Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СОР ИЗ ИЗБЫ"

Сбербанк обнародовал список своих бывших работников, уволенных за различные незаконные действия. В банковском сообществе эта инициатива поддержки пока не нашла.    Крупнейшая кредитная организа-ция страны — Сбербанк — решилась на смелый шаг. Банк опубликовал на сайте список своих бывших работников, уволенных с 1 января прошлого года в связи с совершением незаконных действий. Сейчас в перечне, который будет периодически пополняться, 426 фамилий. Руководство Сбербанка говорит, что обнародование этих фамилий проводится «в рамках работы по повышению уровня прозрачности деятельности банка с целью предупреждения возможных противоправных действий со-трудников, повышения степени доверия клиентов к Сбербанку и совершенствования системы безопасности внутри финансовых институтов». Последнее означает, что крупнейшая кредитная организация страны готова взять на себя роль пионера в очищении банковского сек-тора от мошенничества и недобросовестности.
   
ДОКОПАТЬСЯ ДО СУТИ
   Строго говоря, пионерами в деле составления черных списков банковских работников стали Центробанк и Агентство по страхованию вкладов (АСВ). В 2008 году они вывесили на своих сайтах первый черный список бан-киров. Правда, в него входили в ос-новном топ-мене-джеры разорившихся банков. В списке же Сбербанка фи-гурируют, как правило, уп-равленцы средней руки.
   Президент Ассоциации ре-гиональных банков «Россия», член комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков решением Сбербанка доволен и говорит, что готов пойти еще дальше и ввести не ограниченный по времени запрет на занятие банковским делом для тех, кто был хоть раз уличен в противоправных действиях на прежнем месте работы в кредитных организациях. По словам депутата, в недрах профильного думского комитета вскоре может родиться законопроект, вводящий материальную от-ветственность персонала за нанесение ущерба банку, на-пример за откаты. «Думаю, этот шаг Сбербанка правильный, поскольку дис-циплинирует сотрудников банков», — резюмирует эксперт.
   Чем же провинились люди, попавшие в черный спи-сок Сбербанка? Основным видом злоупотреблений по-прежнему остается выдача кредитов за откаты. Именно откаты стали едва ли не главным бичом Сбербанка в последнее время. Вот лишь одна из последних историй: в начале месяца было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего управляющего Аткарским отделением банка в Саратовской области Сергея Кондратова. По версии следствия, в 2003-2009 годах он за взятки санкционировал выдачу кредитов предприятиям и населению по фиктивным документам, чем нанес банку ущерб в 550 млн рублей.
   Не меньший урон имиджу банка наносят рядовые клерки, ворующие деньги со «спящих» счетов, то есть счетов, по которым не про-водилось операций на протяжении трех-пяти лет. Громкое дело прошлого года — сотрудницы Мещанского отделения Сбербанка похитили с забытых пенсионерами счетов порядка 2,5 млн рублей. Как сообщили в службе безопасности банка, все сотрудники Мещанского отделения, имевшие отношение к совершению мошеннических операций, уволены, документы по результатам проверки переданы в правоохранительные органы, но имена уволенных сотрудников тогда не раскрыли. Всего же в Сбербан-ке на «спящих» вкладах сейчас находится порядка 200-240 млрд рублей.
   Первый исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Мурычев считает идею Сбербанка революционной. «С точки зрения повышения прозрачности и уровня корпоративного управления это неплохое решение, — отмечает Мурычев. — На уровне среднего звена и ниже черных списков нет. И нередко такие сотрудники бегают из банка в банк: проштрафившись в одной кредитной организации, без труда переходят в другую и продолжают нарушать закон». Публикация информации, по мнению Мурычева, позволит перекрыть такие хо-ды, поможет навести порядок в банковской сфере в целом. Кроме того, список будет дисциплинировать ра-ботающих сотрудников, которые станут больше внимания уделять своей репутации на рынке. Возможно, страх потерять работу в небольшом городе для них будет важнее мошеннических схем.
   Однако другие кредит-ные организации, несмотря на то, что сталкиваются с та-кими же проблемами, инициативу «старшего брата» по банковскому цеху поддержать по-ка не готовы. Конкуренты Сбербанкане очень понимают смысл публикации черного списка. Если человек уволен по статье Трудового кодекса, то другая кредитная организация (да и любая иная), куда он придет трудоустраиваться, неизбежно обратит на это внимание благодаря соответствующей записи в трудовой книжке. Кроме того, взаимодействие служб безопасности в банковском сообществе налажено неплохо, и вычислить мошенника не составляет труда — профессионалам-«безопасникам» для этого не нужно заходить на сайт Сбербанка. Поэтому вряд ли стоит ждать появления в ближайшее время черных списков от других банков. К примеру, в «ВТБ 24» говорят, что аналогичный список в банке существует, но он предназначен лишь для внутреннего пользования. Не собираются в ближайшее время предавать огласке име-на проштрафившихся со-трудников и в других крупных российских банках.
   Некоторые банкиры считают, что Сбербанк, пойдя на этот неординарный шаг, не повысит доверия клиентов, а, напротив, отпугнет их: уж больно много сотрудников числится в черном списке. В Сбербанке с этим не согласны — мол, нужно все-таки учитывать масштаб банка и численность его персонала. А это почти 250 тыс. человек, значит, за полтора года в злоупотреблениях уличено всего 17 человек на 10 тыс. персонала. Это вполне приемлемый процент кадрового «брака» даже по западным банковским меркам.
   
ДЕ-ЮРЕ ЛИ?
   Юридическая чистота пуб-личной порки Сбербанком своих бывших сотрудников тоже оставляет немало вопросов. Большинству из экс-работников, к которым Сбер-банк имеет претензии, инкриминируются пункты 5 и 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ: «неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязаннос-тей, если он имеет дисциплинарное взыскание» и «совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя». Вопрос номер один: насколько руководство бан-ка уверено в том, что, условно говоря, где-нибудь на Ал-тае или в Мурманске обвинение в неоднократном неисполнении работником без уважительных причин трудовых обязанностей связано действительно с недобросовестностью, а не с тем, что человек просто не сошелся характером со своим непосредственным начальником?
   Вопрос номер два: не спешит ли банк, внеся в черный список тех, кто был уволен совсем недавно, в том числе в первой половине августа? У них еще не скоро истечет срок давности по административным делам, и свое увольнение они запросто могут оспорить через суд. А суды в последнее время, согласно статистике, при рассмотрении вопросов о за-конности увольнения в подавляющем числе случаев занимают сторону работника, а не работодателя.
   Вопрос номер три связан со ст. 88 ТК РФ, в соответствии с которой работодатель не имеет права сообщать персональные данные работника третьей стороне «без письменного согласия работника». Есть ли в трудовых договорах с проштрафившимися экс-сотрудниками Сбербанка пункт о разрешении на распространение личных сведений, неизвестно. В банке это не комментируют, утверждая, что все юридические вопросы тщательно проработаны.
   Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов и такой аспект проблемы. Если сотрудник банка действительно злоу-потребил доверием и совершил противоправные действия, он должен понести наказание. И возможно, для кого-то испорченная репутация и дурная слава в профессиональном сообществе могут оказаться более сильным сдерживающим фактором, чем увольнение и даже суд.
   

   ЛОПНУВШИХ БАНКОВ БАРАБАНЩИКИ
   В черные списки ЦБ и АСВ входят исключительно топ-менеджеры рухнувших банков — президенты, председа-тели правления и их заместители, реже — члены правления, члены совета директоров и управляющие филиалов. В список попадают конкретные лица, в отношении кото-рых принято соответствующее судебное решение. Сейчас в списке 25 фамилий топ-менеджеров банков, привлекавшихся арбитражными судами к гражданско-правовой ответственности, и три фамилии председателей правления, осужденных по ст. 196 УК РФ («преднамеренное банкротство»). Регуляр-ным обновлением этого реестра ЦБ и АСВ себя не утруждают: последний «апдейт» датируется серединой февраля нынешнего года.
   Кроме того, ЦБ, уже без участия АСВ, ведет еще один черный список банковских топ-менеджеров. В отличие от вышеописанного он закрыт для посторонних глаз. Этот реестр является детищем убитого четыре года назад первого зампреда ЦБ Андрея Козлова и служит подспорьем территориальным структурам регулятора, когда те принимают решение о согласовании той или иной кандидатуры на высокую должность. В список попали руководители банков, лишившихся лицензий, и этот перечень куда более широк: его дополняют главные бухгалтеры, их заместители и даже более низкие по статусу банковские клерки, несущие ответственность за доведение банка до отзыва лицензии. Любому попавшему в этот список Центробанк в соответствии с собственной инструкцией вправе заблокировать право на занятие руководящих должностей в кредитных организациях в течение следующих пяти лет — это означает запрет на профессию. Как ранее заявлял глава департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаил Сухов, по состоянию на середину мая список включал в себя 2,9 тыс. фамилий топ-менеджеров.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK