная сила авторитета того, кто оставляет пост, и невозможность реального самостоятельного правления преемника. Царь Симеон Бекбулатович был ничтожной личностью и держался на престоле только волей Ивана Грозного, ею же он был с нее смещен.{PAGE}

Исторические примеры добровольного двоевластия в российской истории хоть и немногочисленны, но есть. Например, при Михаиле Романове фактически правил его отец, патриарх Филарет. Однако уже при Алексее Михайловиче патриарх Никон, захотевший фактически стать вторым монархом, под давлением царя был вынужден оставить патриаршество. Могущественный Меншиков при малолетнем Петре II попытался стать тестем царя и сосредоточить в своих руках всю полноту власти, но его попытки закончились ссылкой в Березов. Лишь Борис Годунов смог стать фактическим правителем при умственно ограниченном Федоре Иоанновиче. Российские императоры часто доверяли поруководить государственными делами своим фаворитам, но даже всемогущего Потемкина никто не рассматривал как реального государя. Доверять высшую власть, как показывает российская история, нельзя даже родственникам. Как известно, убийство Павла I произошло с ведома и согласия его сына и наследника Александра.

Так которые тут «временные»?

Российская историческая традиция не приемлет деления власти. Как гласит пословица, «на всякого мудреца довольно простоты», и слишком часто попытки передать власть слабым личностям оборачивались для их инициаторов полным крахом замыслов и надежд. Так случилось с боярством, выдвинувшим на престол Михаила Романова, — предполагалось, что молодой царь будет легко управляем. Бояре ошиблись. Так было с Анной Иоанновной, которая даже подписала соответствующие условия (так называемые кондиции), но сразу после восхождения на престол порвала их и расправилась с теми, кто заставил ее их подписать. В новейшее время и Сталин, и Хрущев, и Брежнев рассматривались тогдашней правящей партийной верхушкой как временные фигуры. Те, кто стоял за их назначением, просчитались. Они сами оказались временными.

Традиции и новации Владимира Путина

Конечно, исторические аналогии относительны, однако в ходе своего развития каждый народ, общество, государство вырабатывает определенные алгоритмы решения типичных политических задач. Апробированные в условиях российской действительности, они уже имеют исторические корни в народном и элитарном менталитете и поэтому являются наиболее приемлемыми и вероятными. Исходя из этой посылки, наименее вероятным представляется оставление Путиным в своих руках реальной власти.

На какие исторические технологии и прецеденты может опереться Путин в процессе сохранения высшей власти за собой? Первый вариант — премьерство с передачей реальной власти главе кабинета. Похожий вариант уже был апробирован Михаилом Горбачевым, когда он создал и занял новый пост — президента СССР — и сосредоточил в нем главные властные полномочия.

Второй вариант — опора на партию. Казалось бы, очень близкий и хорошо апробированный в недавней советской истории вариант. Однако, как говорил философ, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Возглавив список «Единой России», Путин сделал ставку на создание нового центра власти вне государственного аппарата, и это в будущем может привести к серьезному развитию демократических процессов и активизации институтов гражданского общества. Согласно теории «полиархии», разработанной Робертом Далем, формирование нескольких центров власти — одно из условий, обеспечивающих успешное демократическое развитие в модернизирующихся обществах. Действительно, создание нового центра власти с опорой на партию должно привести к созданию настоящей правящей партии, а вместе с ней и действующей партийно-политической системы с реальной оппозицией. Несомненно, Путину в качестве партийного и национального лидера придется более часто, нежели сегодня, обращаться к широким слоям населения, и это не может не сказаться на скорости формирования гражданского общества. Сейчас этот процесс идет медленно, но после марта 2008 года он может значительно активизироваться. Дальнейшая судьба Путина в новом качестве будет напрямую зависеть от состояния свободы, демократии и гражданского общества в России.

Вариант, когда Путин вообще уходит из политики, с точки зрения российской исторической традиции является фантастическим, поскольку не имеет прецедента в реальной истории России, хотя как исторический миф такой уход однажды состоялся. После смерти Александра I долгое время имела хождение легенда о том, что он на самом деле не умер, а стал странником, известным в истории под именем Федора Кузьмича.

Рассмотрим гипотетический вариант ухода Путина из политики сквозь призму реального, а не мифологического российского исторического опыта.

Кто будет определять преемника? В российской истории преемник определяется, в зависимости от силы верховного правителя, либо им самим, если он достаточно силен, либо правящей верхушкой, если слаб. Высшим проявлением монаршей свободы выбора стал петровский «Устав о наследии престола». Однако этот закон большого практического значения не имел. В случае, когда верховный правитель не имел значительного авторитета, даже свое завещание он должен был согласовывать с наиболее влиятельными на тот момент сановниками. Уже Екатерина I не смогла реализовать положения «Устава» Петра I. Рассказывали, что всего за несколько дней до смерти она решительно объявила Меншикову о своем желании передать престол дочери своей Елизавете и скрепя сердце уступила противной стороне, только когда ей поставили на вид, что иначе не ручаются за возможность для нее доцарствовать спокойно.

Авторитет Путина вполне сравним с петровским, поэтому он сам вправе выбрать себе преемника. Может ли кто-то другой выдвинуть реального претендента на пост верховного правителя России? С точки зрения исторического опыта это невозможно.

Что ждет тех, кто все же решится составить конкуренцию официальному выдвиженцу? Еще 200 и даже 50 лет назад его ждала бы очень печальная участь, чаще всего смерть, независимо от того, кто он: Лжедмитрий или Иван VI Антонович, «младенец мужеского пола», который и не знал, что он российский император, когда был схвачен и помещен в тюрьму. О Троцком, Каменеве и Зиновьеве можно не упоминать. Последний расстрелянный конкурент в борьбе за высшую власть — Лаврентий Берия. С тех пор нравы на российском политическом олимпе значительно помягчали. Георгий Маленков первый, кто не только остался жив, но даже не был арестован. С должности главы правительства его отправили руководить электростанцией. Конкурент Брежнева, Шелепин, был лишь оттеснен от вершин власти. А Зюганов, реальный соперник Ельцина в борьбе за власть в 1996 году, до сих пор жив, здравствует и заседает в Думе. С точки зрения российской исторической традиции это большой непорядок. Однако времена меняются, и, похоже, в лучшую сторону.

***

Исторический экскурс показывает, что эффективного универсального механизма, позволяющего безболезненно передавать высшую власть, в российской истории выработано не было. На разных этапах определенную роль играли традиция, закон, одобрение народных представителей в виде земских соборов, выборы.

Смена исторической традиции передачи власти наметилась в середине ХХ века, свое развитие она получила в современной России, тем не менее формирование новой исторической традиции не завершено. Важной вехой могут стать президентские выборы в марте 2008 года. В их ходе либо закрепится тенденция к формированию демократических механизмов, обеспечивающих эту передачу, либо произойдет возврат к ее традиционным российским формам. Как всегда, велика роль личности, в данном случае действующего президента В. Путина. Многое зависит от его способности и возможности противостоять элитным группировкам, толкающим его на третий срок, а значит, на продолжение вековой российской исторической традиции. Соблюдение буквы и духа Конституции РФ, уход с поста президента, неформальное национальное лидерство и связанное с этим образование нового центра власти вокруг правящей партии — путь в направлении формирования новой исторической традиции, основанной на демократических формах передачи власти.

Создание новой исторической традиции — дело и не простое, и не быстрое, оно непосредственно связано со строительством демократии и гражданского общества в России. Без этого прочного основания все очень быстро может вернуться в привычное российское русло, когда «народ безмолвствовал», победивший получал все, а проигравший терял все, включая собственную жизнь. 



   Закон как повод для беззакония
   Впервые закон о престолонаследии был принят Петром I. В силу известных политических мотивов законный престолонаследник (царевич Алексей) был лишен права наследования. В 1722 году издается «Устав о наследии престола», который отменял завещательный и соборный порядок избрания царя, существовавший до этого на практике, и утверждается право монарха по собственной воле назначать своего наследника. Произошел разрыв с принципом божественной благодати, нисходящей на монарха, ее заменила воля императора.
   Для людей XVIII века династическая проблема была совсем не пустячной, и ломка традиции престолонаследия подорвала стабильность политической жизни. «Устав» отразил то положение, когда единственным источником законов становилась ничем не связанная, неограниченная воля монарха. В угоду своим прихотям и прихотям своих фаворитов он мог не считаться ни с традициями, ни с действующим законодательством, что всегда развязывало руки различным авантюристам.
   Это во многом обусловило череду дворцовых переворотов в XVIII веке, и первый случился сразу после смерти великого императора. Гвардия под руководством всесильного Меншикова возвела на престол Екатерину I лишь на том основании, что, умирая, Петр произнес: «Оставляю все…» и посмотрел, по утверждению светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова, подкрепленному мнением двух полков гвардии, на жену.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK