Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СООБРАЗИМ НА ТРОИХ"

Куда ведут основные направления таможенно-тарифной политики.    Минэкономразвития обнародовало документ под названием «Основные направления таможенно-тарифной политики на 2011 год и плановый период 2012 и 2013 годов». Конечно, первое, что интересует в подобном документе, — это пошлины. Что там впереди? Снижение или повышение? Скажем сразу, в этом вопросе революций не ожидается: импортный тариф незначительно снизится. Если в 2009 году средневзвешенная ставка ввозных таможенных пошлин составила 10,61%, то в 2010 году она прогнозируется на уровне 10,15%, в 2011 году — 10,05%, в 2012-м — 9,85%. Но в упомянутом документе есть и еще кое-что интересное.
   
УТРОЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО РЫНКА
   В центре «Основных направлений…» — таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана (ТС). Его создание — процесс многоцелевой.
   ТС можно рассматривать как антикризисную меру. Логика такая: кризис показал, что лучше других его острую фазу прошел Китай, где была сделана ставка на развитие внутреннего рынка. Под этим углом зрения ТС теоретически можно представить как единый расширенный внутренний рынок стран-союзников. Для того чтобы ТС функционировал именно так, требуется постоянно находить компромиссные решения по многим острым вопросам. Соответствующая привычка вырабатывается с большим трудом.
   Прогресс есть, о чем свидетельствует, например, согласование вопроса о пропорциях дележа импортных таможенных поступлений на внешней границе ТС: в бюджет России пойдет 87,97%, Казахстана — 7,33%, а Белоруссии — 4,7%. О том, что проблемы остаются, свидетельствует отсутствие аналогичного прогресса по экспортным пошлинам. Официально «на первом этапе» строительства ТС экспортные пошлины останутся в распоряжении стран-экспортеров, их дележ предполагается «в дальнейшем». Технически сначала их требуется унифицировать, но центральный вопрос — экспортные пошлины на нефть, которыми ни Россия, ни Казахстан делиться не собираются.
   Поэтому в чистом виде таможенный союз вряд ли будет построен. Его наиболее вероятная конструкция, которая может быть реализована на практике, — союз с так называемыми «изъятиями». Подобные «изъятия» из общих правил присутствовали во всех прежних попытках создания таможенного союза (в составе пяти стран, когда к сегодняшней тройке добавлялись Киргизия и Таджикистан) или в режиме свободной торговли, соглашение о которой существовало между Россией и Украиной. Всегда вопросы нефтяных пошлин выносились за скобки общих договоренностей и становились российскими «изъятиями». Конечно, для того, чтобы Россия сумела пролоббировать свой нефтяной интерес, необходимо не только ответное понимание со стороны экспортирующего нефть Казахстана, — что-то должна получить и Белоруссия.
   Возможный вариант — включение в «изъятия» экспортных пошлин и на нефтепродукты. Но тогда в полный рост встает вопрос о том, облагаются ли пошлинами и в какой мере нефтепоставки в Белоруссию из России и Казахстана. Пока Россия навязала Белоруссии вариант, когда в рамках определенной квоты (6,3 млн тонн нефти) пошлина не взимается, за все, что сверх того — а Белоруссия рассчитывает получить из России в 2010-м еще 15,2 млн тонн — придется заплатить 100-процентную пошлину. Эта ситуация уже стала предметом обращения Минска в Экономический суд СНГ. Правда, решения этого суда носят рекомендательный характер, так что все равно придется искать компромиссы.
   
МЕНЯЕМ ВТО НА ТС
    ТС, по определению, — это делегирование принятия решений в таможенно-тарифной сфере на наднациональный уровень. Фокус в том, чтобы при этом суметь пролоббировать свой национальный интерес. А это уже экономика пополам с геополитикой.
   В «Основных направлениях…» прямо говорится, что Россия твердо намерена закрепить за собой лидирующие позиции в ТС. Цель сформулирована так: «Необходимо вести дело к тому, чтобы ведущая роль России в таможенном союзе подкреплялась конкретными результатами в отношении соблюдения экономических и торгово-политических интересов российской стороны». Но авторы документа не скрывают, что до этой цели пока далеко. «Эффективные механизмы продвижения позиции России в таможенном союзе» еще «предстоит выработать и внедрить». Слаба «обосновательная база» того, что предлагает в ТС Россия. Есть и такие риски, как «возможное увеличение транзакционных издержек для отдельных российских участников внешнеэкономической деятельности, ущемление интересов некоторых групп отечественных товаропроизводителей, межбюджетный перелив финансовых средств, «перетекание» внешнеторговых потоков в страны с меньшими таможенными издержками».
   В общем, дыр в ТС пока больше, чем в швейцарском сыре. Но приоритет именно он, а не присоединение России к ВТО. Из «Основных направлений…» это следует совершенно недвусмысленно. Достаточно привести следующий пассаж, где фактически расставлены приоритеты: «В полном объеме начнет функционировать таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, определятся основные параметры единого экономического пространства трех стран, будет создана многосторонняя зона свободной торговли СНГ, Россия в наиболее вероятном сценарии станет членом ВТО». Присоединение России к ВТО хоть и названо «наиболее вероятным сценарием», но это дело десятое.
   Несмотря на то, что Россия, по существу, согласовала все вопросы присоединения к ВТО, кроме размера господдержки сельского хозяйства и пошлин на вывоз леса, приоритет построения таможенного союза фактически перечеркивает всю сделанную работу. Одновременно вступать в ВТО и в ТС невозможно, так как все условия, о которых сумеет договориться с приемной комиссией ВТО Россия, автоматически распространятся на ее таможенных союзников, с чем ВТО не может согласиться.
   Этот крутой геополитический вираж заложил премьер Владимир Путин. Именно он первым, 9 июня 2009 года, заявил о том, что Россия будет вступать в ВТО в рамках ТС. Однако подобной практики ВТО не знает. И получается, что Россия фактически выбирает ТС в качестве альтернативы ВТО. Тем самым она отказывается от активного участия в выработке правил международной торговли, которые постоянно обновляет ВТО и которые России все равно придется соблюдать. Она отказывается от защиты экспортеров российской промышленной продукции, которую усиливает членство в ВТО. Зачем? Расчет на то, что в ВТО примут и так? Вопрос… Единственное условно рациональное объяснение состоит в том, что в итоге Россия никому не уступает ни пяди своего экономического суверенитета (в рамках ТС она рассчитывает на роль безусловного лидера). Но это явный рецидив старой болезни изоляционизма — «мы наш, мы новый мир построим». Пусть и в весьма скромных масштабах.
   

   Отказ от ВТО в пользу таможенного союза
   Россия фактически выбирает ТС в качестве альтернативы ВТО. Тем самым она отказывается от активного участия в выработке правил международной торговли, которые постоянно обновляет ВТО и которые России все равно придется соблюдать. Она отказывается от защиты экспортеров российской промышленной продукции, которую усиливает членство в ВТО.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK