Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Смотрим в книгу…"

1 декабря открывается 6-я книжная ярмарка non/fiction, которая ежегодно проходит в ЦДХ на Крымском Валу. В ней примут участие более 180 издательств, 14 книжных магазинов, и посетит ее не менее 30 тыс. человек. Но для большого книжного бизнеса это мероприятие, увы, бесполезное.
На non/fiction в ЦДХ книголюбы «без чинов». Только здесь можно увидеть, как депутат Алексей Митрофанов трепещет над эксклюзивным каталогом современного искусства, политтехнолог Глеб Павловский методично пополняет домашнюю библиотеку «умными книжками», а национал-социалист Эдуард Лимонов мирно обсуждает со своим политическим оппонентом Борисом Немцовым основные тенденции развития современной японской поэзии. Но главный интерес, конечно, представляют не читатели, а мелкие и крупные издатели. Non/fiction здесь трактуется шире, чем просто «не художественная литература»: эксперты допускают к участию в ярмарке любую интеллектуальную художественную прозу и поэзию, отсеивая «попсу».

«Только эта ярмарка дает возможность маленьким издательствам, выпускающим всего пару десятков книг в год, собраться вместе, поговорить о том, что есть современная серьезная книга, и наметить тенденции развития, — считает член экспертного совета ярмарки Наталья Перова (издательство Glas). — Главное, что здесь даже самому мизерному издательству не грозит затеряться среди обилия популярной литературы, что всегда происходит на крупных книжных ярмарках».

Что ж, затеряться в самом деле не получится: некоторые крупные издательства, даже имеющие значительный сегмент литературы non/fiction, открыто игнорируют ярмарку. Например, такой гранд книжного рынка, как издательство «ЭКСМО». «Информационного эффекта от non/fiction — ноль, коммерческого — ноль, посетителей мало… — поясняет директор по маркетингу издательства «ЭКСМО» Олег Савич. — У ярмарки нет даже своей идеологии. Non/fiction по всем параметрам проигрывает книжным ярмаркам второго порядка, таким как «Книги России», а уж ММКЯ на ВВЦ вне конкуренции. Cудите сами: литературные права на издание иностранных авторов раскупаются на европейских ярмарках. На весенних и осенних российских ярмарках заключаются сделки с оптовыми дилерами и договора с литературными агентами, а к декабрю ни свободных авторов, ни издательств без контрактов уже просто нет».

Большинству издательств, которые со всей России собираются в ЦДХ, собственно «книжный бизнес», ради которого обычно все затевается, останется неведом. Прибыль издательств-участников составит лишь стоимость нескольких десятков или сотен книг, проданных в розницу посетителям non/fiction (в отличие от ММКЯ, чья главная цель — оптовые продажи книг дилерам). В лучшем случае участники ярмарки окупят свой стенд и поездку в столицу (для региональных издательств) и, может быть, завяжут пару-тройку полезных контактов.

Кстати, организатор — компания «Экспо-Парк. Выставочные проекты» — особых дивидендов тоже не получит. По признанию директора ярмарки Людмилы Фрост, она будет счастлива, если в этом году удастся выйти с минимальной прибылью. Расходы у «Экспо-Парка» — более $200 тыс., а расценки на участие вполне демократичные: средняя цена стенда (all inclusive — электричество, каталоги и т.п.) — $1 тыс., причем «нищим» издательствам разрешено скидываться и делить стенд вдвоем-втроем. Для сравнения: «приличный» стенд на осенней книжной ярмарке на ВВЦ (ММКЯ) стоит от $10 тыс.

Это все при том, что книжная ярмарка под названием non/fiction просто обязана быть прибыльной. В России, как и во всем мире, именно литература non/fiction составляет около 70% всех издаваемых книг. Да и читают у нас по-прежнему много. По данным Российской книжной палаты, к концу этого года в стране выпустят не менее 87 тыс. книг и брошюр, и рекорд 1974 года, когда мы считались самой читающей нацией, будет побит. По оценкам экспертов, объем книжного рынка страны перевалил за $1 млрд., а крупные издательства вроде «ЭКСМО», «Олма-Пресс» и «АСТ» выпускают по 50—80 млн. экземпляров и около 5 тыс. наименований книг в год, получая, по официальным данным, прибыль в размере $40—50 млн. В реальности эта цифра раза в два больше (в России по-прежнему существует черный книжный рынок, практикуются неучтенные тиражи, да и издательская наценка может составлять до 100% от стоимости книги).

Возникает логичный вопрос: почему при всех, казалось бы, благоприятных условиях коммерческий эффект ярмарки non/fiction оказывается практически нулевым? Если кому из издателей или литераторов посчастливится на этой ярмарке заключить выгодный контракт, то это, скорее, не «благодаря», а «вопреки», и произойдет это между разговорами «о высоком». Ведь вместо книжного бизнеса в ЦДХ уже шестой год подряд культивируется дух своеобразного элитного «клуба по интересам». Интеллигентная московская публика давно решила, что сентябрьская ММКЯ — это моветон, это для «народа», а вот серьезного читателя ждет non/fiction, где можно и себя показать, и на умных людей посмотреть. Увязать «высокое» (интеллектуальность) и «низменное» (наживу), как и всегда в России, не получается.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK