Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Сохраняя могущество Америки"

Несмотря на впечатляющую победу в Афганистане, Буш до сих пор настаивает на масштабных переменах в армии.Будучи кандидатом в президенты, Джордж Буш нарисовал весьма мрачную картину состояния американской армии. С приспособленным к инфляции и урезанным на 27% после развала Советского Союза бюджетом оборонное ведомство не могло позволить себе не только модернизировать программы времен «холодной войны», но и платить солдатам столько, чтобы их семьи не задумывались о хлебе насущном. «Пентагон, — заявлял Буш, — должен трансформироваться таким образом, чтобы уметь вести войны XXI века». Буш справедливо обвинял президента Била Клинтона: «Последние семь лет были проведены нами в инертности и праздных разговорах. Теперь мы должны сформировать будущее в новых концепциях, новых стратегиях, новых решениях».
Но вот ведь какая забавная вещь случилась на пути в Кандагар: потрепанные, по общему мнению, войска США потратили всего каких-то два месяца на то, чтобы помочь покончить с правлением Талибана в Афганистане. Причина: армия США достигла больших успехов, превратившись из огромной наземной силы, предназначенной для отражения массированного советского вооруженного удара по Европе, в меньшую, но более удобную, технологически оснащенную боевую машину. Армия США — от ракет точного наведения до беспилотных летательных аппаратов — обладает такой силой, что, по словам Александра Савельева, аналитика по обороне при Российской академии наук, «сам характер войны изменился».
Подо всем этим имеется широкая стратегическая платформа. Продемонстрировав свою мощь, Вашингтон может теперь безболезненно выйти из международного договора по ПРО, не обращая особого внимания на критику. Не случайно Китай, в частности, оставил идею создания военно-воздушных сил или военно-морского флота, способных соперничать с США.
Впрочем, победы на полях сражений пока не смогли подавить разгоревшихся дебатов о будущем армии. По-прежнему настаивая на пересмотре оборонной концепции, 11 декабря Буш заявил: «Эта революция в нашей армии — только начало». И теперь, когда министр обороны Дональд Рамсфельд превратился в борца с терроризмом, администрация Белого дома может идти вперед напролом — к созданию более подвижных и способных незамедлительно реагировать войск. Чтобы достичь подобного результата, придется решить несколько основных вопросов: например, стоит ли делать ставку на истребители дальнего действия или следует отдать предпочтение самолетам с меньшим радиусом, зависящим от близлежащих баз.
Ракеты или танки?

Самой сложной задачей является поиск правильной конфигурации для военного арсенала США. Трата денег на дорогостоящую ракетную систему, возможно, будет означать сокращение числа танков, самолетов и кораблей. Такие изменения освободят средства, предназначавшиеся на закупку запчастей и решение других проблем, способных подорвать высокотехнологичные преимущества Америки.
Взгляд на зоны потенциальных конфликтов позволяет предположить, что некоторые сокращения подобного рода не влекут за собой особых рисков. Возьмем, к примеру, Тайвань. У Китая практически нет возможности атаковать его с земли или с воды, поэтому китайцам не остается ничего другого, кроме как запугивать Тайвань своими ракетами. «Но вы не можете контролировать ситуацию на земле, просто запуская ракеты в другую страну», — замечает бывший заместитель министра обороны Джон Хамре. Исследование, проведенное Rand в прошлом году, показало, что США могли бы склонить равновесие в пользу Тайваня, послав всего лишь 100 истребителей наземного базирования, 2 авианосные группы и дюжину тяжелых бомбардировщиков.
Точно так же и Сеул способен обойтись без помощи Вашингтона. Южная Корея имеет хорошо подготовленную и прекрасно оснащенную армию — в противовес войскам Северной Кореи с их примитивным оружием, опирающимся на бросовую (слабую?) экономику. «Армия Северной Кореи — одна из наиболее переоцененных угроз, с которыми столкнулись США», — говорит Лорен Томпсон, эксперт по обороне Лексингтонского института.
Существенная военная мощь будет нужна, если США выступят в Ираке. Им придется положиться на оппозицию курдов и шиитов, которые не так сильны, как афганская антиталибская оппозиция. Но и иракская армия теперь гораздо слабее, чем была во время «Бури в пустыне», поэтому Штатам и в этом случае не понадобятся многочисленные войска, которые они использовали тогда.
Все это не означает, что Пентагон может начать себе аплодировать. Большинство экспертов по обороне сходятся во мнении, что основные денежные средства должны привлекаться в беспилотные наблюдательные средства — такие, например, как Predator и Global Hawk. «У нас имеется серьезный дефицит, — говорит Дональд Рамсфельд. — Самолеты Predator, способные в том числе нести на борту ракеты, могут кружить часами и сообщать информацию о расположении дружественных и неприятельских войск. Northtrop Grumman Corp. и General Atomics являются лидерами в этой области, но есть шансы, что европейцы тоже запрыгнут сюда. Недавно опытный образец, способный стать началом массовому производству боевых беспилотных самолетов, создала и Boeing Co.».
Оружие точного наведения также займет приоритетные позиции. В добавление к ракетам лазерного наведения, способным прятаться в облаках, США развернули проект по оружию совместных прямых атак (JDAMs), которое использует глобальные системы позиционирования для определения цели в любую погоду. Трудно точно сказать, насколько хорошо эти ракеты зарекомендовали себя в Афганистане, но определенный прогресс все же произошел. «Вы измените ход войны, если сможете поражать те объекты, в которые целитесь,» — заявил бывший советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт.
Все это так, но в будущем администрации Буша придется сделать нелегкий выбор. Когда-нибудь страна вернется в обычное состояние, и обороне придется конкурировать за деньги налогоплательщиков с общественной безопасностью и медицинским страхованием. Пентагон не сможет позволить себе одновременное улучшение противоракетной обороны, создание нового высокотехнологичного оружия и замену всего имеющегося у него устаревшего снаряжения. Команда Буша поручилась, что избавится от реликтов времен холодной войны, но пока еще не определила ни одного приоритета в выборе оружия на сокращение. На самом деле Пентагон до сих пор планирует потратить 340 млрд. долларов США на 3700 пилотируемых истребителей: F-22 Raptor и Joint Strike Fighter корпорации Lockheed Martin Corp. и Superhornet, производимый компанией Boeing.
Многие эксперты задаются вопросом, насколько все это действительно необходимо. Меткость оружия точного наведения означает, что для уничтожения цели потребуется меньшее количество самолетовылетов. ВВС же критикуют за приобретение нескольких тысяч новых самолетов-истребителей, в то время когда доступ к наземным базам особенно затруднен. В Афганистане бомбардировщики и самолеты, базирующиеся на авианосцах, сделали всю работу.
С другой стороны, Пентагон не намерен слишком уж полагаться на уроки войны в Афганистане. Ранее, в конфликте в Косове, как раз истребители ВВС несли основную нагрузку, замечает генерал Джон Джампер, главнокомандующий ВВС. Рамсфельд добавляет: «Было бы ошибкой расценивать Афганистан как модель, которая будет копироваться».
Замена

На деле мы не можем знать, что станет следующей угрозой. Именно поэтому некоторые аналитики по обороне призывают военных воздержаться от заключения пари. Они могли бы, например, приобрести меньших размеров флот, меньше истребителей наземного базирования, чем планировалось изначально, и потратить сбереженные деньги на бомбардировщики и палубную авиацию, которые не зависят от хороших отношений с соседями по базам. Кое-кто в Пентагоне хочет создать новый бомбардировщик или перезапустить производственную линию бомбардировщика В-2 Northrop Grumman. Высшие чины ВВС противостоят обоим вариантам, опасаясь, что новые затраты на бомбардировщики будут такими же, как и на F-22.
Противостояние такого рода сделает достижение радикальных изменений в армии нелегким для Буша. Но Пентагон развернется, несмотря ни на что. В 1999 году, будучи кандидатом в президенты, Буш недооценил его возможности — так же, как и множество врагов Америки. Последние, впрочем, сделали это с риском для себя.

Стен Крок (Stan Crock) из Вашингтона, Стенли Холмс (Stanley Holmes) из Сиэтла, Декстер Робертс (Dexter Roberts) из Пекина и материалы бюро. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK