Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Солдатские матери понравились отцам-командирам"

Генералы сформировали собственный комитет солдатских матерей.16 ноября на сборе руководящего состава Вооруженных сил министр обороны Сергей Иванов поставил задачу создать в войсках родительские комитеты. Спустя всего неделю начальник Тыла Вооруженных сил, замминистра обороны генерал армии Владимир Исаков и командующий войсками МВО генерал-полковник Владимир Бакин уже выполняли указание министра. И лично провели первый эксперимент в 467-м гвардейском Краснознаменном окружном учебном центре подготовки младших специалистов, дислоцированном в Коврове. Мероприятие освещалось Первым каналом, НТВ и другими СМИ. Эксперимент прошел на ура. Родители, которые так и не поняли, почему именно им была оказана высокая честь оказаться в центре внимания замминистра и командующего округом, образовали первый в России родительский комитет мотострелкового полка.

Рост подворотничков на 866%
 

Уже с КПП территория окружного учебного центра (ОУЦ), куда из близлежащих населенных пунктов привезли родителей 12 солдат, радовала генеральский глаз: бордюрный камень был белее снега, инспектор ВАИ красиво замер у стоящего на пьедестале танка с номером 001, а с огромного плаката на солдатских матерей очень по-доброму смотрел министр обороны. Причем Сергей Иванов, видимо, как автор идеи создания родительских комитетов, на плакате был изображен трижды: сначала в самом центре в каком-то белом ореоле, потом с начальником ОУЦ генерал-майором Геннадием Омельченко и владимирским губернатором Николаем Виноградовым, и, наконец, вместе с командующим МВО Владимиром Бакиным. «Который в центре, вроде на Путина похож», — не разобралась одна из матерей. Но разбираться было некогда: родителям была дана команда не отставать. По периметру армейского плаца размером в два футбольных поля уже вовсю маршировал рядовой состав. Сразу было видно, что бойцам приятно чеканить шаг: они громко распевали красивую старинную походную песню и наматывали круг за кругом. 

Родителей повели в «Казарму №1», от которой за версту пахло свежей краской. Здесь по полочкам была разложена военная амуниция: трусы, портянки, кальсоны, шапки-ушанки, армейские сапоги и валенки и даже банные тапочки. Они лежали на стендах как бесценные раритеты. Владимир Исаков подержал в руках рулон туалетной бумаги и обратился к матерям: «Нужно это?» — «Ну как же!» — согласились матери. «50 метров на месяц», — заверил замминистра. «Вот ведь раньше рядовому на весь срок службы полагалось всего 12 подворотничков, а теперь 104!» — подтвердили возросшие расходы ведомства военачальники. Тут же простые воины демонстрировали искусство наматывания портянок. «Нас часто просят передать солдатам шерстяные носочки, — ласково рассказывали командиры. — Но ведь никак нельзя — не по уставу!» На плакатах были расписаны нормы обмундирования: трусов и носков — 2 пары на год, зато портянок — целых 7 пар.

Сами солим, сами маринуем

Но, похоже, ни нормы, ни речи замминистра уже почти не интересовали матерей. Они как завороженные смотрели на своих детей, с которыми лишний раз позволил свидеться военкомат. А размякшие бойцы льнули к матерям, позабыв об отцах-командирах. Глаза у некоторых — явно на мокром месте. Но им предстояло еще продемонстрировать свои боевые навыки на специальных тренажерах в учебном классе, а потом и на полигоне. Подошвы ботинок причмокивали на толстом слое свежего сурика на ступенях смотровой башни полигона: краски к визиту замминистра не пожалели. Щуплый солдатик доложил технические характеристики самоходной артиллерийской установки. «Молодец, орел! — обрадовались командиры. — Видите, как он без запинки отрапортовал обо всем, что написано у него за спиной!» 

В коридорах полкового медпункта, совершенно случайно, по его словам, оказался начальник Главного военно-медицинского управления генерал-полковник Игорь Быков. Пациенты в мягких байковых пижамах уставились в телеэкран: там шла передача, конечно же, про воинскую службу. Как оказалось — с DVD-плеера. Другие играли в шахматы или увлеченно изучали армейскую литературу. Сервировке уютного медпунктовского кафе мог позавидовать иной провинциальный ресторан. «Думаете, показуха?» — отвергли всякие сомнения генералы. «Какая показуха? — вторили те, кто рангом пониже. — Мы тут неделю назад были — все было точно так же!» 

Уже в простой солдатской столовой на столах были расставлены законсервированные разносолы и варенья. Матери вытаращили глаза на стеклянные банки. «У нас все как дома! — подтвердили командиры. — Сами солим, сами маринуем!» И усадили родителей вместе с сыновьями. «Сейчас готовится постановление правительства, — упредил Владимир Исаков, на глаз оценивая объемы порций. — Количество жиров и белков существенно возрастет!» После солдатского шницеля с компотом тут же и был избран родительский комитет полка из 8 человек.

Лишь бы сапоги не жали
 

«Вы видите: мы совершенно открыты для родителей. Пусть приезжают и смотрят родительским глазом, как воины живут, как питаются. Совместный контроль только укрепит боеготовность армии», — стал подводить итоги Владимир Исаков. «Родители хотят, чтобы их сыновья служили Родине — что может быть прекрасней этого!» — патетически провозгласил генерал армии, удовлетворенный как начальник тыла плодами трудов своих. По иронии, именно в тот день, когда в армии был образован первый родительский комитет, Совет Федерации единогласно одобрил федеральный закон о возрождении института гауптвахты. В Союзе комитетов солдатских матерей России уже осудили возвращение к прежней практике наказаний военнослужащих. Там полагают, что и сами родительские комитеты будут абсолютно неэффективны: «Принцип воинской службы — экстерриториальный, трудно представить, чтобы родители солдата-срочника из Москвы поехали инспектировать воинскую часть на Дальний Восток».

Сами родители толком так и не смогли объяснить, зачем их, собственно, собрали. «Мы всем довольны и очень рады, что наш сын здесь служит», — повторяли они друг за другом словно под гипнозом. Еще бы, их дети служат в нескольких часах езды от родного дома — такая удача! Добиться ответа, как же они будут контролировать полковых начальников, не удалось: «Нам генералы сказали: в случае чего жалуйтесь командиру. А чего жаловаться-то, спасибо им только! Вот, правда, моему сапоги жмут, видно не того размера, так что же я из-за такой ерунды полковника беспокоить буду?» И сыновья проявляли такое же единодушие: «Службой довольны, командиры у нас хорошие!» Только одна из матерей в доверительной беседе все-таки призналась: «Как не хотела я, чтобы мой сын шел в армию, так и сейчас не хочу, чтобы он служил». А матери тех, кто ушел на воинскую службу в этот осенний призыв, тихо сокрушались: «Вот наши бедолаги, попали-то — на два года, а с весеннего призыва — уже только полтора служить». 

«Вам не о чем беспокоиться, наш учебный центр — кузница кадров для мотострелковых войск, — заверяли командиры, — здесь нет ни дедовщины, ни неуставных отношений». Родителей не стали пугать рассказами о том, что три года назад из части одновременно сбежали трое солдат, и ситуацией в части заинтересовалась военная прокуратура. Тогда же произошел и самый громкий скандал за всю историю учебного центра: призванный из Московской области рядовой Алексей Алехин во время учебных стрельб убил из автомата двух офицеров и ранил сержанта. Тогда инцидент объяснили семейными неурядицами. Рядовой был признан шизофреником и отправлен на принудительное лечение.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK