Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СОЛОВЬЕВ С ЕДОЙ"

Возвращение Владимира Соловьева в российское телепространство — важнейший симптом переориентации российской медиамашины на возвращение Владимира Путина в президентское кресло.    До выхода «Поединка» (так в косметических целях переименовали программу «К барьеру!») прогнозы строить рано, но Олег Добродеев, предложивший Соловьеву работу, известен как человек с редкой интуицией. Несомненно также, что подобные решения не принимаются без верховной санкции. Как заметил сам Соловьев в книге «Путин. Путеводитель для неравнодушных» — к бумажным СМИ нынешний премьер холоден: «Кто их читает, эти газеты!» А вот какое значение он придает телепространству, его зачистке от чуждых и насаждению своих, общеизвестно.
   Я не стал бы напрямую утверждать, что Соловьев, намекающий в упомянутой книге на значительную близость к нацлидеру и многократные неформальные контакты с ним, — вот так вот сразу человек Путина. Он символ путинской эпохи, а это важней. Соловьев идеально соответствует стилю этой эпохи — например, мало кто умеет с той же неподражаемой прямотой признавать правоту оппонента. А потом на голубом глазу говорить: «Ну да. И что?» Отсюда — впечатление необычайной, на грани риска, соловьевской смелости: я лично знаю нескольких таксистов, регулярно слушающих «Серебряный дождь» и поражающихся, как это он так может. Соловьев признает пороки отечественной системы с опережением, со всей храбростью критика, которому можно, — и виртуозно доказывает, что это не пороки, а достоинства. Или что иначе нельзя. Мало кто умеет так яростно обрушиться на второстепенное и частное, чтобы тем ослепительнее возвеличить главное и общее. Мало кто спо-собен так точно просчитать концепцию полемической программы, чтобы для за-щиты наиболее здравой точки зрения при-гласить наиболее оди-озного персонажа. Стиль путинской эпохи, стиль наиболее удачливых пиарщиков и идеологов Путина заключается именно в сочетании пылкой лояльности и умеренной наглости, в признании очевидного зла и отрицании его вредоносности. Это то самое, что Василий Аксенов в «Рандеву» определил как «примазаться, погреться в лучах, сдержанно хамить…», — и надо честно признать, что Соловьев делает это талантливо, если не гениально. Доверять этому человеку нельзя, даже когда он здоровается, но невозможно им не любоваться. Впрочем, у Путина и его присных есть хоть такой стиль, а у ВРИО и этого нет: поскольку в России слушают не слова, а интонацию, — немудрено, что годы правления Дмитрия Медведева воспринимаются как мутное пятно.Зачем понадобилось возвращать «К барьеру!» под новым именем, вопрос спорный и непринципиальный. Ясно, что даже имитационная по сути полемика лучше полного ее отсутствия: программа Соловьева позволяла озвучить перед большой телеаудиторией самые половинчатые оппозиционные тезисы или публично окоротить зарвавшегося апологета суверенитетов или вертикалей (все такие апологеты, как назло, довольно слабые полемисты). Но люди, возвращающие Соловьева в федеральный эфир (на сей раз на канал «Россия-1»), руководствуются, на-до полагать, никак не интересами зрителя, которому без дискуссий скучно. Зритель у нас ко всему привыкает. Думаю, Соловьев возвращается, прежде всего, как символ так называемого жирного восьмилетия, когда кризиса еще не было и вертикаль казалась незыблемой: он начинает исподволь готовить общественное мнение к возвращению этих времен и настоящего хозяина. Но подозреваю также, что перед Соловьевым ставится куда более масштабная задача: он и в книгах своих умел талантливо внушать читателю, что Путин не просто лучший, а единственный выбор. В качестве такового пропагандиста ему — как элитным политобозревателям времен позднего застоя — разрешалось иногда называть кошку кошкой, но лишь затем, чтобы в следующей фразе провозгласить ее царем зверей. Владимиру Путину нужна не просто победа — она ему обеспечена, — а триумф.
   Правду сказать, это возвращение (пока только соловьевское) представляется мне отрадным, потому что откровенным. Ведь главное сходство национального лидера и его основного телепропагандиста заключается в столь полном отсутствии моральной рефлексии (чтобы уж не употреблять затрепанного слова «совесть»), что в смысле наглядности нечего больше и желать. Имеющий глаза да увидит, а увидев, да сделает выводы. И выводы эти могут оказаться совсем не так предсказуемы, как кажется.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK