Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Соединенные штатские"

Назначение Сергея Иванова министром обороны выгодно окружению Бориса Ельцина. По крайней мере, враг «старокремлевских» оказался выключен из игры вокруг смены премьера, а там, глядишь, и вовсе сломает себе шею в многотрудном деле реформирования Вооруженных сил.Совпадение желаний

Назначение министром обороны фактически второго человека в государстве — близкого к президенту бывшего секретаря Совета безопасности Сергея Иванова выглядит и официально преподносится исключительно как желание президента Путина всерьез заняться военным строительством. Между тем Сергей Иванов был реальным кандидатом в председатели правительства РФ вместо Михаила Касьянова. Но президент, как принято считать, полагает, что такой преданный человек сейчас нужнее ему на посту главы военного ведомства, которое, по всем признакам, на ближайшие годы станет зоной особого внимания Путина.
Среди официальных обоснований нужности Иванова во главе военного ведомства называется то, что невоенный министр не имеет «привязок» к лоббистским группам в армейском генералитете, поэтому ему будет легче подготовить и провести планируемое разделение функций управления внутри военного ведомства. Дело в том, что пока Генштаб остается в подчинении министра. Но в будущем Минобороны предстоит стать политико-административной структурой, а Генштабу — органом военно-стратегического и оперативного управления Вооруженными силами.
Еще Сергей Иванов — единственный человек, чья особая близость к президенту Путину позволит преодолеть сопротивление противников заявленного сокращения армии на 350 тысяч человек и запланированных организационно-штатных преобразований. А в том, что такое сопротивление обязательно будет, в Министерстве обороны уверены.
Так, один высокопоставленный военный на вопрос корреспондента «Профиля», как восприняли в военном ведомстве само назначение Иванова, заявил: «Конечно, отрицательно. Тут уже один «пиджак» такого наворотил, что не расхлебаешь. Один только развал РВСН военные ему никогда не простят». Собеседник «Профиля» имел в виду начальника Генштаба Анатолия Квашнина — как и Иванов, он выпускник гражданского вуза. Таких людей в армии называют «пиджаками».
Впрочем, Иванову достаются и серьезные рычаги влияния. Так, он получает (и делегирует Путину) своеобразный контроль над регионами, где есть предприятия ВПК: именно Минобороны распределяет госзаказ для военных заводов, от чего, в свою очередь, зависит наполнение бюджета упомянутых регионов.
Все это вполне логично обосновывает пребывание Иванова во главе Министерства обороны с видимой пользой для Владимира Путина.
Между тем, похоже, помимо желания Путина видеть Иванова на этом месте, присутствует желание совсем других людей держать путинского фаворита подальше от премьерского кресла, которое сам Иванов занять не прочь.
По этой причине малоубедительно выглядит утверждение, что назначение Иванова — это эффективная акция Путина в деле освобождения от влияния ельцинской «семьи». Вот если бы Иванов стал премьером, тогда это было бы настоящим освобождением. Ведь не кто иной, как Иванов, последовательно настаивает на резком разрыве Владимира Путина с окружением 1-го президента РФ вплоть до силового отлучения «ельцинских» от всех бизнес-кормушек.
Поэтому нынешнее назначение Иванова выгодно прежде всего окружению Ельцина — по крайней мере, Иванов оказался выключен из игры вокруг смены премьера, а там, глядишь, и вовсе сломает себе шею в многотрудном деле реформирования Вооруженных сил.
О том, что Иванов сдаваться не намерен, говорит его явное желание для начала справиться с президентским заданием, столь несчастливо совпавшим с надобностями «старокремлевской» команды: себе в помощь новый министр рекрутировал вполне компетентных людей.
Статс-секретарь — заместитель министра обороны генерал-полковник Игорь Пузанов, до этого командовавший войсками Московского военного округа,— человек в новом руководстве отнюдь не случайный. В конце прошлого года, когда Путин приезжал во Владимир, Пузанов на целых три часа сумел завладеть вниманием президента, рассказывая ему о своем взгляде на реформу Сухопутных войск и Вооруженных сил в целом. По всей видимости, то, что говорил Пузанов, произвело впечатление на президента. Впоследствии Сергей Иванов, который хорошо знаком с Игорем Пузановым, подтвердил это.
Первая в истории страны женщина, назначенная заместителем министра обороны,— бывший замминистра финансов Любовь Куделина. Она вряд ли удовлетворится ролью «председателя женсовета». Куделина давно занимается одной из самых важных для Вооруженных сил проблем: именно она ведала в Минфине финансированием оборонного ведомства. Поможет ей давний соратник и заместитель Сергея Иванова в Совбезе, курировавший там военно-промышленный комплекс страны, генерал-полковник Алексей Московский. Он назначен начальником вооружения Вооруженных сил — заместителем министра обороны. Это как раз та самая должность, где и формируются все госзаказы военно-промышленному комплексу на вооружения.
Тем временем информаторы «Профиля» в Совете безопасности утверждают, что Сергей Иванов уже подготовил новые кадровые решения и в ближайшее время высокие посты в военном ведомстве займут еще несколько известных генералов.
Бизнес решает все

Освободившееся с уходом Сергея Иванова кресло секретаря Совета безопасности Владимир Путин отдал бывшему министру внутренних дел генерал-полковнику Владимиру Рушайло. После чего многие политики, опрошенные «Профилем», заявили о том, что без Иванова роль Совбеза сведется к технической, былое его влияние канет в Лету. Для самого же Рушайло этот пост лишь пункт пересадки перед окончательным вылетом в политическое небытие. Это мнение опять же основано на том, что Владимир Рушайло (как и отставной министр обороны Игорь Сергеев) — человек ельцинской «семьи», с которой Владимир Путин якобы вознамерился порвать окончательно.
И действительно, президент сильно ограничил полномочия Совбеза и даже очертил границу этих полномочий, поставив перед Рушайло явно провальную задачу — сосредоточиться на решении проблем Северного Кавказа.
Однако собеседник «Профиля» в Кремле не согласен, что, вырубив двух ельцинских силовиков, президент тем самым сколь-нибудь сильно насолил «старокремлевским»: «Потеря своего министра обороны и своего министра внутренних дел для «семьи» не так страшна, как об этом говорят. Не страшна будет даже потеря Александра Волошина, отставка которого с поста руководителя президентской администрации пока вероятна процентов на шестьдесят. Волошин и Рушайло набрали слишком много сил (Александр Стальевич в последнее время внешне на Ленина походить стал — он даже пиджак носит внакидку) — потому опустить их «семье» даже выгодно. Пока «старокремлевские» понесли лишь одну серьезную потерю в лице министра по атомной энергии Евгения Адамова. Но еще не факт, что новый назначенец на эту должность не введен в курс дела и не будет принадлежать ельцинскому клану. Так или иначе, пока у них под контролем остаются премьер Касьянов, генпрокурор Устинов и шеф МПС Аксененко, за которых «семья» в случае чего будет сильно биться, ничего особенного они не теряют».
Между прочим, глава президентской администрации Александр Волошин, будучи заранее в курсе перемен в силовых ведомствах, узнал об увольнении «атомного» министра Адамова буквально день в день. По сведениям из Кремля, главный администратор был изрядно шокирован неожиданной отставкой Адамова, представляющего интересы «семьи» в Минатоме.
Само по себе увольнение Адамова можно было бы рассматривать как попытку подвинуть «семью», если бы не сопутствующие обстоятельства.
Дело в том, что с уходом Адамова укрепляется шеф РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс — настолько, что у наиболее информированных источников «Профиля» возникло предположение о его авторстве последних кадровых перестановок. Адамов публично настаивал на том, чтобы все электросети передать в монополию государству (сейчас они в распоряжении РАО). В этом случае у Чубайса остались бы ТЭЦ и ГРЭС, а подконтрольный Минатому «Росэнергоатом» торговал бы атомной электроэнергией без Чубайса, напрямую поставляя ее потребителям (см. интервью Адамова, «Профиль» N8, 2001).
При этом ТЭЦ сегодня неконкурентоспособны, КПД их действия (из-за как устаревшего морально, так и амортизационно оборудования) невысок. (Кстати, то, что ТЭЦ низкоэффективны, доказал недавний спор Чубайса с главой «Газпрома» Ремом Вяхиревым. Строя электропроводы для продажи энергии за рубеж, Чубайс рассчитывал на то, что будет получать для своих ТЭЦ газ по внутрироссийским ценам. А продавать электроэнергию за рубеж — по мировым. После подсчетов оказалось, что, несмотря на то, что энергия есть конечный продукт, а газ всего лишь сырье, выгоднее (в том числе для государства) все же торговать газом. Поскольку производительность наших ТЭЦ настолько низка, что сжигаемое в них «голубое топливо» выгоднее отправлять за границу в чистом виде, нежели реализовывать выработанную при его сжигании энергию).
Понятно, что реструктуризация по Адамову очень не понравилась Чубайсу. Без дешевой энергии атомных станций работа РАО ЕЭС была бы куда менее эффективной, к тому же РАО не сумело бы конкурировать с «Росэнергоатомом» и его атомной энергией. С новым министром-ученым (см. рубрику «Кадры») Чубайсу, по-видимому, договориться будет гораздо легче. По одной из версий, еще одной задачей, поставленной перед министром-теоретиком академиком Александром Румянцевым, является отстаивание целесообразности сделок по захоронению на территории России ядерных отходов других государств. Румянцеву это под силу благодаря его авторитету в научных кругах.
Лишним подтверждением серьезной роли Чубайса во всех последних кадровых перестановках является то, что он одновременно демонстрирует лояльность по отношению к «ельцинскому» губернатору Чукотки и «алюминиевому» бинесмену Роману Абрамовичу. Зампред РАО «ЕЭС России» Валентин Завадников на вопрос «Профиля» о ценах на электроэнергию для алюминиевых предприятий заявил: «Крупный потребитель всегда договорится напрямую со станцией, которой выгодно отпускать энергию, может быть, по меньшей цене, зато иметь длинный контракт и гарантированный сбыт» (см. рубрику «Прошу слова», с. 24).
Кстати, Абрамович, чей нефтяной бизнес напрямую связан с интересами ельцинской «семьи», тоже поимел на последних кадровых перестановках.
В правительстве вновь появился Михаил Фрадков, которого принято считать человеком Абрамовича и который работал при позднем президенте Ельцине министром торговли. Теперь Фрадков возглавил Федеральную службу налоговой полиции. По иронии судьбы, на встрече Владимира Путина с «олигархами» президент упрекал «Сибнефть» Абрамовича в том, что эта компания платит меньше всех налогов. Теперь у Абрамовича есть серьезный «контраргумент» в налоговой полиции.
Любимые игрушки президента

Назначение министром внутренних дел лидера думской фракции путинского «Единства» Бориса Грызлова обещает кое-какие неприятности «ельцинским». По оценке опрошенных «Профилем» депутатов Госдумы, Грызлов знает только одного хозяина — Владимира Путина и, без сомнения, будет ему верен и послушен.
Директор Агентства прикладной и региональной политики Валерий Хомяков предполагает, что Грызлов призван вычистить остатки ельцинской «семьи» из МВД. Но это еще не факт, что у него получится, к тому же надзирающий орган — Генпрокуратура — как было сказано, остается под контролем «старокремлевской» команды.
Что касается самого Владимира Путина, то ему ничего не остается, как заняться двумя любимыми делами — армией и Чечней.
Один из видных деятелей фракции КПРФ в Государственной думе, заявив корреспонденту «Профиля», что в повседневной парламентской практике четко следует политике своей партии, тем не менее признался, что с симпатией относится к действиям Путина. И уточнил: «Сейчас у президента появился реальный шанс продвинуться на двух стратегических направлениях — начать реформу в армии и решить чеченскую проблему. Средства, которые нужны для этого, можно найти. Думаю, что даже многие коммунисты-думцы сейчас поддержали бы президента, если бы он инициировал внесение поправок в федеральный бюджет и перераспределение дополнительных доходов. Деньги пока есть, поток нефтедолларов еще не иссяк. Их надо только взять и сконцентрировать на армии и Чечне». (Интересно было бы посмотреть, как «народные заступники» из КПРФ станут голосовать за перераспределение денег, которые нужно изъять из и без того нищей социалки и передать на военные расходы и Чечню.)
Чечня, как было сказано,— любимая тема Владимира Путина. Но не в том, что касается политических и экономических проблем урегулирования чеченского кризиса. Больше всего президент любит слушать рассказы о том, как, где и из какого оружия «замочили» какого-нибудь известного боевика или каким образом была проведена успешная силовая акция.
Между тем в Чечне уже многое испытано: и ковровые бомбардировки, и точечные удары, и тайные операции. Окончательной победы это не принесло. Теперь ставка, наряду со спецмероприятиями ФСБ, делается на экономическое возрождение Чечни, о чем уже второй месяц охотно говорят глава чеченской администрации Ахмад Кадыров и председатель правительства республики Станислав Ильясов.
Если с Чечней в очередной раз не получится, рейтинговые позиции Путина это серьезно не поколеблет. В случае неудачи президент просто переведет стрелки на Рушайло, в ответственность которого ныне входит ситуация на Северном Кавказе, и окончательно спишет его в архив.
Что касается армии, то, по мнению некоторых военных экспертов, планы радикального сокращения Вооруженных сил и появление на посту министра обороны гражданского чиновника означают, что путинская команда сочла целесообразным поменьше использовать военную силу и военную терминологию в качестве инструментов внешней политики. Взамен Кремль начнет строить сугубо «прагматичную» армию, которая позволит на первых порах более-менее уверенно решать региональные задачи.
Впрочем, такие глобальные проблемы не входят в зону интересов «ельцинских». Так что в это дело «семья» вмешиваться явно не станет.

ВЛАДИМИР КОТОВ, ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK